Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Квартал будущего: «Сколково Парк» для жизни, работы, отдыха и развития РБК и Сколково Парк, 07:39 Суд Пенсильвании отказался считать закон о выборах неконституционным Политика, 07:36 Гидрометцентр пообещал москвичам снег и облачную погоду в воскресенье Общество, 07:27 В Роскачестве назвали признаки опасной для питья воды в бутылках Общество, 07:13 В подмосковных Химках из-за пожара в жилых домах эвакуировали 100 человек Общество, 06:43 В Степанакерт на помощь населению прибыли военные медики России Общество, 06:27 Эксперт сообщила о новых проверках пенсионеров в 2021 году Общество, 05:48 МВД даст доступ каршерингу и такси к базе данных ГИБДД о правах водителей Общество, 05:43 Из чего сделано будущее: технологические киты цифровой трансформации РБК и Intel NUC, 05:15 СМИ узнали о планах Мелании Трамп написать мемуары Общество, 05:13 Пушков оценил последствия убийства иранского ученого Общество, 04:57 В Киеве на журналистку напали во время прямого эфира Общество, 04:14 Число заразившихся коронавирусом в мире превысило 62 млн Общество, 03:57 Британские вирусологи оценили данные об эффективности вакцины «Спутник V» Общество, 03:51
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
70-летие Победы ,  
0 
Любовь Борусяк и Алексей Левинсон

Героическое настоящее: как 9 мая мы победили Америку

Праздник 9 мая из дня памяти превратился в день гордости. И сравнился для россиян по важности с днем рождения

​Все более важный праздник

День Победы за свою долгую историю пережил немало. Его делали выходным, делали рабочим днем. В первые годы после войны у этого праздника была особенность: однополчане встречались, поддерживали фронтовое братство. Праздник был для них тем, что выделяло их из общей массы народа, одновременно объединяя в небольших все сокращающихся группах «своих». По мере того как ветеранов становилось все меньше, эти связи слабели. Ветераны из групп «для своих» превратились в историческое достояние для всех (или ни для кого, как жаловались многие из них).

Ветеранов становится совсем мало. На вопрос, как лучше всего было бы отметить день 70-летия победы над Германией, рядовые россияне чаще всего (49%) выбирают ответ «заботой о ветеранах войны». Ответ же, описывающий фактическое решение этого вопроса (отметить «парадами, шествиями, салютами, официальными приемами»),  выбрали 29%. Но в любом случае это значит, что ветераны больше не хозяева праздника Победы. «Праздником ветеранов войны» его мог считать десять лет назад каждый четвертый. Теперь доля думающих так снизилась в полтора раза.

С годами отпраздновать былую победу становится все важнее для нас. С начала 1990-х, когда этот праздник считали самым важным 25%, а свой день рождения — 43%, мы пришли к тому, что свой день рождения по-прежнему считают самым важным 42%, но 9 мая как День Победы сравнялся с ним по важности (те же 42%).

Сейчас общественное мнение разделилось на тех, кто считает этот праздник скорее «народным», и тех, кто его считает скорее праздником «государственным, официальным». В целом эти мнения имеют равный вес. Поровну (1:1) таких мнений и в среде тех, кто, по их понятиям, живет средне, — рабочих, специалистов. Но в среде тех, кто хорошо обеспечен — начальственной должностью или деньгами, — этот праздник подавляющим большинством (4:1) считают «народным». А скорее государственным, чем народным, он считается среди наименее обеспеченной части народа — людей с наименьшим достатком (2,5:1), с наименьшим образованием (3:1) и живущих в селе (4:1).

День победы в России отметили с особенным размахом
Фотогалерея 
<p>Парад Победы на Красной площади в Москве стал самым масштабным в новейшей истории России. В нем приняли участие более 16 тыс. военнослужащих, около 150 самолетов и 194 единицы военной техники, включая главную новинку &mdash; бронетехнику нового поколения на базе универсальной гусеничной платформы &laquo;Армата&raquo;.</p>

Встали с колен

То, что праздник «народный», и подогревает интерес руководителей к нему, их желание использовать историческую память в сиюминутных политических интересах. Положим, Сталин не пытался капитализировать ресурс победы. Но роль Брежнева в войне и победе всячески раздували. Нынешние политики также хотели бы использовать потенциал социальной солидарности, связанной с отношением российского народа к войне и победе. Им это легче всех прочих, поскольку сейчас совместно действует несколько сильных факторов.

Рейтинг одобрения Владимира Путина в апреле 2013 года был на уровне 63% (что по мировым меркам очень много), в апреле 2014-го — на уровне 82%, а в нынешнем апреле — на уровне 86%. Понятно, что этот уровень достигнут акцией по присоединению Крыма. И россиян привело в восторг не только и не столько само присоединение, сколько тот факт, что Россия этим жестом утвердила себя снова в звании великой державы. В этом наши соотечественники уверены потому, что эти действия были совершены нарочито, вопреки интересам и требованиям наших геополитических партнеров-противников, Запада и всего мирового общественного мнения. Попытки действия с ними заодно, предпринимавшиеся в течение 1990-х, теперь считаются проявлением слабости, от которого приходилось избавляться, вставать с колен.

«Взятие Крыма», «освобождение Севастополя», как часто в народе называли эту акцию, потому вызывало ассоциации с победами в Великой Отечественной войне: Россия снова победила самого могущественного противника. События на Украине не раз получали в публике названия «третьей мировой войны». В этих шутках была доля правды, ибо украинский конфликт трактуется в России как ее противостояние с Америкой. И страна, одобряя голосами 86 человек из ста деятельность Путина на посту президента РФ, одобряет именно такую политику.

Горячие головы — их набирается до трети — думают, что Россия победит и в настоящей термоядерной войне с США/НАТО (правда, 52% полагают, что в такой войне не может быть победителей). А апелляция к победе в 1945 году сейчас как никогда за прошедшие 70 лет служит этим горячим головам поддержкой.

Приедут — не приедут

Ежегодно в День Победы в интернете появляется много записей, фотографий, обсуждений, посвященных этому дню. Особенно это заметно в юбилейные годы. Но никогда прежде активность интернет-пользователей не была столь высокой, как в нынешнем году: она возросла на порядок. Обычно накануне 9 мая и в сам этот день люди вспоминают своих погибших или выживших на войне родственников, с каждым годом все чаще выкладывают в сеть их фотографии, обсуждают только что просмотренный парад, вечером — салют, делятся с друзьями по социальным сетям, как провели праздничный день.

Количество такого рода записей из года в год менялось не очень сильно, а в прошлом году заметно упало. Тогда все внимание было сосредоточено на событиях в Крыму, и День Победы с этими событиями еще не связывали. По крайней мере, об этом писали на форумах и в блогах только наиболее политически ангажированные интернет-пользователи или те, кто поехал на длинные майские каникулы в Крым, особенно в Севастополь.

В нынешнем году все изменилось кардинально. С волнением думать о предстоящих торжествах начали практически за месяц. Уже с начала апреля на всех интернет-площадках шло обсуждение: приедут или не приедут главы государств на парад в Москву. Несмотря на санкции, несмотря на то, что в течение многих месяцев странам антигитлеровской коалиции единодушно отказывали в какой-то существенной роли в победе во Второй мировой, несмотря на весь негатив по отношению к этим странам, который рос в течение последнего года, эта тема оказалась чрезвычайно важной. Каждая публикация в СМИ о том, что кто-то из глав государств колеблется и, может быть, все-таки приедет, тут же начинала активно обсуждаться.

Принципиально важным казалось, чтобы приехали. Это доказало бы самим участникам обсуждений, что «мы» победили, а «они» признали наконец за нами пальму первенства. То, что «они» не знают, кто настоящий победитель во Второй мировой, воспринималось как очевидный факт. Важнее, что это бесконечное «приедут — не приедут» находилось уже в тесной связке с украинскими событиями и Крымом. Если приедут, значит признали наше право на Крым. Когда стало ясно, что участвовать в празднованиях не будет практически никто из глав европейских государств, эта тема ушла на периферию дискуссий, о ней словно забыли.

Героическое настоящее

Подготовка к празднованию юбилея Победы шла долго и бурно обсуждалась в интернете. Каждая репетиция парада тиражировалась в тысячах и тысячах фотографий и радостных комментариев к ним. Но в какой-то момент появились и критические голоса: правильно ли, что георгиевские ленточки повязывают везде и всюду, вплоть до собачьих ошейников? Хорошо ли, что в некоторых школах детей без ленточек не пускают на занятия? Нормально ли, что на дорогих автомобилях написано не только «Спасибо деду за Победу!» (это сомнений не вызывает), но и «На Берлин!»? Противники политики властей единодушно осуждали все это, подкрепляя свои записи особо выразительными фотографиями вроде малышей в гвардейской форме и подростков, с ног до головы увешанных ленточками. Но большинство все же сочли все это перегибами в хорошем деле: «Ну да, пожалуй, это слишком, но хотели как лучше!»

Важной темой обсуждений было: что мы празднуем 9 мая? Это день скорби по погибшим или день радости, что победили, и гордости за свою страну? На этот раз главной оказалась тема гордости. Мы должны гордиться своим прошлым, а теперь наконец не меньшее право имеем гордиться и настоящим. Мы выполнили завет дедов, мы снова победили своих врагов.

А потому празднование было чрезвычайно массовым и чрезвычайно радостным. Интернет-площадки просто переполнены фотографиями всех праздничных мероприятий, куда пришли миллионы людей, большинство с ленточками, которые, как кажется людям, связали славное прошлое со славным настоящим.

А память о прошлом выразилась в намного более массовом, чем раньше, участии в акции «Бессмертный полк», которая проходит уже несколько лет по инициативе закрытого ныне томского телеканала ТВ2. К этой акции готовились: увеличивали и наклеивали на картон фотографии дедов и прадедов-ветеранов и, конечно, выкладывали их в сети. Это было совершенно искреннее стремление вспомнить свои корни.

Но на этот раз движение снизу было возглавлено сверху: в Москве в шествии принял участие президент, что вызвало большую радость и гордость за него у многих участников акции, и не только у них. Это стало персонифицированным подтверждением неразрывной связи героического прошлого и героического настоящего.

Об авторах
Любовь Борусяк Любовь Борусяк, Доцент департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ Алексей Левинсон Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.