Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Мамаев сыграет первый товарищеский матч после выхода из тюрьмы Спорт, 15:25 Трамп описал свое здоровье фразой «все очень хорошо» Политика, 15:16 Роскошь и инвестиции: как состоятельные люди вкладывают в себя и будущее РБК и Райффайзенбанк, 15:12 СМИ сообщили о раненном в результате стрельбы в баре в центре Москвы Общество, 15:04 У берегов Южной Кореи произошел пожар на следовавшем из Приморья судне Общество, 14:59 Принц Абу-Даби привез Мантурова на открытие авиасалона на гольф-каре Политика, 14:52 Лукашенко счел ошибкой отказ позвать Путина на годовщину начала войны Политика, 14:45 ФСВТС заявила об интересе стран Ближнего Востока к С-400 Технологии и медиа, 14:36 Москалькова разработает спецкурс для вузов по искусственному интеллекту Технологии и медиа, 14:26 Виталий Истомин — о крабах, работе, путешествиях и личном комфорте РБК и Renault, 14:20 Боец Брансон поблагодарил участников турнира UFC за усыпивший ребенка бой Спорт, 14:09 Появилось видео буксировки украинских судов из Керчи Политика, 14:02 Лукашенко назвал глупостью разговоры о смене конституции перед выборами Политика, 13:58 Экс-советник Трампа заявил о совете скрыть беседу с Зеленским Политика, 13:44
Мнение ,  
0 
Роман Лункин Встреча церквей: начало «крестового похода» против исламского экстремизма
Встреча патриарха Кирилла и папы Франциска проходит на фоне ближневосточного конфликта, который сопровождается притеснением христиан. Задача двух лидеров — вернуть христианство в мировую политику

​Общие цели

Папа Франциск и патриарх Кирилл, каждый в своей церкви, решают похожие задачи — реформирование церковных структур и утверждение христианства как реальной силы в обществе. Франциск уже провел реформу банка Ватикана и приступает к постепенным изменениям в курии, чтобы сделать управление более мобильным и приспособленным к вызовам «новой евангелизации». Кирилл провел реформы администрации патриархата, была создана новая система отделов во главе с Синодом и Высшим церковным советом, а также Межсоборным присутствием как церковным парламентом.

Церкви пытаются присутствовать во всех сферах общества, независимо от того, как в секулярном государстве относятся к христианству. И это — по-настоящему революционная задача. Правда, в риторике папы Франциска более заметна роль диалога с любыми силами в обществе. Католики уже привыкли жить в условиях демократии. РПЦ и патриарх Кирилл настроены более воинственно и антидемократично, но приспособление к демократическим правилам в российском православии — дело времени.

Главы церквей четко определили общую повестку встречи — обсуждение защиты прав гонимых христиан. Кирилл и Франциск обеспокоены не только дискриминацией христианства на Ближнем Востоке и в Африке, но и дехристианизацией всего западного мира (например, попытками запретить ношение нательных крестов для стюардесс и размещение распятий в школах). Другая, прежде всего политическая, проблема — вытеснение церквей из общественной жизни по мере распространения псевдоисламского экстремизма. Главный интерес двух лидеров — в том, чтобы вернуть христианство в мировую политику.

Почему сейчас?

Чтобы встреча состоялась, должна была совпасть масса обстоятельств. Графики папы и патриарха чрезвычайно напряженные, к тому же нужно было найти страну, интересную для посещения в церковном смысле, но которую нельзя однозначно рассматривать как каноническую территорию православия или католицизма. Куба, конечно, католическая страна, но она близка к России как бывший член социалистического лагеря. В этом смысле место для встречи было приемлемо для обеих сторон.

Беседа и принятие совместной декларации в аэропорту, а не в храме, подчеркивает нейтральный характер встречи. Молиться Кирилл и Франциск не будут, размышлять о близости или расхождениях в вероучении тоже. Внутри РПЦ достаточно ультраконсервативных сил, которые выступают против экуменизма (сближения с другими церквями), молитв и богослужений с католиками. «Идолопоклонство» перед папством могло бы стать серьезным обвинением в адрес патриарха Кирилла.

Представители РПЦ заявляли, что встреча папы и патриарха никак не связана с предстоящим Всеправославным собором. Но эта тема возникла не случайно. Примечательно, что, поздравляя патриарха с семилетием интронизации, эту тему затронул и Владимир Путин. Президент пожелал Кириллу успехов в преодолении всех трудностей, связанных с собором, тем самым отметив ведущую роль Кирилла и интерес России в том, чтобы РПЦ была лидером мирового православия.

Всеправославный собор не созывался со времен Византии, он должен впервые определить нормы жизни православия в современном обществе: отношения с другими конфессиями, к проблемам экологии, условия предоставления автокефалии церквям, что особенно важно для РПЦ, которая успешно выступает против признания Киевского патриархата. Встреча Кирилла с папой показывает, что именно глава РПЦ от имени Восточной церкви решает проблемы мирового христианства с лидером христиан Запада. А патриарх Константинопольский Варфоломей лишь формально обладает титулом Вселенский и, находясь в турецком окружении, не обладает реальной силой.

В условиях ухудшения отношений России и Украины роль Константинопольского патриархата возрастает, так как он может шантажировать РПЦ возможностью признания существования единой православной церкви на Украине или же Киевского патриархата в отдельности. Но теперь инициатива общения с Римом от имени православия — у патриарха Кирилла. К тому же Московский патриархат является богатейшей церковью среди православных. Это немаловажно: как и в советские времена, многие иерархи Ближнего Востока, Европы, США хотят, чтобы их роскошно принимали в Москве.

Подготовка встречи​

Основа для диалога папы и патриарха стала активно готовиться с начала патриаршества Кирилла (до этого РПЦ в основном заявляла, что между двумя церквями слишком много разногласий, поэтому встреча невозможна). Формулированием общих позиций РПЦ и Ватикана с 2009 года по поручению Кирилла занимался глава ОВЦС митрополит Иларион. Постепенно были обозначены общие интересы по защите семейных ценностей и сохранению христианства в западном мире в условиях секуляризации и глобализации.

Все мог испортить украинский вопрос, но две церкви очень быстро нашли общий язык в 2014–2015 годах. Ватикан, встав над конфликтом и заявив, что в братоубийственной войне страдают все, разочаровал многих на Украине (глава грекокатолической церкви на Украине даже открыто возмутился словами папы Франциска о гражданской войне в Донбассе). Кроме того, в Крыму был найден дипломатичный вариант управления католическими приходами — создание пастырского округа, подчиненного лично папе. Без этих моментов, касающихся украинского кризиса, встреча, конечно, была бы невозможна. Но оказалось, что ради острейшей проблемы помощи христианам Ближнего Востока и Африки папа и патриарх могут отложить в сторону нерешенные вопросы.

Последствия встречи

Встреча папы и патриарха имеет символическое значение, но ее прямые и косвенные последствия уже сейчас можно предсказать. Совместное заявление глав церквей заставит политиков в разных странах мира по крайней мере учитывать проблемы христиан, вернет эту тему в мировую повестку дня наряду с проблемами беженцев и экстремизма. На практике ООН или ОБСЕ будут чаще затрагивать соответствующие темы, а европейские и американские политики начнут активнее учитывать интересы беженцев-христиан отдельно. На этом фоне церкви будут добиваться того, чтобы христиане в Европе играли ведущую роль, преодолев излишнюю тягу либералов к плюрализму, который предполагает равное присутствие в обществе даже самых незначительных религий.

Не стоит забывать, что механика конкретных решений в церкви совсем не такая, как в светском обществе. Церковные лидеры вселяют надежды, дают символические ориентиры для верующих. После встречи двух лидеров католики и православные будут лучше относиться друг к другу, но, к сожалению, вряд ли католики, ассирийцы, протестанты Ближнего Востока сразу же почувствуют улучшение ситуации. Тем не менее главы мировых держав будут стараться сохранить остатки христианства на Ближнем Востоке. В этом смысле впервые в истории папа и патриарх объявляют «крестовый поход» против исламского экстремизма. Посмотрим, кто из политиков нашьет крест на свои одежды.

Об авторах
Роман Лункин ведущий научный сотрудник Института Европы РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК