Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В NASA поздравили Китай с успешной посадкой на Марс Технологии и медиа, 08:28 В России возник дефицит древесины для строительства домов Бизнес, 08:20 В Москве и области объявили желтый уровень погодной опасности Общество, 08:02 Почему инвестиции в индустриальную недвижимость — новый тренд Партнерский материал, 07:50 ЮНИСЕФ назвал число погибших из-за палестино-израильского конфликта детей Политика, 07:39 Макрону написали третье письмо о провале безопасности во Франции Политика, 07:24 Российский бизнесмен и дочь депутата подали на развод в суд Лондона Общество, 07:01 Россияне назвали необходимую для исполнения мечты сумму Общество, 07:00 White Rabbit, киберпреступность, Билли Айлиш и мужской костюм от Dior РБК и Dior, 06:58 Вирусологи оценили влияние майских выходных на ситуацию с COVID в Москве Общество, 06:26 В Красноярском крае 10 человек пострадали в ДТП с участием микроавтобуса Общество, 06:08 В США вспомнили о России в бюллетене о внутренних угрозах Общество, 06:03 Зеленский подпишет указ о создании кибервойск на Украине Политика, 05:28 Крупнейшее с 2014 г. обострение палестино-израильского конфликта. Главное Политика, 05:11
Нобелевская премия-2015 ,  
0 
Андрей Бабицкий

From me Ту Юю: за что вручили Нобелевскую премию по медицине

Нобелевский комитет вернулся к истокам и наградил премией в области физиологии и медицины ученых, спасших миллионы жизней

​Темные лошадки

Нобелевские лауреаты по физиологии и медицине, отмеченные в 2015 году, сильно выбиваются из ряда своих предшественников. Во-первых, только один из троих ученых, Сатоси Омура, может похвастаться действительно высоким научным цитированием. Но даже он и близко не мог бы соревноваться по части узнавания в научном мире с коллегами, которым сулила премию база данных Thomson Reuters (она как раз учитывает число ссылок на научные статьи). Во-вторых, никто из лауреатов 2015 года не работает в выдающихся (из первых сотен мировых рейтингов) университетах.

Наконец, с большими научными премиями такое случается редко — даже пятилетнему ребенку можно объяснить, за что нынешние лауреаты получили свои премии. Уильям Кэмпбелл и Сатоси Омура разделили полпремии за открытие лекарств, эффективно препятствующих заражению малоизвестными тропическими болезнями, Ту Юю открыла артемизин — препарат из китайской полыни, помогающий бороться с малярией.

И это тоже отличает лауреатов нынешнего года: их открытия имеют очень понятную гуманистическую, а не только научную стоимость. Препарат ивермектин, полученный Кэмпбеллом и Омурой, входит в коктейль, при помощи которого жители третьего мира защищаются среди прочего от слоновой болезни, той самой обезображивающей напасти из школьного учебника по зоологии, в результате которой распухают конечности и мошонка, люди становятся инвалидами, и даже смотреть на них больно. По данным ВОЗ, этой болезнью заражены 120 млн человек — и треть из них уже обезображены и стали инвалидами.

Еще одна родственная болезнь, от которой помогает ивермектин, — это «речная слепота», онхоцеркоз, одна из главных причин слепоты в Западной Африке. Ее, как и слоновую болезнь, вызывают крохотные паразитические круглые черви (филярии). Благодаря современным препаратам, по оценкам ООН, от слепоты удалось спасти 600 тыс. человек. Всемирная организация здравоохранения относит оба эти заболевания, с которыми теперь можно бороться, к «забытым тропическим болезням», которые поражают в основном беднейших жителей стран третьего мира и потому привлекают не слишком много внимания у исследователей из первого мира. Кэмпбелл и Омура показали, что это не так.

Наука в шарашке

Большое научное открытие — это необходимое, но недостаточное условие получения Нобелевской премии, по меньшей мере в том виде, в каком ее задумывал основатель. Вот еще одно важное условие: открытие должно служить «максимальному благу человечества». И, глядя на премии прошлых лет, иногда приходится включать воображение, чтобы представить себе это благо. Фундаментальные открытия меняют жизнь к лучшему, но не всегда и не самым прямым путем. В 2015 году Нобелевский комитет решил вернуться к истокам и напомнить о гуманистических идеалах научной деятельности.

Третий лауреат 2015 года в этом смысле еще показательней. Самая цитируемая работа китайской исследовательницы Ту Юю — это ненаучная литература, мемуары четырехлетней давности об открытии артемизина. Само открытие замечательно еще и тем, что было сделано во время «культурной революции» в Китае, в рамках засекреченного проекта, по заказу Мао и Хо Ши Мина.

Открытое ею вещество — экстракт из китайской полыни — было описано в качестве антималярийного препарата в III веке нашей эры. Сама Юю была в первую очередь специалистом по традиционной китайской медицине — ее знакомство с обычной наукой, по собственным воспоминаниям, началось с того, что ее отправили преподавать народное знание специалистам с «западным» бэкграундом.

Можно ли было предположить, что в разгар кровавой «культурной революции», в шарашке, молодая женщина откроет (а затем синтезирует вместе с коллегами) лекарство, которое спасет миллионы жизней? Но вот так случилось: наука дышит, где хочет, — и находит свою аудиторию, проникая через любую колючую проволоку и любой железный занавес (в случае артемизина на это потребовалось больше десяти лет).

За последние 12 лет, по оценке Фонда Билла и Мелинды Гейтс, смертность от малярии сократилась на 42% — это несколько сотен тысяч человеческих жизней в год. Совсем молодых жизней — 77% смертей приходится на детей до пяти лет. Можно прикинуть, сколько пользы человечеству принесла Ту Юю и ее коллеги.

Нобелевские премии по физиологии и медицине получают исключительные исследователи, и никогда не приходится сомневаться в их заслугах. Но сегодняшнее решение Нобелевского комитета — важное напоминание о том, что человечество все еще по-настоящему, всерьез верит в науку. Ни политики, ни бизнесмены, ни ООН, ни Фонд Билла Гейтса, никто, кроме ученых, не избавит землю от болезней. Спасибо за напоминание.

Об авторах
Андрей Бабицкий Андрей Бабицкий, Заместитель главного редактора журнала РБК
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.