Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В США два россиянина признали вину в киберпреступлениях Общество, 07 мая, 23:53 В Белом доме заявили о нежелании вводить санкции против России Политика, 07 мая, 23:48 УЕФА простил девять клубов Суперлиги за €15 млн с каждого Спорт, 07 мая, 23:23 Как менялось жилье военнослужащих в Российской Империи, СССР и России РБК и ПСБ, 07 мая, 23:22 Число жертв при пожаре в Мытищах увеличилось до пяти Общество, 07 мая, 23:04 В Шереметьево приземлился самолет из Симферополя с неполадками шасси Общество, 07 мая, 22:50 Умер бывший секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев Общество, 07 мая, 22:38 Российские керлингистки вышли в полуфинал чемпионата мира Спорт, 07 мая, 22:30 Семь правил заботы о своем иммунитете РБК и Деринат, 07 мая, 22:30 В «Векторе» сообщили об отправке около 1 млн вакцин в российские регионы Общество, 07 мая, 22:28 Великобритания оставила Россию в «карантинном» списке Общество, 07 мая, 22:25 Одноклубник Овечкина удивился реакции на драку с Панариным Спорт, 07 мая, 22:19 «Сочи» на последних секундах вырвал победу в матче с «Ротором» Спорт, 07 мая, 22:12 В Татарстане в ДТП погибли четыре человека Общество, 07 мая, 21:59
Мнение ,  
0 
Мария Летарова

Второе Сямозеро: почему МЧС нужно перестать «пороть» детские лагеря

Внезапные проверки вряд ли обеспечат безопасность детей, а вот разговор участников похода с грамотным инструктором может помочь

После недавних происшествий в Карелии началась волна проверок детских лагерей. В некоторых регионах они закончились довольно предсказуемо: местные чиновники решили на всякий случай просто запретить все выезды организованных групп. Они не понимают одного — подобные запреты не только не предотвращают, а, скорее, наоборот, способствуют тому, что ситуация, подобная трагедии на Сямозере, может повториться.

На прошлой неделе вышло распоряжение Министерства образования по Республике Карелия о прекращении выхода организованных групп, территорию республики прочесывают проверки Рособрнадзора. Похожая ситуация складывается в Мурманской области (экспедиция 192 школы на кордон «Лувеньга», экспедиция юных геологов), детские лагеря и выезды проверяют с пристрастием, а потом закрывают и в тех местах, где «большой воды» нет и близко — например, в Тверской области закрыта экспедиция гимназии 1543 в Молдино, существовавшая 23 года. Под раздачу попало все — от научных экспедиций до лагерей айкидо. Про лагерь «Золото Белого моря» сказано и написано более чем достаточно: комиссия приходит в лагерь, находит какое-нибудь нарушение и под любым предлогом разгоняет уже начавшуюся смену.

На побережье Белого моря сейчас нет ни одного легального детского туристического лагеря, а должно было быть около пяти. Мы с коллегами собираемся в июле вывозить студентов на летнюю полевую биологическую практику на побережье Белого моря — и я понимаю: подобные меры не просто вредят педагогическому процессу — они делают более опасными саму сферу организованного детского туризма.

Контрафактный туризм

Причина проста: то, что в России запрещают, как правило, не исчезает, а сначала переходит в подполье — видимо, потому что запрещают у нас резко и необдуманно, без разбору, не помогая решить проблемы тех, кого запрет касается. Так было с продажей турпутевок в запрещенные страны, с ввозом санкционных продуктов и блокировками Роскомнадзора — а теперь легко может произойти и с детскими тургруппами. И, скорее всего, уже происходит.

Есть группы, которые не будут слушаться запретов, потому что не понимают их смысла, — у них нет проблем с безопасностью, с подготовкой инструкторов и детей, они делают это годами. Это педагоги, которых даже сравнивать нельзя с так называемыми педагогами лагеря на Сямозере. Они осознают ценность организованного детского отдыха и не видят причин жертвовать им из-за чьей-то халатности. Есть родители, которые отпускают детей в такие поездки, потому что уверены в профессионализме педагогов. Поэтому, невзирая на запреты, они по обоюдному согласию просто едут туда, куда собирались. Однако теперь, чтобы не быть оштрафованными и наказанными, они прячутся.

Скорее всего, у этих групп все пройдет хорошо, дети вернутся домой живыми и здоровыми, обогащенными новым опытом и новыми друзьями. Но теперь представим себе такую группу в условиях стихийного бедствия, при любом так называемом форс-мажоре — от урагана до укуса змеи. Будут ли группы первым делом обращаться к государственным органам за помощью? Конечно нет, ведь это грозит наказаниями. Сначала они будут пытаться решить ситуацию сами. То есть все, чего добивается государство такими мерами, это строит стену между собой и теми, кому нужна его помощь, — и это на фоне того, что дистанция между народом и властью у нас и так не самая маленькая. Все это не только не снижает, а повышает вероятность наступления трагедии, подобной карельской.

Работа в полях

Палаточный лагерь и поход — это не просто отдых. Существует большая часть естественно-научного образования, о важности которого так много говорится в различных нормативных документах, — и эта часть — работа в экспедиции. Метод прямого наблюдения за объектом доступен, только если удается приехать к объекту и организовать это наблюдение. Палаточные юннатские лагеря в охотхозяйствах, учеты птиц на кордонах заповедников, ботанические экскурсии, морские экскурсии, метеорологические наблюдения — все это необходимо для становления элементарных представлений об устройстве окружающего мира, на этом строится естественно-научное мышление. Подняться на Хибинские сопки и посмотреть смену природных зон, сплавиться по реке и выйти по ней в Белое море, посмотреть, как выглядит граница пресного и соленого, — все это дает ключи к пониманию устройства мира и социума. Не получится все это узнать, сидя в коллекциях и за компьютерными симуляторами, необходимо непосредственно контактировать с объектом.

В ситуации, когда все сильно шокированы произошедшим на Сямозере, нужно понимать, что вместе с водой есть риск выплеснуть ребенка — если создать совсем невыносимые условия организации детского и подросткового туризма, в том числе и образовательного, то вероятные последствия будут тяжелыми. Часть организаторов перестанет водить походы, часть продолжат, но помощи у МЧС будут просить в последнюю очередь, когда уже поздно. Станет еще меньше инструкторов и еще меньше мест, где туризм будет организован правильно, аккуратно и безопасно.

Легенды о МЧС

На сайте МЧС Республики Карелия сказано, что из семи проверенных мест только в лагере «Сямозеро» выявлены грубые нарушения. Остальные шесть лагерей продолжили работу, устранив мелкие недостатки. Тем не менее известно, что организаторы детских и подростковых полевых выходов отказываются в этом году от своих планов. И происходит это не из-за внезапного осознания опасности карельских озер, а из-за опасений столкнуться в чрезвычайной ситуации с государственными органами. Автору видится, что повышение репутации соответствующих структур — это второй залог безопасности граждан. А хорошая репутация достигается успешным сотрудничеством с гражданами.

Помощь в чрезвычайной ситуации оказывается довольно неочевидной процедурой. Как и кем она оказывается, большинству граждан неизвестно. Бытуют легенды, что обращаться за помощью в МЧС дорого и бесполезно — легенды основаны на рассказах людей, попавших с соответствующие ситуации, а также на эмоциях и слухах. Общественное мнение сформировано таким образом, что позвать на помощь официальные службы — последнее, что приходит в голову.

При этом мы хорошо понимаем, что не могут тысячи лагерей и экспедиций работать под контролем профильных органов. Никто не отменял фундаментального правила о том, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Большинство городских детей не знают, что делать, оказавшись на просторах нашей бескрайней родины. Попав в палаточный лагерь, они не знают, как разжечь огонь, как содержать в сухости вещи в сырую погоду, что делать при переохлаждении, как оказать элементарную первую помощь товарищу. Нет понимания, что ошибка может привести к непоправимым последствиям.

Зарегулированная жизнь

Почему так получилось? Принимаемые меры по обеспечению безопасности школьников привели к тому, что сейчас жизнь городского ребенка крайне зарегулирована. Ребенка, а потом подростка оберегают от любых ситуаций, которые теоретически могут быть опасными. Никто не знает, как быть в ситуации длительных физических нагрузок, просто нет такого опыта, нет устойчивого навыка такой опыт приобретать. Поэтому, когда подросток, юноша или девушка попадают в палаточный лагерь, необходимо, чтобы кто-то на каждом шагу объяснял, что к чему, от простых бытовых вещей до сложных и необычных. То есть необходим грамотный инструктор. Причем такой инструктор — это человек, имеющий устойчивые навыки поведения в конкретных ситуациях и подтвердивший эти навыки.

В данный момент в России не существует развитой системы подготовки инструкторов. Если еще двадцать лет назад практически все ходили в походы, то сейчас правила перевозки школьных групп такие, что не каждая школа и не каждый учитель согласится организовать поход. Нужно положить немало сил к тому, чтобы вывезти, скажем, группу подростков в многодневный лыжный поход. Порой проще поручить организацию каким-нибудь сторонним организациям. Это повышает стоимость похода, он уже не доступен для всех. Так постепенно детский туризм становится элитарным — и причина именно в неадекватном регулировании.

Выход на контакт

Мы видим единственный выход из сложившейся ситуации — это тесное сотрудничество организаторов полевых выходов и органов государственного управления — МЧС, полиции, Роспотребнадзора. Порка лагерей не приведет к повышению безопасности полевых выходов, а вот инструктаж от сотрудника МЧС — да, равно как и упрощенная система регистрации выхода организованных групп. Кстати, сейчас на сайте МЧС Республики Карелия несложно зарегистрировать группу, это можно сделать онлайн, а рабочий выход группы регистрируется звонком в ближайший отряд.

Проверка журналов по технике безопасности в лагере вряд ли поможет обеспечить безопасность, в отличие от разговора участников похода с грамотным инструктором, сотрудником МЧС или членом волонтерского движения. Думаю, что приезд в лагерь инструктора и проверка знаний сотрудников, с обучением при необходимости, лучше, чем закрытие.

Руководители детских организованных групп надеются, что все, кто имеет какое-нибудь отношение к организации и контролю полевых выходов, сохранят трезвый взгляд на вещи, не поддадутся панике и для предотвращения новых несчастий будут сотрудничать. Это единственный способ сохранить богатое наследие советской и российской внешкольной педагогики.

Автор приносит искренние соболезнования всем родным и близким погибших на Сямозере.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Мария Летарова Мария Летарова, руководитель летней биологической беломорской полевой практики МФТИ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.