Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Хабаровске началась очередная субботняя акция в поддержку Фургала Общество, 06:41 В Хабаровском крае без света остались около 36,2 тыс. человек Общество, 06:39 Эксперт заявил о вводе «темно-красной зоны» из-за заболеваемости COVID-19 Общество, 06:02 Как облегчить боль: 10 способов помочь себе Совместный проект, 05:59 В Алабаме из-за крушения учебного самолета ВМС США погибли два человека Общество, 05:38 В Якутии женщина и четверо детей погибли при пожаре в частном доме Общество, 04:53 Посол России назвал нелегитимными санкции США в отношении НИИ химии Политика, 04:40 Почему людям стало важно делать что-то своими руками. Исследование РБК Стиль и Яндекс Дзен, 04:30 США усилят береговую охрану в Тихом океане для противодействия Китаю Политика, 04:16 «Коммерсант» узнал о задержании главы космического центра «Восточный» Общество, 04:14 Бой года. Что нас ждет в поединке Нурмагомедова и Гэтжи Спорт, 04:00 Вильфанд пообещал аномально теплую погоду в России на выходных Общество, 03:30 Ученые объяснили процесс возникновения «красных приливов» Общество, 03:00 Почему мы отвлекаемся и не можем сконцентрироваться на чем-то одном Совместный проект, 02:59
Мнение ,  
0 
Ильшат Саетов

Неудобный конфликт: почему Эрдоган помирился с Россией

Президенту Турции грозила потеря поддержки избирателей, пострадавших от сокращения турпотока в страну

Связанные с Турцией события развивались в последние дни необыкновенно быстро. Сначала турецкие власти подписали соглашение с Израилем, несмотря на постоянную демонизацию этой страны официальной пропагандой. На следующий день, 27 июня 2016 года, президент Турции Реджеп Эрдоган направил письмо своему российскому коллеге с извинениями в адрес семьи погибшего летчика Су-24, сбитого турецкими ВВС 24 ноября прошлого года. Идут споры о формулировке письма, однако в любом случае общий смысл понятен и был принят обеими сторонами. Вечером того же дня в аэропорту Ататюрка, третьего в Европе по числу пассажиров, произошел ужасный теракт, который унес жизни более 40 человек, раненых насчитывается более ста. На следующий день Владимир Путин позвонил Эрдогану, и по итогам этой 40-минутной беседы президент России дал задание правительству начать восстановление отношений с Турцией, включая разрешение туроператорам отправлять туда туристов.

Туристический рейтинг

Несомненно то, что Эрдоган совершил не свойственный ему поступок в силу негативно складывающихся для него обстоятельств, а не в силу «искреннего раскаяния». Задачу консолидировать народ перед «внешним врагом» выполнить не удалось. Надежда на то, что политический конфликт не приведет к разрыву экономических отношений, как получилось с Израилем, в случае с Россией не оправдалась. Сейчас основной мотив политических телодвижений турецкого лидера — подготовка референдума по внесению изменений в Конституцию, которые вводят в стране суперпрезидентскую форму правления. Жесткость во внешней политике сначала добавила поддержки Эрдогану, однако затем тема перестала работать. В то же время ухудшение отношений с Россией вызвало недовольство миллионов избирателей, задействованных в туристической, аграрной, текстильной и других областях.

ВВП Турции вырос в прошлом году на 4%, в этом году прогноз чуть более скромен и скорее завышен — 3,5%. Это маловато для страны из категории «развивающихся», но все же развитие. Падение цен на энергоносители и низкий курс лиры придали турецкой промышленности дополнительные импульсы, и спекуляции на том, что Россия «обрушила турецкую экономику», не совсем верны. Однако 99% предприятий и 76% трудоспособного населения Турции работают в сфере малого и среднего бизнеса. Все прибрежные города, и так голосующие против правящей партии, сильно зависят от туризма, в котором только официально работают более 13 млн человек. Для сравнения, за Партию справедливости и развития в ноябре 2015 года проголосовали 23,7 млн человек. Я не ошибусь, если скажу, что как минимум столько же граждан Турции, занятых в самых разных сферах, страдают в той или иной степени от разрушения российско-турецких отношений. Таким образом, риски поражения на референдуме, по всей видимости, перевесили гипотетический прирост голосов за счет создания образа внешнего врага. Турки — народ политически активный, и недовольство может вылиться в уличные протесты. Мы помним, как напугали Эрдогана события вокруг стамбульского парка «Гези» летом 2013 года. Надо учитывать и то, что туристов стало меньше не только за счет России. По прогнозам, общее снижение турпотока по итогам года может составить 40–45%. И лишь российских туристов можно вернуть политическими действиями — остальные перестают приезжать в основном из-за постоянных терактов.

С Западом турецким властям также не удалось достигнуть консенсуса. НАТО достаточно вяло поддержало Турцию в истории со сбитым российским самолетом, а вхождение в ЕС осложнено массой проблем, которые Эрдоган решить не может. Референдум в Британии добавил масла в огонь — стало окончательно ясно, что вступление Турции в Евросоюз в обозримой перспективе невозможно. Шантаж Берлина и Брюсселя проблемой сирийских беженцев позволяет получить дополнительные средства, но по стратегическим вопросам европейские державы явно не готовы сотрудничать с Турцией. Ей просто необходимы партнеры вне Запада.

Примирение на фоне теракта

Быстрая реакция российского руководства показала, что отношения восстановить можно. Мы не знаем всего содержания разговора Путина с Эрдоганом, но можно предположить, что речь шла о целом спектре вопросов, по которым Турция готова сотрудничать. Наверняка говорили и о сирийском кризисе, и скорее всего, мы увидим в дальнейшем шаги Турции навстречу российской позиции. Эрдоган должен был предложить значительные уступки, чтобы убедить российского президента практически сразу отменить экономические санкции.

Теракт в аэропорту вклинился в эту повестку дня самым неожиданным и кровавым образом. Текущая версия — преступление на совести ИГИЛ (запрещенная в России организация), хотя последняя пока не взяла на себя ответственность за убийства. Надо отметить, что большинство погибших и пострадавших, естественно, сами турки, то есть преимущественно мусульмане. В турецких СМИ и социальных сетях говорят о самых разных сценариях. Прошла информация, что турецкие спецслужбы несколько недель назад сообщили правительству о готовящемся теракте, причем указали даже место. Американские источники это подтверждают: еще 16 июня канал NBC рассказал о том, что ИГИЛ перебрасывает боевиков в Турцию. Посольство США в день теракта распространило сообщение с призывом отказаться от посещения мест массового скопления людей. В Twitter у оппозиционных активистов, которые пишут под псевдонимом Фуат Авни, за несколько часов до происшествия в аэропорту появилось сообщение, что возможны взрывы для отвлечения внимания от «фиаско с Израилем и Россией», и обвинение турецких спецслужб в «предательстве». Как бы то ни было, можно констатировать, что в условиях повышенной опасности турецкие власти не приложили достаточно усилий для предотвращения теракта.

Взрыв скажется и на туристах. Российский президент, согласно сообщению Кремля, в разговоре со своим турецким визави подчеркнул, что для наших туристов должны быть созданы соответствующие условия в области безопасности, и это звучит более чем серьезно. Многих россиян эти события, несомненно, отпугнут от посещения Турции в целом и крупных городов в частности. Турция за последние несколько лет превратилась в непредсказуемую страну, где возможны резкие изменения внутренней и полностью зависящей от нее внешней политики. Это, к сожалению, касается и угрозы для жизни как самих турок, так и всех, кто имеет дело с этим государством. Уверен, что Россия будет подходить к выстраиванию политики в отношении своего соседа по Черному морю со всей возможной осторожностью.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Ильшат Саетов Ильшат Саетов, тюрколог, научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.