Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Креативность и вкус: хурма в золе и другие рецепты шеф-поваров РБК Стиль и Miele, 13:25 Таиланд вдвое сократит карантин для вакцинированных иностранцев Общество, 13:20 Вяльбе назвала Большунова королем после масс-старта на Чемпионате мира Спорт, 12:58 Технологии, материалы и перфекционизм: что делает Bentley особенным РБК Cтиль и Bentley, 12:36 В Госдуме пообещали меры против «беспредела глобальных ИT-компаний» Политика, 12:28 Как поведение в соцсетях рушит карьеру Pro, 12:28 Власти Москвы не исключили подъема заболеваемости COVID-19 Общество, 12:18 Тренер «Вашингтона» назвал сильной игру вратаря Самсонова в матче НХЛ Спорт, 12:05 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 8 марта Общество, 12:02 Переучить предпенсионера: как помочь родителям не остаться без работы Экономика образования, 12:00  Скучная юнит-экономика или хайповый взлет: как инвесторы ищут стартапы Pro, 11:58 Новый президент «Барселоны» пообещал убедить Месси остаться Спорт, 11:49 Власти Москвы заявили об антителах у 40% москвичей при 1 млн переболевших Общество, 11:43 Российский посол сообщил подробности аварии с военным вертолетом в ЦАР Общество, 11:35
Мнение ,  
0 
Дмитрий Гололобов

О чем может договариваться Владимир Евтушенков

У владельца АФК «Система» осталось совсем мало времени: когда арбитражный суд начнет рассматривать иск Генпрокуратуры о возврате акций «Башнефти» государству, пути назад уже не будет. О том, какие варианты ответа остались у Евтушенкова, рассуждает Дмитрий Гололобов, принципал частной практики Gololobov and Co и бывший главный юрист ЮКОСа.

Дело «Башнефти» уверенно движется в заданном следствием направлении: Мосгорсуд отказался отпустить под подписку о невыезде основного акционера АФК «Система» Владимира Евтушенкова, несмотря на просьбы РСПП и предложенный залог в 300 млн рублей, а Генпрокуратура предъявила иск о взыскании находящихся в собственности «Системы» акций «Башнефти» в доход  государства. Удовлетворение этого иска, как понимают искушенные игроки российского рынка, вопрос времени: подобные иски предъявляются отнюдь не для того, чтобы их проигрывать. Остаются нерешенными два вопроса, тесно связанные между собой. Первый: стоит ли ждать окончательного разгрома «Системы» – взыскания с нее всех выплаченных за годы владения акциями «Башнефти» дивидендов и процентов на них. И второй: что в итоге случится с самим Владимиром Евтушенковым и другими обвиняемыми по делу.

Фактически мы стали свидетелями написания очередной главы учебника о том, как расправляться с олигархами, предназначенного для сотрудников Следственного комитета, Генеральной прокуратуры и других силовых ведомств. А во вводной части этого учебника непременно будут значиться несколько аксиом.

Аксиома первая. Любой более или менее серьезный бизнес в России имеет политическое прикрытие или платит за него. Все эти «крыши» находятся в итоге под одной «крышей».

Аксиома вторая. Любые существенные сделки и любые резонансные политические дела в Российской Федерации прямо или косвенно одобряются первым лицом государства, что, впрочем, не гарантирует их последующей незыблемости и неприкосновенности.

Аксиома третья. Практически все, приобретенное в процессе приватизации, было приобретено или незаконно, или несправедливо, а чаще – и то, и другое. Но государство временно с этим мирится.

С точки зрения этих аксиом можно проанализировать и дело «Башнефти». Судьба «Башнефти» представляет особый интерес: именно на этом материале «силовики» должны продемонстрировать руководству страны, чему научились с начала дела ЮКОСа. Пока ясно, что в этот раз лошадь наконец поставлена впереди телеги: сначала арбитражный суд признает недействительными сделки по продаже акций «Башнефти», и на основании этого уже будут развиты уголовные дела. Напомним, что именно характеристики многих сделок как «заведомо фиктивных» при отсутствии соответствующих судебных решений были одной из основных претензий защиты в многочисленных эпизодах дела ЮКОСа. Теперь все вроде бы так, как и должно быть: гражданское право и деловой оборот первичны, уголовное право и процесс – вторичны. Ответчикам и потенциальным подсудимым такой подход, конечно, жизнь не облегчит, но внешне продемонстрирует, что они не жертвы судебного беспредела, а участники «справедливого судебного разбирательства».

Очевидно также, что одна из целей операции «Башнефть» – это минимизация возможностей для нынешних собственников компании поддерживать бесконечные процессы в международных судах. Никто не хочет оказаться крайним, если через пять-десять лет появится еще одно решение Гаагского суда о взыскании с России многомиллиардной компенсации в связи с потерей нефтяной компании. Избежать этого можно, если обеспечить согласие менеджмента и акционеров АФК «Система» с намечающейся «переприватизацией» нефтяных активов. Согласие может быть выражено в форме как активного покаяния по заранее согласованным схемам, так и молчаливого согласия с обвинениями и приговорами. 

Стимулов для такого согласия может быть два. Во-первых, может быть сделан намек: да, «Башнефть» придется вернуть, но сама «Система» будет жить дальше и не будет поставлена на «поток и разграбление», как ЮКОС.  Для акционеров это аргумент: лучше иметь меньше, чем не иметь совсем и прожить остаток жизни в Израиле.

Второй аргумент – гарантия «нерасширения» уголовного дела. Пока, кроме Евтушенкова, в деле еще четыре фигуранта. Левон Айрапетян – в тюрьме, Урал Рахимов – в розыске, топ-менеджеры «Системы» Александр Гончарук и Сергей Дроздов – неизвестно где (на деле, скорее всего, они уже договариваются с юристами в Лондоне). Пока еще вполне применима схема, при которой Айрапетян будет приговорен к небольшому сроку заключения, Евтушенков – условно, о розыске Рахимова «забудут» (в его случае и сроки привлечения к уголовной ответственности, скорее всего, истекли), Гончарук и Дроздов активно «каются» и получают тоже условные сроки либо выходят на раннюю пенсию в Лондоне. Затем приступают к продаже «Башнефти» новому хозяину. 

Сейчас уже явно перейден рубеж, после которого без обвинительных приговоров не обойтись. Лучшее тому подтверждение – история о том, как Александр Шохин никак не мог вручить письмо РСПП о ситуации с Евтушенковым президенту и в итоге отправил его фельдъегерской службой. Очевидно, главе РСПП уже все разъяснили: в этот раз закон будет применяться строго и неотвратимо, а финансовое состояние и общественный статус подследственных не должны останавливать следствие и суд. Но, разумеется, можно жаловаться.  

У Евтушенкова, судя по всему, еще есть возможность пойти на крупную подковерную сделку, которая может предотвратить дальнейшую эскалацию дела «Башнефти». Вероятно, он пока в раздумьях – бороться или сдаться. Вряд ли есть сомнения, что к нему сейчас длинной чередой идут «решальщики», которые за несколько десятков или сотен миллионов долларов на офшорный счет обещают за 24 часа договориться с Владимиром Владимировичем, Игорем Ивановичем, Следственным комитетом и всеми остальными.

Однако небезынтересен и «внедоговорной» сценарий, при котором председатель совета директоров АФК «Система» решит, по примеру Михаила Ходорковского, понадеяться на российскую судебную систему (вдруг в ней что-то изменилось за 10 лет?) и дать бой. Здесь у него тоже есть две возможные позиции.

Позиция №1, которую Михаил Ходорковский занимал на своем первом процессе, основывается на том, что компанией (финансово-промышленной группой) управляет совет директоров и менеджеры. А собственник, даже если он и один из директоров, может и не знать о некоторых, в том числе и весьма существенных действиях и сделках компании. Основная проблема этой позиции в том, что все современные ФПГ довольно «бюрократичны»: у них активный документооборот, согласования, распоряжения, отчетность, совещания. Обязательно найдется кто-нибудь, слышавший, как владелец компании что-то говорил о сделке или с чем-нибудь соглашался, или же обнаружится некое распоряжение или электронное сообщение. Следствию многого и не надо: написано «согласовать финансирование судебных процессов в связи с приобретением контрольного пакета акций, ответственные такие-то…» – и уже есть сговор, участники и организованная преступная группа (хорошо, если не сообщество – там сроки другие). В деле ЮКОСа эту позицию выбрали адвокаты, которые не учли размеры компании и ее операций, и сам Ходорковский, претворяя ее в жизнь, выглядел иногда совершенно нелепо. Все знали, что он согласовывал в компании все существенные проекты; здесь же речь шла о сделках на миллиарды, а он утверждал, что решение о них принимал какой-то менеджер среднего звена. Ситуация с «Системой» и «Башнефтью» абсолютно сходная, и у Евтушенкова, если он выберет такую позицию, есть немалый шанс наступить на те же грабли.

Позиция №2, озвученная на втором процессе Ходорковского, основана на простой формуле: да, владелец компании все знал, все согласовывал, но все было законно и даже первому лицу государства о сделках было известно. Здесь, разумеется, возможны вариации. Позиция в глазах общественности и журналистов гораздо более выигрышная, чем предыдущая: перед ними реальный хозяин, олигарх, который защищает свою честь даже в неправедном суде. Но результат отстаивания такой позиции может быть весьма печален: власть в России злить опасно, что было уже не раз доказано.

У АФК «Система» и ее акционеров осталось не так уж много времени для принятия решения – ровно до того момента, как арбитражный суд начнет рассматривать дело. Тогда пути назад уже не будет: акции будут признаны похищенными, а потом и «легализованными». И посыплются бесконечные уголовные дела.

Об авторах
Дмитрий Гололобов Дмитрий Гололобов, принципал частной практики Gololobov and Co
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.