Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ЦБ отозвал лицензию у екатеринбургского банка «Нейва» Финансы, 07:01 Компания мэрии Москвы купила «платиновые апартаменты» в башне «Федерация» Бизнес, 07:00 В приморской школе обрушилась стена Общество, 06:51 В чем российские магазины отстают от зарубежных аналогов РБК и Русский продукт, 06:39 Япония примет оперативные меры по вопросу сброса воды с АЭС «Фукусима-1» Общество, 06:34 Лидер «Ногу свело» заявил о переносе тура из-за давления на организаторов Общество, 06:28 На что обращать внимание при покупке летних шин РБК и Nokian Tyres, 05:21 В Белом доме назвали планы США после ухода из Афганистана Политика, 05:21 МВД назвало самые частые ошибки при сдаче на права по новым правилам Общество, 05:16 В Техасе полицейский застрелил открывшего огонь в аэропорту мужчину Общество, 04:34 СМИ назвали причину отмены прохода кораблей США в Черное море Политика, 04:19 Какие исследования и осмотры важно проходить женщинам регулярно. Чек-лист РБК и Инвитро, 04:16 В Роструде назвали способ организовать дополнительный выходной день в мае Общество, 04:02 Что такое индивидуальный пенсионный план РБК и НПФ «Будущее», 03:34
Мнение ,  
0 
Леонид Исаев

Сирийская война: почему не стоит рассчитывать на новые переговоры

Участники переговоров в Женеве смогли договориться о хрупком перемирии, но для обсуждения вопросов послевоенного устройства страны по-прежнему нет общего языка

За последние два месяца процесс сирийского урегулирования явно зашел в тупик. После скандального завершения апрельской встречи в Женеве, когда из переговоров вышла влиятельная «эр-риядская» группа оппозиции, ни России, и США, ни — шире — Международной группе поддержки Сирии (МГПС) так и не удалось вернуть стороны за стол переговоров. И хотя представители Высшего комитета по переговорам в начале июня объявили, что готовы вернуться в Женеву по окончании священного месяца Рамадан (5 июля), вопрос остается открытым. Да и в дискуссиях Москвы и Вашингтона по сирийскому вопросу эмоции и взаимные упреки вновь взяли верх над конструктивным диалогом, свойственным самому концу 2015 — началу 2016 года.

Первые успехи

Происходящее вряд ли можно списать на несговорчивость или демарш с той или иной стороны, будь то Кремль, Белый дом, баасистский режим или представители умеренной/неумеренной оппозиции. Похоже, что стороны подошли к очередной развилке, когда требуется выработка новых правил игры. Еще в ноябре 2015 года на встрече в Вене представители МГПС приняли своего рода «дорожную карту» урегулирования сирийского конфликта, основные положения которой легли в основу резолюции Совета Безопасности ООН 2254, принятой 18 декабря 2015 года и отводящей полтора года на урегулирование ситуации в стране.

Членам МГПС надо отдать должное: к апрельской «Женеве» они сделали все от них зависящее, чтобы заставить все стороны начать выполнять достигнутые договоренности. Во-первых, с начала этого года мы стали свидетелями переговоров между сирийским правительством и всеми противоборствующими группировками. Причем удалось достичь широкого участия оппозиции, включая представителей «Ахрар аш-Шам» и «Джейш ал-Ислам», а также некоторых делегатов от курдов. Во-вторых, волевым решением Москвы и Вашингтона с конца февраля начал действовать режим прекращения огня, и хотя сразу начали поступать сообщения о его нарушении со всех сторон, накал страстей непосредственно «на земле» заметно снизился. Наконец, и Россия, и Соединенные Штаты впервые за пять лет сирийского конфликта научились действовать сообща и продемонстрировали способности к компромиссам.

Проблема Асада

Однако роль первой скрипки должна была рано или поздно перейти от международных посредников к самим сирийцам, что и предопределило очередную паузу в переговорах. Сейчас наиболее актуальными вопросами становятся уже не организация регулярных встреч противоборствующих сторон и поддержка режима тишины, а создание в Сирии, как говорит резолюция ООН, «надежной, инклюзивной и неконфессиональной системы управления», а также выработка новой конституции страны.

Это уже совсем иная категория вопросов, и здесь у участников переговорного процесса согласия нет и в помине. Вопрос о будущем государственном устройстве и форме правления до сих пор остается открытым, а это мешает составлению нового основного закона Сирии. Все дискуссии о создании переходного органа власти в итоге сводятся к проблеме ухода Башара Асада, а прогресса на этом направлении нет с начала гражданской войны в 2011 году.

Не стоит питать иллюзий, будто стороны конфликта стремятся к скорейшему выходу из сирийского тупика. В состоянии всеобщего пата у всех игроков остается только две опции дальнейшего поведения: либо согласиться на фиксацию установившегося статус-кво, при котором все будут чувствовать себя существенно ущемленными, либо занять выжидательную позицию, отодвигая процесс выработки финального решения на неопределенное будущее.

Уже сейчас очевидно, что для многих именно второй вариант поведения кажется предпочтительным. Результатом стало явное нежелание жестко сковывать себя временными рамками. Говоря словами заместителя министра иностранных дел Геннадия Гатилова, «не стоит зацикливаться на установленных резолюцией Совбеза ООН сроках».

«Всему свое время» — вот новая формула, которая будет определять дальнейший ход переговоров по сирийскому вопросу. Стороны конфликта явно ждут более благоприятных условий. Их, впрочем, может и не представиться, однако, выбирая между синицей в руках, которую могут и отобрать, и гипотетическим журавлем в небе, многие предпочитают рискнуть. А МГПС пока будет делать все от нее зависящее, чтобы ситуация в Сирии как минимум не ухудшалась, стараясь купировать угрозу дальнейшего распространения деятельности террористических организаций.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Леонид Исаев Леонид Исаев, арабист, старший преподаватель Высшей школы экономики
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.