Лента новостей
Как блокчейн и QR-коды выводят из тени добычу золота — Bloomberg Pro, 15:44 СК возбудил дело о домогательствах сотрудника полиции к подчиненным Общество, 15:43 Иран пригрозил новым отходом от условий ядерной сделки Политика, 15:42 В аэропорту Домодедово установили лазерные алкотестеры Общество, 15:37 Развлекать и беспокоить: 11 призов «Кинотавра» Партнерский материал, 15:35 Си Цзиньпин впервые посетит КНДР с государственными визитом Политика, 15:35 В Петербурге задержали подозреваемую в поджоге католического храма Общество, 15:29 Медведев поручил Козаку проверить сообщения о подорожании бензина Экономика, 15:21 В Нигерии при атаке смертников погибли 30 человек Общество, 15:18 Юнкер заявил о работе над новыми отношениями с Москвой Политика, 15:15 Airbus представил самый длинный узкофюзеляжный самолет в мире Бизнес, 15:14 Трое жителей Удмуртии убили отца и сына в Ижевске при ограблении Общество, 15:08 Бизнес победителей: здоровый перекус в любое время РБК и ВТБ, 15:05 В Белоруссии осудили организатора поставок санкционных продуктов в Россию Общество, 15:00
Мнение ,  
0 
Алексей Чихачев Внутреннее сгорание: почему «желтые жилеты» обвалили рейтинг Макрона
Если Эмманюэль Макрон не изменит свой имидж президента богатых, он не сможет выполнить свою программу реформ и остаться на второй срок

​Во Франции продолжаются мощные акции протеста против повышения цен на топливо, ставшего результатом налоговой политики правительства. По данным французского МВД, 17 ноября в манифестациях участвовали в общей сложности 282 тыс. человек, 24 ноября — 106 тыс., десятки были задержаны, сотни получили травмы. В Париже протестующие даже начали возводить баррикады и вооружились бутылками с зажигательной смесью, на что полиция ответила слезоточивым газом и водометами. Поначалу президент Эмманюэль Макрон пробовал делать вид, будто все эти события его не касаются. Во время беспорядков он предпочел выступить в немецком бундестаге в связи со столетием окончания Первой мировой войны, а затем отправился с государственным визитом в Бельгию. Однако недовольство французов своей властью, похоже, зашло так далеко, что проигнорировать его не получится. Ситуация с ценами на бензин превосходно отражает тот общий уровень «взаимопонимания», который установился у нынешнего главы государства с соотечественниками.

Объединение протеста

В период пребывания Макрона на посту президента его политика, прежде всего попытка стимулировать экономику за счет сворачивания части социальных гарантий, уже приводила к протестным выступлениям. Весной 2018-го страну потрясли забастовки железнодорожников, вызванные планами властей реформировать государственную транспортную компанию SNCF. В тот раз правительство одержало победу: законопроект о реформе прошел парламент, а возмущение постепенно улеглось. Но тогда борьба шла вокруг сюжетов, касавшихся отдельной профессиональной категории, в частности, отмены особого пенсионного статуса железнодорожников, а от задержек поездов страдали все остальные французы. Поэтому в целом общественные симпатии были на стороне президента, а не протестующих, что выражалось в относительно неплохом рейтинге Макрона (40% довольных его работой в июне). Так же правительству удавалось локализовать периодические выступления студентов, пенсионеров и других групп, предотвращая слияние отдельных протестов в единую волну.​

Сейчас другое дело, поскольку повышение налогов на бензин, которое неизбежно вызовет рост цен, затрагивает каждую французскую семью, имеющую автомобиль. Отсюда действия «желтых жилетов», которые не имеют какого-либо четкого организационного центра и чьи границы крайне трудно определить социально или экономически. Правда, комментаторы сходятся во мнении, что условное ядро у этого движения все-таки есть. Повышение цен особенно больно бьет по жителям сельских районов и небольших городов, где личный транспорт является основным средством передвижения и работы. Для них ситуация сейчас и так неутешительна, ведь цены на бензин и дизель во Франции уже выросли с начала 2018 года на 15 и 24% соответственно.

Стремясь хотя бы частично компенсировать будущие потери для автовладельцев, правительство предусмотрело некоторые уступки. В частности, предлагается удвоить премию по программе утилизации старых автомобилей (до €4000 при покупке новой машины), расширить практику премирования за использование личного транспорта в служебных целях, а также увеличить льготы для малообеспеченных граждан при оплате коммунальных услуг. Тем не менее по главному поводу для недовольства — росту налогов на топливо — правительство пока отступать не намерено. Аргументация власти прочитывалась заранее: экологические сборы необходимы, чтобы стимулировать интерес к более чистым видам транспорта. Кстати, с этим согласна и мэрия Парижа, где произошли наиболее жесткие столкновения протестующих с полицией. Мэр французской столицы Анн Идальго уже несколько лет пытается добиться полного запрета дизельного топлива в городской черте и превращения центральных районов города в постоянные пешеходные зоны.

Однако климатических доводов будет недостаточно для протестующих граждан. Главная проблема для Макрона и его команды состоит в том, что общественное мнение теперь не на их стороне, а вместе с «желтыми жилетами». По данным социологического центра Elabe, 70% респондентов поддерживают действия этого движения и 79% убеждены, что правительство должно скорректировать топливный налог. Уровень поддержки главы государства опустился до рекордно низких 25%.

Коррекция имиджа

На этом фоне возникает более общий вопрос — как Эмманюэль Макрон будет далее выстраивать отношения с согражданами. Ведь за ним уже закрепилась нелестная репутация президента богатых, которую ситуация с ценами на топливо как раз подкрепляет. У многих избирателей вызывает раздражение высокомерная нравоучительная манера, с которой привык держаться глава государства. Как сформулировал американский политолог Николас Данган, Макрон привык объяснять свою точку зрения, «как студент-отличник на экзамене или как технократ, общающийся с коллегами».

Справедливости ради стоит сказать, что Макрон признает за собой этот недостаток. 14 ноября, в интервью телеканалу TF1, он заявил, что пока не сумел примирить французский народ с его руководителями, а его сограждане все еще нуждаются в защите, внимании и уважении. При этом в 2017 году Макрон пришел к власти под лозунгами замены старых политических элит более близкими к народу. Вместе с тем Макрон не без оснований обращает внимание на то, что позитивная отдача от реформ всегда приходит позднее, чем негативные эффекты, и невозможно добиться коренных преобразований в социально-экономическом устройстве страны, миновав болезненные переходные этапы.

Теперь перед французским президентом два пути. С одной стороны, он может действовать в прежнем стиле: решительно идти вперед, невзирая на протесты. Правда, это чревато политическим самоубийством, поскольку рейтинг Макрона невысок уже сейчас, а за оставшиеся три с половиной года у власти предстоит принять еще немало непопулярных решений. Макрону нужно будет сделать все, чтобы его политика как можно скорее дала эффект в виде убедительного повышения покупательной способности населения, роста ВВП и снижения безработицы.

Или же Макрон может попытаться изменить свой имидж — тщательнее объяснять широкой аудитории цели государственной политики, делать более сильный социальный акцент при проведении будущих реформ. Но образ добродетельного отца нации может получиться искусственным, ведь все полтора года французы видели совершенно другого Эмманюэля Макрона.

Какое из этих двух зол президент сочтет для себя меньшим — вот главный вопрос на ближайшую перспективу.

Впрочем, его нынешним оппонентам тоже уже непросто. «Желтые жилеты» пока пытаются не сбавлять накал протеста, но уже сталкиваются с проблемами. Хотя датой новых массовых акций было выбрано 1 декабря, активистам пока так и не удалось решить, с какой именно программой они выступят и в каких районах манифестации должны быть самыми многочисленными. Размытость движения представляет собой вызов не только для власти, но и для самих протестующих, ведь в ряды «жилетов» могут легко попадать радикалы со своими задачами. Придется сформировать группу лидеров, а это значит, что правительству будет с кем вступить в диалог, а сам протест рано или поздно примет более мирные формы.

Об авторах
Алексей Чихачев эксперт Российского совета по международным делам
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.