Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Грузовик, такси, автобус: как снизить транспортные издержки РБК и ППР, 20:29
Четырех чиновников калужского минприроды уволили после видео с алкоголем Общество, 20:28
В «Ростове» ответили на сообщения об уходе президента клуба Спорт, 20:14
Норвегия отменила карантин для приезжающих в страну без вакцины от COVID Общество, 20:11
В Петербурге несовершеннолетним запретят ходить в зоопарки, кино и музеи Общество, 19:57
МВД предложило давать убежище с учетом опыта беженцев с Украины в 2014-м Политика, 19:55
Первый номер драфта и член Тройного клуба сыграют за Канаду на Олимпиаде Спорт, 19:53
Генсек НАТО пообещал не размещать войска на Украине Политика, 19:43
На Украину прибыла третья партия военной помощи из США Политика, 19:41
Лидеры сборной заразились COVID перед Играми. Как COVID влияет на спорт Спорт, 19:40
МВФ назвал последствия конфликта России и Украины для мировой экономики Экономика, 19:37
Кучеров пропустил тренировку из-за подозрений в заражении коронавирусом Спорт, 19:32
Сальдирование в банкротстве. Как защитить сделку Pro, 19:28
Обострение ситуации вокруг Украины. Главное Политика, 19:26
Мнение ,  
0 
Ирина Стародубровская

Русский и другие: как преподавание национальных языков стало политикой

Рациональному отношению к языковой проблеме мешает логика «перетягивания каната», когда центр и регионы спорят о пределах своей власти. А стимулировать изучение языка можно не обязаловкой, а реально интересными форматами

После поручения президента о проверке соблюдения принципа добровольности изучения национальных языков в российских республиках дискуссии по этой проблеме резко активизировались и быстро приобрели политический характер. В Татарстане — в первую очередь, но не только.

Сторонники наличия второго государственного языка и обязательности его изучения утверждают, что при отказе от этого требования сам статус национальной республики теряет смысл. Противники считают, что обязательное двуязычие чуть ли не подрывает единство Российской Федерации. И те и другие требуют окончательного, единственно правильного решения.

Между тем здесь мы вступаем на достаточно зыбкую почву, где окончательных и единственно правильных решений попросту нет. Вопрос о соотношении прав субъекта федерации и прав индивида, о сочетании единства и разнообразия в рамках федеративного государства не имеет универсального решения, это сложный и конфликтный поиск баланса, приемлемого для всех заинтересованных сторон в каждом конкретном случае. И чем меньше в принятом решении компромисса, чем больше «употребления власти», тем сильнее недовольство и нестабильность в обществе.

В России, так и не научившейся искусству компромисса, поиск баланса во многом заменяется «перетягиванием каната» по принципу игры с нулевой суммой: что приобретают одни — теряют другие. Причем субъектами «перетягивания» являются центр и регионы, граждане в данном процессе имеют все меньше права голоса. Совсем недавно это очень наглядно проявилось в истории с ношением хиджабов в школе, где то, что начиналось как борьба за конституционные права граждан, в результате было отдано на откуп региональным властям. Здесь ситуация во многом аналогична.

Кто против?

Попробуем, тем не менее, отказавшись от языка малореалистичных рисков и выдуманных страшилок, порассуждать о том, каким этот баланс мог бы быть в данном случае.

Мне представляется, что проблема не в угрозе сепаратизма и распада страны из-за обязательного преподавания национальных языков. А просто в том, что внутри республик отсутствует консенсус в решении языкового вопроса. Несмотря на ритуальные заявления властей, будто существующий порядок оспаривается лишь отдельными отщепенцами.

Против обязательного изучения национальных языков выступают две группы жителей. Во-первых, значительная часть русского населения, которая ориентируется на развитие собственной культуры, далеко не всегда видит будущее своих детей именно на территории республики и воспринимает обязательное изучение национального языка как избыточное. Во-вторых, это представители, так сказать, «титульной нации», которые воспринимают себя частью глобального мира и хотели бы жить по правилам этого мира, в частности, больше внимания уделять не национальному языку, а, например, английскому. Результаты недавно проведенного социологического опроса показывают, что в Казани 23–27% татар допускают, что их дети могли бы не изучать родной язык в рамках школьной программы. Скорее всего, они относятся именно к обозначенной выше группе. И, как мы видим, их не так мало.

Уступить без потерь

Каковы же последствия подобной ситуации? Важнейшее из них состоит в том, что обязательность обучения национальному языку вовсе не эквивалентна знанию этого языка. Вспоминается следующая история. Я приехала в один из татарских городов. Меня встречали водитель и молодая женщина из городской администрации — оба русские. По дороге я спросила, как переводится с татарского название центральной площади. Ни один из них не смог мне ответить. Хотя они, естественно, в полном объеме изучали татарский в школе.

И такие случаи не единичные. Изучение любого языка требует серьезных усилий. Если для этого нет стимулов ни у школьника, ни у его родителей — более того, это вызывает отторжение, надеяться на качественное овладение предметом не приходится. А пойти на решительный шаг и попытаться жестко связать образовательные возможности ребенка с его знанием национального языка означает вызвать такую дестабилизацию и протест, на которые ни одна адекватная республиканская власть не пойдет.

Тогда зачем все это? В тех национальных республиках, где нет официального двуязычия и его хотели бы ввести по примеру Татарстана, мне объясняли, что иначе ощущается постоянная угроза забвения национального языка. Дети с детского сада разговаривают на русском, приучаются думать на русском и уже не могут органично воспринимать собственный родной язык. Не берусь судить, насколько обоснованны такие опасения. Но в логике «перетягивания каната» они вполне естественны: если мы уступим, то непременно проиграем.

Хотя на самом деле, если выйти из логики игры с нулевой суммой, это не обязательно так. На любой территории все этнические группы должны иметь возможность развивать свои национальные культуры, а родители, да и сами дети — иметь возможность влиять на характер обучения исходя из перспективных жизненных траекторий. Если универсального решения нет, почему бы не обеспечить разнообразие школьных программ, где предусматривался бы разный объем изучения национального и русского языков? На самом деле по факту это так и есть. И стимулировать изучение языка можно не бессмысленной обязаловкой, а реально интересными форматами. В Татарстане, например, функционирует замечательная система детских лагерей, где разговаривают только на татарском языке и изучают татарскую культуру. Туда ездят и русские ребята. Опыт, достойный всяческой поддержки.

Поэтому не стоит рассуждать, что лучше — чтобы Федерация додавила национальные республики или чтобы республики в очередной раз подтвердили свою самость. Лучше властям всех уровней уметь говорить и договариваться с собственным населением. Но это требует несколько другой политической культуры.

Об авторе
Ирина Стародубровская Ирина Стародубровская Руководитель направления «Политэкономия и региональное развитие» ИЭП
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.