Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Три автомобиля столкнулись на Волгоградском проспекте в Москве Общество, 20:19 Команда дивизиона Боброва стала победителем Матча звезд КХЛ Спорт, 20:17 В Тюмени произошел крупный пожар на складе с макулатурой Общество, 20:08 СК проверит информацию об избиении подростка охранником в ТЦ «Мега Химки» Общество, 20:06 Российские военные сообщили об атаке 130 боевиков в сирийском Идлибе Политика, 20:03 Путин в перерыве конференции по Ливии поговорил с Джонсоном и главой ЕК Политика, 19:46 SpaceX взорвала ракету для отработки эвакуации экипажа Crew Dragon Технологии и медиа, 19:44 В прокуратуре назвали причину массового отравления водой в Кизляре Общество, 19:39 Матвиенко заявила о необходимости обеспечить суверенитет России Политика, 19:22 Российский горнолыжник впервые за три года выиграл медаль в Кубке мира Спорт, 19:21 Помпео пожелал ливийцам самим определять свое будущее Политика, 19:13 Москва поставила под сомнение личную встречу Хафтара и Сарраджа Политика, 19:08 Киев потребовал от Лондона убрать «трезубец» из пособия по экстремизму Политика, 19:02 Синоптики пообещали апрельскую погоду в Москве Общество, 18:50
Мнение ,  
0 
Алексей Макаркин

Вместо поздравления: зачем Москва начинает раздачу паспортов в Донбассе

Москва не хочет давать никаких авансов новому президенту Украины и стремится перехватить инициативу. При этом всеобщей раздачи российских паспортов в Донбассе не будет

Указ Владимира Путина о праве жителей ДНР-ЛНР (официально, конечно, ОРДиЛО — «Отдельных районов Донецкой и Луганской областей») получать российское гражданство по упрощенной схеме в интернете быстро назвали поздравлением Владимиру Зеленскому — ведь президент России официально так и не поздравил с победой своего избранного украинского коллегу.

Без авансов

О возможности появления указа было объявлено еще до второго тура украинских выборов — когда уже было ясно, что если не случится чего-то фантастического, то Зеленский станет президентом. На первый взгляд ситуация парадоксальная. Пока у власти оставался Петр Порошенко, которого громят как бандеровца и нациста во всех российских политических ток-шоу, Россия сохраняла для жителей Донецка и Луганска стандартную — и весьма непростую — схему получения гражданства. Однако украинское общество решило проголосовать за другого лидера, который на дебатах без комплексов переходит с украинского языка на русский и в военных действиях на востоке Украины не участвовал. Множество сторонников Порошенко обвиняли Зеленского в отсутствии патриотизма, припоминая ему и заработки в России, и то же самое неучастие в войне (понятно, уже со знаком минус).

И вдруг именно в этот момент Россия принимает решение пойти навстречу ожиданиям многих жителей Донецка и Луганска, которые мечтали о такой возможности с того момента, как стало ясно, что Россия не будет реализовывать в ДНР-ЛНР крымский сценарий, — то есть почти пять лет.

Похоже, российская сторона не хочет давать никаких авансов Зеленскому. Он ни в малейшей степени не воспринимается как «свой». Есть воспоминания о событиях 2014 года, когда авансы получил Порошенко — в нем видели шоколадного короля, с которым можно договориться. Очень быстро наступило разочарование, когда выяснилось, что коммерсант превратился в верховного главнокомандующего. Можно вспомнить и другую историю — как в конце 2016 года авансы давались Дональду Трампу, а генерал Майкл Флинн казался не только удобным, но и долговременным партнером по переговорам. Вновь разочаровываться в Москве не хотят.

Восточная политика

Думается, что неприятие фигуры Зеленского могло быть связано и с высказанным им желанием исключить Виктора Медведчука из числа переговорщиков с Россией. Насколько Медведчук непопулярен в украинском обществе, настолько же ему доверяют в Москве. Порошенко не только не трогал посредника (хотя любой другой украинский политик за высказывания, которые делает Медведчук, давно бы уже оказался под следствием), но и неофициально поощрял его миссию, стремясь сохранить канал общения с Москвой. Зеленский же такой вариант отверг — то ли из-за дефицита политического опыта, то ли с учетом желания миллиардера Игоря Коломойского, с которым связывают Зеленского, самому наладить такой канал. Но к Коломойскому в России относятся крайне негативно еще с 2014 года, когда тот финансировал добровольческие батальоны и давил пророссийские силы в Днепропетровске, нынешнем Днепре.

Так что теперь Зеленский вроде бы оказался перед выбором политики на востоке Украины — но на самом деле особого выбора и не видно. Уступать России для того, чтобы та начала с ним всерьез разговаривать, — значит, пойти против позиции не только большинства украинского политического класса (а, напомним, Украина — это президентско-парламентская республика, и правительство в ней формирует большинство депутатов Рады), но и собственной команды. Только что вероятный кандидат на пост министра обороны Иван Апаршин заявил, что прямые российско-украинские переговоры бесперспективны, а переговоров с ДНР-ЛНР (то есть, конечно, с ОРДиЛО) не будет в принципе.

Воевать Зеленский не хочет — все же он не Михаил Саакашвили. Поэтому аналогия с Абхазией и Южной Осетией, которая сразу после выхода указа появилась в информационном пространстве, верна только в контексте раздачи паспортов, а не дальнейших военных последствий. А значит, остается противоположная тактика — завоевывать симпатии добрым словом, обещая отказ от радикальной украинизации и десоветизации. С Порошенко в Донецке и Луганске связывались военные действия, обстрелы, отбивавшие всякое желание идти обратно в Украину. С Зеленским, если он изберет эту тактику, будут связываться обещания и новые фразы, произнесенные на хорошем русском языке.

Паспорта не для всех

Но такой подход для России тоже неприемлем. Она хотела бы, чтобы Донецк и Луганск вернулись в состав Украины, но только на их условиях, предусматривающих право вето по основным вопросам внешней политики, обороны, безопасности. Плюс сохранение реального влияния России в регионе. Понятно, что такое развитие событий, в свою очередь, невозможно для Украины.

Возник тупик. И в этой ситуации симпатии разочарованного затянувшейся неопределенностью населения вполне могут качнуться в сторону Киева, особенно с учетом неэффективности властей «республик». Поэтому Россия стремится, не дожидаясь действий Зеленского, захватить инициативу, предлагая местным жителям свои паспорта. Таким образом решаются две задачи — у людей вновь усиливается ощущение, что Россия никуда не уйдет, и обладатели новых российских паспортов станут неприемлемыми не только для Украины Порошенко, но и для Украины Зеленского.

В то же время у России будет возможность регулировать численность новых граждан. Ведь за паспортами надо будет съездить на российскую территорию, например в Ростов-на-Дону, — так что их число будет увеличиваться постепенно. Видимо, в первую очередь не за счет осторожных пенсионеров, а солдат, отобранных для службы в вооруженных силах «республик», и различных должностных лиц ДНР-ЛНР. А вот часть политических активистов с революционным (или контрреволюционным, если считать революцией украинский Майдан) опытом и недостаточной предсказуемостью, наоборот, может быть приостановлена. Дисциплинированные военные России нужны, а потенциальные оппозиционеры, недовольные тем, что не удалось взять ни Киев, ни даже Мариуполь, — вряд ли.

Что же касается российского населения, то, исключая патриотическую общественность, для которой весна 2014-го была лучшим временем в жизни, оно вряд будет проявлять большой энтузиазм. Мобилизация ушла, эмоции схлынули. Теперь людей интересует не геополитика, а сюжеты куда более приземленные — цены, зарплаты и пенсии. Так что место оптимизма по поводу помощи соотечественникам вполне могут занять пессимистические рассуждения на тему, сколько эта помощь будет стоить.

Об авторах
Алексей Макаркин, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.