Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Bloomberg узнал о расследовании Турцией происхождения зерна из Бердянска Политика, 04:35
Россияне рассказали, какие запчасти для машин стали чаще закупать в Сети Общество, 04:00
Полиция арестовала подозреваемого в стрельбе в пригороде Чикаго Общество, 03:32
Ученые спрогнозировали «идеальный шторм» для ледников Европы летом Общество, 03:24
Эксперты рассказали, как защитить себя от нападения акулы в море Общество, 03:00
Лидер оппозиции ФРГ предупредил о «войне за распределение газа» внутри ЕС Политика, 02:31
Минпромторг заявил о положительных последствиях ухода Microsoft из России Бизнес, 02:14
Полиция назвала подозреваемого в убийстве шести человек около Чикаго Общество, 01:59
Байден пообещал не прекращать борьбу с насилием после стрельбы у Чикаго Общество, 01:41
На красной линии метро Москвы остановили поезда из-за человека на путях Общество, 01:34
FT узнала о риске остановки производств в Британии из-за нехватки газа Экономика, 01:13
Бывшие магазины Cropp, Mohito и Reserved в России купила компания из ОАЭ Бизнес, 00:58
Сайт IKEA перестал работать в день начала онлайн-распродажи Бизнес, 00:53
Как студенты борются с психологическими проблемами. Инфографика Общество, 00:30
Госпереворот в Венесуэле ,  
Марсель Салихов

Что придется делать новым властям Венесуэлы для преодоления кризиса

Стабилизационный пакет, способный вытащить венесуэльскую экономику из ямы, составит на ближайшие два-три года не менее $50–60 млрд. Привлечь такие средства можно лишь договорившись с МВФ и развитыми странами

Не так важно, надолго ли останется Николас Мадуро у власти в Венесуэле и когда его сменит лидер оппозиции Хуан Гуаидо либо другой временный президент. Эпоха чавизма в экономике и политике заканчивается, и новым властям придется думать, как вывести страну из состояния коллапса.

Свободное падение

По оценкам МВФ, в 2018 году ВВП Венесуэлы упал на 19%. Падение продолжается пятый год подряд без каких-либо признаков стабилизации. Власти страны уже много лет не публикуют официальную статистику, поэтому об экономическом положении страны можно судить лишь по косвенным оценкам, в том числе по добыче нефти.

В прошлом году добыча нефти — основного и практически единственного экспортного товара Венесуэлы — упала на 30%, до минимального уровня за последние 69 лет. По данным за последние месяцы, падение в нефтяной отрасли продолжается. Проблема еще и в том, что около 60% экспорта осуществляется в рамках поставок по выданным ранее Китаем и Россией кредитам, то есть менее половины венесуэльской нефти оплачивается живыми деньгами. Кризис нефтяного сектора вызван массовым оттоком квалифицированных кадров и многолетним дефицитом инвестиций — руководство страны предпочитало направлять доходы от экспорта на социальные программы. В 2017 году президент Мадуро попытался решить проблемы государственной нефтяной компании PDVSA, назначив ее главой генерала Национальной гвардии Мануэля Кеведо, но навести порядок не удалось.

Другая проблема — гиперинфляция. По данным Национальной ассамблеи, в последние месяцы ежемесячная инфляция составляла 150–200%. За прошлый год она достигла 1 700 000%. В 2019 году ожидается восемь миллионов процентов. В августе 2018-го власти провели денежную реформу — заменили венесуэльский боливар «суверенным боливаром» и провели деноминацию в соотношении 1:100 000. В обращение была даже введена первая в мире национальная криптовалюта — петро. Никакого значимого эффекта на инфляцию и скорость девальвации все это не оказало. «Суверенный боливар» продолжает девальвироваться к доллару США со скоростью 60–80% в месяц.

По мнению официальных властей Венесуэлы, гиперинфляция — результат экономической войны, развязанной мировым капитализмом с целью задушить Боливарианскую Республику. Действительная же причина — бесконтрольная эмиссия центрального банка для покрытия дефицита государственного бюджета. Как и все другие экономические показатели в стране, дефицит бюджета засекречен. Но по оценкам, в настоящее время он составляет около 15–20% ВВП. За последние годы никакого прогресса в этом отношении не происходило, ситуация ухудшалась — власти стали все чаще повышать минимальный размер оплаты труда, который в первую очередь влияет на номинальные заплаты госслужащих и бюджетников. В начале января Мадуро объявил о повышении МРОТ на 300%. Только недавно, в ноябре 2018 года, минимальную зарплату уже повышали на 250%. Однако реальные доходы населению снижаются. Получается, что по курсу на 23 января минимальный размер оплаты труда в Венесуэле составлял около 528 руб. в месяц.

Протесты в Венесуэле после попытки госпереворота. Фоторепортаж
Фотогалерея 
Участник оппозиционнного митинга держит плакат с ценами на продукты. В Венесуэле дефицит продуктов питания и медикаментов. Минимальная зарплата в стране составляет $30 в месяц

Pro
Что стало с доходами инфобизнеса в 2022 году
Pro
Очень плохой прогноз: как дефицит импортных метеоприборов бьет по бизнесу
Pro
Фото: Shutterstock «Напишу президенту»: куда жаловаться, если нарушили ваши трудовые права
Pro
Фото: Shutterstock «На дне». Какие российские активы способны на рост несмотря на санкции
Pro
Почему облигации российских компаний торгуются за треть от номинала
Pro
Движение назад: почему Netflix переходит к бизнес-модели кабельного ТВ
Pro
Фото: Ron Lach / Pexels 11 гаджетов, которые помогут улучшить сон
Pro
Что надо учесть компании, создавая корпоративный суперапп для сотрудников

Что делать

Экономический курс, который поставил на грань выживания миллионы людей, рано или поздно должен был привести к политическому кризису. Дальнейшее выживание правительства Мадуро или успех нового лидера будут зависеть от того, удастся ли изменить положение в экономике.

В ноябре прошлого года Каракас посетила большая делегация российских экспертов, которую возглавил замминистра финансов Сергей Сторчак. Визитеры предложили свой план стабилизации венесуэльской экономики. Он включает в себя отказ от бесконтрольной эмиссии денег и проведение налоговой реформы с переносом центров налогообложения на косвенные налоги. Это разумный план, и он мог бы стабилизовать положение в экономике. Единственное «но» — для его проведения, помимо реальной готовности венесуэльских властей его выполнять, необходима мощная финансовая поддержка в течение нескольких лет. Для закрытия дефицита валютной ликвидности в ближайшие годы стране необходимо минимум $10–15 млрд ежегодно. Сопоставимые суммы необходимы для инвестиций в нефтяную промышленность страны, которые позволят восстановить добычу. Это означает, что суммарный стабилизационный пакет составляет не менее чем $50–60 млрд, а, скорее всего, даже больше. Также необходимо договариваться о реструктуризации внешнего долга, текущий объем которого составляет ориентировочно $130–140 млрд. По большей части публичных обязательств Венесуэла давно находится в дефолте и не платит по долгам. Основные кредиторы — Китай ($50–60 млрд) и Россия ($15–17 млрд) — не выказывали большого желания увеличивать свои венесуэльские риски и оказать подобную поддержку. Западные страны очевидно не окажут никакой помощи режиму Мадуро.

Но и для оппозиции, в случае ее прихода к власти, поиск средств не будет простой задачей. Первоочередным вопросом, видимо, станет получение финансовой поддержки от МВФ и достижение договоренностей с кредиторами. Потом необходимо будет начать быструю программу непопулярных экономических реформ, в первую очередь для стабилизации государственных финансов. Деньги для нефтяного сектора придется искать либо за счет снятия социальных обязательств с PDVSA, либо за счет масштабного привлечения иностранного капитала, которому понадобятся гарантии, возможно, и политические. Приватизацию PDVSA в ближайшем будущем вряд ли стоит ждать. Для начала нужно изменить законодательство, которое сейчас запрещает иностранцам быть мажоритарными акционерами в нефтянке. Ну а главное: даже в случае падения нынешнего режима очередь из желающих вкладывать в Венесуэлу не выстроится. И это, кстати, позволяет думать, что высказываемые сейчас опасения за судьбу российских инвестиций в страну несколько преувеличены.

Об авторе
Марсель Салихов Марсель Салихов Директор центра Центра экономической экспертизы НИУ ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги