Лента новостей
Штаб Владимира Зеленского празднует победу на выборах. Фоторепортаж Общество, 21:06  Новая первая леди Украины: 9 фактов о Елене Зеленской Политика, 21:02 Мужчины о трендах: каким станет бизнес будущего «РБК Стиль» и HENDERSON‎, 21:00 Депутат Рады предложил рассмотреть Слепакова новым президентом России Политика, 20:58 МИД связал результаты выборов на Украине с запросом на перемены Политика, 20:57 Порошенко признал победу Зеленского Политика, 20:34 Порошенко заявил о намерении остаться в политике Политика, 20:32 Порошенко отреагировал на данные экзитполов словами о Черчилле и Путине Политика, 20:27 На Украине закрылись избирательные участки Политика, 20:25 Результаты экзитполов в штабе Зеленского встретили взрывами хлопушек Политика, 20:24 Зеленский поблагодарил СБУ после оглашения результатов экзитполов Политика, 20:13 «Манчестер Юнайтед» установил антирекорд по пропущенным голам за сезон Спорт, 20:09 Венедиктов сообщил о послании Быкова после улучшения состояния Общество, 20:06 Президент на один срок: 10 фактов о Владимире Зеленском Политика, 20:05
Мнение ,  
0 
Андрей Казанцев Точка отсчета: чем станет уход Назарбаева для постсоветского пространства
Политические системы, установившиеся после распада СССР, во всех своих действиях отталкивались от советского прошлого. Эта эпоха уходит вместе с первым президентом Казахстана

В душе подавляющего большинства жителей постсоветского пространства живет образ доброго и просвещенного царя. Пусть будет строг и авторитарен, но лишь бы мудр и благожелателен к своему народу. Пожалуй, Назарбаев из всех постсоветских правителей в наибольшей мере соответствовал этому архетипическому образу. Назначенный на пост первого секретаря республиканской компартии 22 июня 1989 года еще Михаилом Горбачевым, он был последним связующим звеном между политической культурой советской элиты и политической культурой элит постсоветских.

Завершение транзита

Политические системы, установившиеся после распада СССР, неизбежно в качестве отправной точки воспринимали советское прошлое. Иногда негативно, как то, что нужно преодолеть, иногда позитивно, с ностальгией. Но теперь в качестве ключевой точки отсчета в политике всех бывших советских республик будут воспринимать уже не советское, а свое собственное прошлое после 1991 года. Это, пожалуй, самое важное для всего постсоветского пространства, включая Россию, последствие того, что произошло в Астане.

В своем прощальном выступлении Назарбаев подчеркнул постсоветский характер своей миссии: «Нашей триединой задачей стало построение рыночной экономики, демонтаж тоталитарной идеологической системы и модернизация всех институтов общества».

В других постсоветских странах процесс прощания с советским/постсоветским оказался более размыт. Например, в России антикоммунизм как политический фактор исчез вместе с уходом Ельцина, а ностальгия по СССР сохраняется до сих пор, трансформировавшись в провластные настроения и став важным фактором популярности президента Путина. В Казахстане, как и в соседнем Узбекистане, в силу особенностей политических систем, фактор разрыва с советским/постсоветским прошлым в момент ухода со своего поста первого постсоветского президента просматривается наиболее четко.

Внутриполитические последствия

Наблюдатели уже отметили достаточно очевидные параллели между системой транзита власти в Казахстане и системой, сложившейся в конце жизни Дэн Сяопина в Китае. Как известно, придя к власти после смерти Мао Цзэдуна, Дэн стал инициатором реформ, обеспечивших продолжающийся до сих пор экономический рост. Постепенно престарелый лидер отходил от непосредственного руководства страной, оставаясь верховным арбитром во всех важных вопросах. Эта модель сохранялась в КНР до недавнего времени: прошло несколько успешных транзитов и лишь нынешний лидер Си Цзиньпин от нее отказался.

Сходная система постепенного ухода от власти была создана другим великим реформатором — лидером Сингапура с 1959 по 1990 год Ли Куан Ю. Будучи создателем государственности независимого Сингапура и добившись грандиозных успехов в экономике, он ушел в отставку и в 1990–2004 годах был старшим министром в правительстве своего преемника и однопартийца Го Чок Тонга, а в 2004–2011 годах являлся «министром-наставником» в правительстве своего сына Ли Сяньлуна.

Назарбаев воспринимает себя как лидера, вполне сопоставимого по исторической значимости с Дэн Сяопином и Ли Куан Ю. И, несмотря на скепсис многих, он прав. Когда Назарбаев возглавил Казахстан, по уровню ВВП на душу населения страна была примерно в середине списка союзных республик. Сейчас Казахстан занимает на постсоветском пространстве, если не считать вошедшие в ЕС страны Балтии, второе место после России. Он обогнал Украину и Белоруссию, получившие от СССР намного более мощный промышленный и научно-культурный потенциал. По объему экономики Казахстан сейчас также является второй страной постсоветского пространства после России.

Экономический рост произошел не автоматически. В Казахстане были серьезные запасы нефти, но не хватало мощной нефтегазовой промышленности и инфраструктуры, которая была в России или даже соседнем Туркменистане. Потребовались серьезные внешние инвестиции. Назарбаев сумел создать благоприятные условия для привлечения инвесторов со всего мира: из стран Запада, Китая, России, арабских государств. Были реализованы грандиозные инвестиционные проекты вроде Каспийского трубопроводного консорциума и Казахстанско-китайского трубопровода. Важным стимулом для создания более современной экономики стала подготовка новых научных и управленческих кадров, особенно за рубежом. Для этого есть не имеющая прецедентов в других постсоветских странах программа «Болашак», сделавшая доступным образование в самых престижных вузах мира для молодежи из простых семей.

Последствия для соседей

О контурах возможного транзита власти в Казахстане в последние годы активно рассуждали эксперты, и было много связанных с этим страшилок. Прежде всего высказывались опасения о возможности столкновений различных клановых групп. Эксперты боялись, что ситуацией могут воспользоваться радикальные исламисты. В последние годы в Казахстане произошло достаточно много терактов и есть серьезные проблемы, связанные с возвратом казахстанских боевиков из Сирии и Ирака или с возможностью дестабилизации в Центральной Азии под влиянием событий в Афганистане. Гипотетические межклановые столкновения могли бы спровоцировать народные выступления, как в Жанаозене в 2011 году или общенациональные земельные протесты в 2016 году. Российские эксперты традиционно опасались возможных межнациональных конфликтов в Казахстане, постепенного отхода республики от линии на дружбу с Россией и от евразийской интеграции. Много комментариев вызвало недавнее решение перевести графику казахского языка с кириллицы на латиницу. Обращают внимание и на то, что Казахстан как член ЕАЭС страдает от западных санкций, наложенных на Россию.

Тем не менее та форма, в которой произошел транзит, говорит о контролируемости процесса. Пока Назарбаев жив, он будет гарантом преемственности курса во внутренней, внешней и экономической политике. Сохранится модель, в рамках которой Астана поддерживает хорошие отношения как с соседями — Россией и Китаем, так и с Западом. Это подчеркивает выбор в качестве временного президента Касым-Жомарта Токаева — человека с огромным внешнеполитическим и дипломатическим опытом. В рамках преемственности будут продолжены экономические реформы, так что инвесторы тоже могут вздохнуть спокойно.

Между тем сохраняется и интрига: кто возглавит Казахстан после выборов 2020 года? Одни обращают внимание на слова Назарбаева «Я верю, что Токаев — именно тот человек, кому мы можем доверить управление сегодня Казахстаном», другие на то, что председателем сената Казахстана вместо Токаева 20 марта стала дочь Назарбаева Дарига. Очевидно только то, что страну возглавит человек, которого предложит президентская партия «Нур Отан», а, значит, сам Назарбаев. При этом преемник, по крайней мере пока Назарбаев жив, будет полностью следовать в русле политики первого президента Казахстана.

Об авторах
Андрей Казанцев директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.