Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Рязани определили контуры «перезагрузки» промышленной политики страны Пресс-релиз, 19:27 Застрявшие между Украиной и Белоруссией хасиды уехали от границы Политика, 19:24 Танкер из Венесуэлы стал Горьким, Пашаев не адвокат. Главные новости РБК Общество, 19:20 Добровинский будет скучать по лишенному статуса адвоката Пашаеву Общество, 19:20 «Райффайзен-онлайн» запустил благотворительные переводы в Русфонд Партнерский материал, 19:18 В заваленной мусором квартире в Петербурге нашли мертвого мужчину Общество, 19:06 «Ливерпуль» объявил о переходе Алькантары из «Баварии» Спорт, 19:05 Росстат зафиксировал резкий рост бедности среди россиян на пике пандемии Экономика, 19:05 TikTok заявил о намерении оспорить запрет США на использование приложения Общество, 19:01 Ведущие природоохранные выставки прошли в «Крокус Экспо» Пресс-релиз, 19:00 Задержанный в Минске оппозиционер Максим Знак объявил голодовку Политика, 18:52 Два матча хоккейного «Локомотива» перенесены из-за угрозы COVID-19 Спорт, 18:43 Финтех для ультрахайнетов: как облегчить и автоматизировать торговлю РБК и Refinitiv, 18:43 Собянин наградил московских врачей за вклад в борьбу с коронавирусом Общество, 18:39
Мнение ,  
0 
Николай Петров

«Квартет» для губернаторов: как изменилась региональная политика Кремля

Федеральный центр по-прежнему не хочет восстанавливать институт конкурентных губернаторских выборов и надеется отобрать лучших кандидатов с помощью сложной системы выявления общественного запроса

Как оказалось, недавняя волна губернаторских замен не просто очередная ротация, а проба пера Сергея Кириенко как нового куратора внутренней политики и разработанной под его руководством новой системы подбора кадров.

Эшелонированный отбор

Что можно сказать об этой новой системе? В Кремле осознают наличие проблемы снижения эффективности управления, но видят причину прежде всего в низких управленческих качествах глав регионов. Предлагаемый выход прост, как в «Квартете» Крылова: надо просто пересадить тех, кто не справился с регионом, начальниками в федеральные ведомства или, на худой конец, в Совет Федерации, где и вовсе управлять нечем. Раньше происходило все то же самое, но по наитию, без особой системы. При Кириенко появилась сложная эшелонированная система отбора кадров на губернаторские посты, причем не безальтернативная, а конкурентная: президенту предлагают три кандидатуры на каждый пост, максимально соответствующие запросу региона, а уж он выбирает.

В истории с губернаторами как нельзя более наглядно проявились общесистемные проблемы. Сначала Кремль, пытаясь усилить контроль над регионами, отменяет прямые выборы глав регионов и переходит к знакомой по советскому времени модели их назначения с последующим утверждением региональным парламентом. В 2012 году на смену эфемерному участию парламентариев приходит «всенародное одобрение» президентского кандидата, который, по сути, сам подбирает себе соперников-статистов. Из семи десятков таких «восстановленных выборов» губернаторов сбой произошел лишь один-единственный раз — в Иркутской области в 2015 году, где выдвинутый Кремлем на новый срок губернатор проиграл сопернику-коммунисту.

Вместо того чтобы с помощью института конкурентных губернаторских выборов обеспечить отбор лучших, по мнению местных избирателей, Кремль выстраивает сложную систему выявления общественного запроса с помощью закрытых соцопросов с последующим подбором «идеального кандидата» (или трех кандидатов для одного избирателя). Жителей региона таким образом закрепляют в положении подданных, отказывая им в праве быть гражданами — самим делать выбор и отвечать за него.

Почти две недели продолжалось поставленное Кремлем театрализованное действо: утром экстренная пресс-конференция с сообщением очередного губернатора о «принятом им» решении не идти на новый срок, затем обсуждение в СМИ имени возможного преемника, днем — президентский указ и сообщение о встрече Владимира Путина в обед с назначенным врио. Губернаторы получали с нарочным не только «черную метку» из Кремля, но и инструкцию для заявления о своей досрочной отставке. Сбой произошел только однажды, когда 8 февраля белгородский губернатор Евгений Савченко на экстренной пресс-конференции вдруг объявил не о том, что уходит, а о том, что остается. Наконец, в завершение ротационной кампании президент встретился со всеми пятью ушедшими губернаторами и поблагодарил их скопом за проделанную работу.

По поводу продуманности и подготовленности кадровых решений есть большие сомнения. Кто-то из лишенных поста глав уже вел вовсю подготовку к перевыборам, как, например, Виктор Басаргин, кто-то, как Вячеслав Наговицын, и вовсе был в самом конце ноября включен Кремлем в новый состав президиума Госсовета на полугодовой срок. Трудно сказать, насколько хорош Кремль в подборе замен, но в муштре старых губернаторов, сыгравших перед уходом унизительную для себя роль, он определенно достиг успехов.

Ротация «варягов»

В истории с «научным» подбором губернаторов есть два фундаментальных заблуждения: первое, что «идеального» во всех отношениях и на все случаи жизни губернатора можно найти, просто надо хорошенько порыться в президентском резерве; и второе, что проблемы заключаются в персоне губернатора, а не в конструкции системы, институтах, той роли, которая губернатору отведена.

Из десяти глав регионов, чьи полномочия истекают в этом году, Кремль заменил пятерых. Оставшиеся пятеро: Сергей Жвачкин (родился в 1957 году, возглавил регион в 2012 году), Томская область; Валерий Радаев (1961, 2012), Саратовская область; Владимир Волков (1954, 2012), Мордовия; Евгений Куйвашев (1971, 2012), Свердловская область; Евгений Савченко (1950, 1993), Белгородская область. Все замененные губернаторы — варяги, оставшиеся, за исключением Куйвашева, — местные. При этом на смену «плохим» варягам в трех из пяти случаев Кремль направил варягов же — теперь «хороших», отобранных по науке. Произведена смена поколений и омоложение губернаторского корпуса. Средний возраст замененных губернаторов — 63 с лишним года, пришедших им на смену — 43 года, средний возраст оставленных на новый срок — 58 лет, кстати, для них для всех, кроме Савченко, это будет второй срок, у Савченко — седьмой!

Сравнивая старого и нового главу в каждом конкретном случае или всю новую волну новоназначенных глав регионов с предыдущей, можно надеяться на перемены к лучшему. Возможно, где-то эти надежды и оправдаются. Системных проблем, впрочем, это никак не решает, и то, что мы увидели в последние две недели, — это в лучшем случае подготовка к очередной попытке авторитарной модернизации, а скорее, попытка усиления авторитарного контроля. И в том и в другом случае ставка делается на укрепление унитарной централизованной модели управления, которая в условиях нашей страны способна как-то обеспечивать контроль, но никак не развитие.

Об авторах
Николай Петров Николай Петров
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.