Лента новостей
Lufthansa вслед за British Airways приостановила полеты в Каир Общество, 01:09 В Италии умер руководитель громкого расследования «Чистые руки» Общество, 00:51 В США из-за жары умерли шесть человек Общество, 00:48 Все энергоблоки Калининской АЭС запустили после сбоя Общество, 00:17 «Спартак» в добавленное время упустил выездную победу над «Ростовом» Спорт, 20 июл, 23:56 Венесуэла обвинила США в нарушении воздушного пространства Политика, 20 июл, 23:53 Журналистка Скабеева посетила Кокорина и Мамаева в колонии Общество, 20 июл, 23:23 Посол заявил о подрыве доверия Киева к Берлину из-за решения ПАСЕ Политика, 20 июл, 23:21 Хорошо ли вы спите. Тест РБК и Philips, 20 июл, 23:07 В ЛНР сообщили о семи раненых в результате обстрела со стороны Украины Политика, 20 июл, 22:54 Мосгоризбирком назвал требования оппозиции попыткой политического шантажа Политика, 20 июл, 22:46 WP узнала о планах Трампа сократить расходы бюджета при победе на выборах Политика, 20 июл, 21:31 Чемпионат России по футболу. «Ростов» — «Спартак». Онлайн Спорт, 20 июл, 21:30 Оппозиция предложила Собянину обсудить недопуск на выборы в Мосгордуму Политика, 20 июл, 21:15
Мнение ,  
0 
Григорий Косач Подножка для России: как саудиты будут использовать Исламскую коалицию
Создание Исламской военной коалиции под эгидой Саудовской Аравии ставит под сомнение цели и задачи российской военной операции в Сирии. Эр-Рияд стремится изолировать Иран, что может помешать России

Еще одна коалиция

14 декабря 2015 года сын правящего монарха и министр обороны Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Сальман объявил о создании антитеррористической Исламской военной коалиции. Саудовская Аравия возглавила формирование, включившее в свой состав 34 государства, действия которых будут координироваться «совместным оперативным центром» со штаб-квартирой в Эр-Рияде.

Российская реакция на саудовскую инициативу оказалось сдержанной. Как заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, «объединение усилий в борьбе с экстремизмом — это позитивное явление», но, «перед тем как давать оценку, нужно понимать детали».

Разберемся с «деталями». Круг стран, вошедших в новую коалицию, внушителен, он охватывает значительное пространство исламского мира, объединенного Организацией исламского развития (ОИС). В ее рядах не только традиционные союзники Эр-Рияда — страны зоны Персидского залива, объединенные в Совет сотрудничества арабских государств Залива — ССАГЗ (кроме Омана), но и африканские члены ОИС — от Марокко, Мавритании, Египта и Судана до Габона, Кот д’Ивуара, Джибути, Сомали, Мали, Коморских островов и Нигерии. В составе коалиции Иордания, Ливан и Йемен, а также неарабские члены ОИС — Пакистан, Турция и Малайзия. Еще десять государств, включая Азербайджан, заявили о возможности своего вступления в новое объединение, следует из текста, опубликованного после коммюнике.

По словам принца Мухаммеда бен Сальмана, задача «исламской военной коалиции» — противостояние основным источникам террористической угрозы: ИГИЛ (организация запрещена в России) в Ираке и Сирии, а также «структурам, действующим на территории Ливии и Йемена». При этом Саудовский министр обороны счел необходимым заметить, что «коалиция не является военным объединением», а «объединяет усилия, направленные на достижение координации действий государств, борющихся с терроризмом».

Комментируя заявления принца в номере «Аш-Шарк Аль-Аусат» от 16 декабря 2015 года, Абдель Рахман Ар-Рашид, ведущий обозреватель этого издания, близкий к верхушке саудовского истеблишмента, отметил: «Если будет решение международных организаций, например ООН, либо региональных, как Лига арабских государств, об обращении за помощью к коалиции в деле противостояния терроризму, то им будет оказано содействие в странах, где нет законной власти, таких как Ливия и Сирия, либо там, где эта власть слаба — в Йемене или Мали».

Саудовская Аравия и «крестовый поход»

Саудовская инициатива направлена на то, чтобы активизировать действия арабских и мусульманских стран на поприще противостояния терроризму. Еще в феврале 2005 года Саудовская Аравия, выступила инициатором создания в Эр-Рияде Международного антитеррористического центра. Ее нынешняя инициатива — продолжение предыдущего начинания в принципиально новых условиях. Борьба с террористической угрозой — задача стран арабского и мусульманского сообщества, где прежде всего действуют апеллирующие к исламской догме многочисленные террористические организации. Придание борьбе с этой угрозой ярко выраженного исламского оттенка способно похоронить утверждения тех, кто говорит о том, что антитеррористическая борьба — замаскированный «крестовый поход» ислама против мира. Теперь Саудовская Аравия придает законность своему антитеррористическому союзу с Западом.

Удар по России

Создавая «исламскую военную коалицию», Саудовская Аравия решает собственные задачи. Это прежде всего политический проект. Он ни в коей мере не призван заменить уже существующую проамериканскую коалицию, в состав которой входит и сама Саудовская Аравия, и ее ближайшие союзники по ССАГЗ. Вовлекая огромное геополитическое пространство в борьбу с терроризмом и одновременно отказывая в этом Ирану, Эр-Рияд преследует принципиально важную внешнеполитическую цель — изоляция Ирана в мусульманском мире. Неслучайно, говоря о необходимости формирования «исламской коалиции», принц Мухаммед бен Сальман подчеркнул, что ее появление — итог «успешных действий» просаудовской «арабской коалиции в Йемене». Как считают в Эр-Рияде, йеменские хуситы поддерживаются «тегеранским режимом».

Хотя глава саудовского военного ведомства и утверждал, что «начало операций в Сирии и Ираке невозможно без согласования с законной властью», к Сирии это не относится. Режим Башара Асада, квалифицируемый им как «магнит, притягивающий боевиков-террористов», уже давно нелегитимен. Саудовская Аравия открыто поддерживает сирийскую «умеренную оппозицию», признанную ею «единственным законным представителем сирийского народа».

Саудовская Аравия включила орудие иранского политического влияния в Сирии — ливанскую «Хезболлу» — в собственный черный список террористических структур и провозгласила иранские спецслужбы «организацией экстремистов».

Таким образом Эр-Рияд проводит курс, который ставит под сомнение цели и задачи российской военной операции в Сирии и оспаривает российскую инициативу создания «широкой международной антитеррористической коалиции», включающей официальный сирийский режим и Иран. Для Саудовской Аравии российская инициатива неприемлема. Упоминание принцем Мухаммедом бен Сальманом в том же контексте «международного сообщества» означает, что его страна продолжит координировать свои действия с американскими и европейскими (но не российскими) военными в Сирии. Изоляция Ирана в мусульманском мире — удар по России, стране-наблюдателю в ОИС и региональному союзнику Ирана.

Центральноазиатские государства и Азербайджан, которые продолжают развивать отношения с Саудовской Аравией и государствами ССАГЗ, не только не выступили безусловными сторонниками российской военной операции в Сирии, но и не поддержали Россию в ее нынешнем противостоянии с Турцией. Расхождения с Россией могут и должны привести эти «мусульманские» страны, являющиеся членами ОИС, к контактам с созданной Эр-Риядом антитеррористической коалицией. Эти контакты не только активизируют роль Саудовской Аравии в пределах постсоветского пространства, но и станут для этих стран дополнительным инструментом давления на Москву.

Об авторах
Григорий Косач профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.