Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как в Иркутске трамвай снес девять автомобилей. Видео Общество, 09:59 Российский вратарь Игорь Шестеркин получил травму в матче НХЛ Спорт, 09:57 Мурашко заявил о завершении второй фазы испытаний вакцины «Спутник Лайт» Общество, 09:55 Мишустин назвал сроки завершения основного объема массовой вакцинации Общество, 09:53 Глава МТС назвал рисковой инициативу по бесплатному доступу к сайтам Технологии и медиа, 09:51 Первый клуб NBA начал продавать билеты на матчи за Dogecoin Крипто, 09:48 Роскошь и репутация: как создают люкс-кроссоверы Bentley Bentayga РБК Cтиль и Bentley, 09:44 Глава МТС — РБК: «Голос уже для вас бесплатный» Технологии и медиа, 09:40 Рособрнадзор оценил вероятность отмены ЕГЭ к 2030 году Общество, 09:28 Российский вратарь установил рекорд в НХЛ Спорт, 09:16 «Экстремальные» санкции для России, ВОЗ — о визите в КНР. Главное за ночь Общество, 09:13 Поездка в офис — это командировка. Какие казусы породил закон об удаленке Pro, 08:55 Три человека погибли в ДТП с электричкой в Башкирии Общество, 08:52 Вести бизнес в России: взгляд предпринимателей РБК и Альфа-Банк, 08:46
Мнение ,  
0 
Петр Топычканов

Война чисел: почему рекордный бюджет Пентагона не так страшен для Москвы

Подписанный Дональдом Трампом военный бюджет США сам по себе не создает новых угроз для Москвы и не требует от нее каких-то немедленных ответных действий

Принятие нового оборонного бюджета США объемом $716 млрд воспринимается в Москве настороженно. В Госдуме возмущаются тем, что Вашингтон включил Россию в число своих противников наряду с Ираном и КНДР. Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков заявил: «Беспрецедентная накачка военного бюджета ассигнованиями, что тоже подтверждается подписанным законом, сама по себе оказывает разрушительное воздействие на сложившуюся систему международной безопасности».

Но создает ли закон о полномочиях в области национальной обороны новые угрозы для России? Как представляется, принципиально новой ситуации с точки зрения безопасности для нашей страны не возникает. На это уже обратил внимание сенатор Сергей Кисляк, в прошлом посол России в США, сказавший, что новый бюджет не должен создавать «ощущение дополнительной изменившейся угрозы».

Приоритеты

Действительно, Россия указывалась среди угрожающих безопасности США стран во всех документах, касающихся обороны и безопасности, как при нынешней администрации, так и при предыдущей. Объем военного бюджета, который вслед за самим Трампом многие называют беспрецедентным, вписывается в общие военные расходы США во времена Барака Обамы. По подсчетам Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), они составляли $747 млрд в 2009 году, $769 млрд в 2010-м, $759 млрд в 2011 году и $716 млрд в 2012-м.

Принятый документ скорее свидетельствует о долгосрочных трендах, характерных для оборонной политики США и уже учитываемых в российских представлениях о внешних угрозах.

Первый тренд — набирающая темпы модернизация ядерного арсенала США. Среди направлений в этой области, получивших финансирование в новом бюджете, больше всего вопросов вызывает разработка ядерного оружия «малой мощности». Опубликованная ранее в этом году ядерная доктрина США упоминала о таком оружии в контексте продолжающегося кризиса вокруг Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), так что ничего неожиданного для России закон о полномочиях в области национальной обороны здесь не принес. Собственно, последнее послание президента Владимира Путина Федеральному собранию содержало реакцию на эту идею. Путин тогда подтвердил готовность Москвы ответить ядерным возмездием на применение против России ядерного оружия любой мощности. Это звучало угрожающе, но на самом деле свидетельствовало о желании Москвы не дать понизить порог применения ядерного оружия в вероятных конфликтах между Россией и США/НАТО.

Второй тренд — распространение военного соперничества на новые сферы: космос, интернет и применение искусственного интеллекта. Несмотря на создание космического командования, которое будет занимать подчиненное положение по отношению к стратегическому командованию США, бюджет не предполагает новых крупных проектов в областях космических технологий и искусственного интеллекта. Скорее он свидетельствует о постоянном интересе США к этим областям. Например, дается санкция на создание национальной комиссии по искусственному интеллекту, задача которой понять, как развитие технологий искусственного интеллекта и самообучающихся систем может угрожать безопасности США и как эти технологии могут быть использованы самими Штатами.

Угрозы

А вот готовность Пентагона к более активным мерам в области информационных технологий была подтверждена достаточно явно. Военное ведомство США получило дополнительные ассигнования на ответные и пропорциональные операции подрывного и сдерживающего характера (США и до того занимали лидирующее положение в этой области, что продемонстрировала официально так и не подтвержденная американо-израильская операция «Олимпийские игры» по нарушению работы центрифуг в иранском ядерном центре в Натанзе).

После решения о ядерном оружии «малой мощности» это второе решение нового бюджета, которое имеет дестабилизирующий характер, поскольку оба они понижают порог для применения силы — ядерного оружия (в первом случае) и наступательных киберсредств (во втором), а значит при существующем уровне противоречий между Москвой и Вашингтоном повышает вероятность вооруженных конфликтов между Россией и США.

Есть в законе о полномочиях в области национальной обороны и внутриполитический сюжет: усиление прозрачности и отчетности исполнительной власти перед властью законодательной. Это касается и решений Белого дома в области ядерного оружия и противоракетной обороны, и решений о проведении спецопераций за рубежом. По сравнению с предыдущей администрацией у нынешней меньше пространства для маневра в области обороны и безопасности. Можно было бы сказать, что для России это хорошая новость, если бы документ также не ограничивал возможности сотрудничества Белого дома с российскими властями.

Новый оборонный бюджет США фиксирует и так известную истину о месте России в списке внешних угроз для Вашингтона. Но при наличии у США и России политической воли к устранению противоречий (устраняемых в принципе) вряд ли бюджет Пентагона может создать значимые препятствия для ее реализации.

Пока же такой воли нет, сторонам приходится учитывать возможности друг друга в своих планах военного строительства. Причем в условиях неравенства оборонных бюджетов двух стран и широкого спектра угроз для России трудно ожидать от Москвы зеркального ответа на любое решение Вашингтона в области развития вооруженных сил. В отличие от периода холодной войны сегодня военное соревнование или соперничество России и США носит все более асимметричный характер.

Об авторах
Петр Топычканов Петр Топычканов, старший научный сотрудник СИПРИ (Стокгольм)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований Аналитика по теме "Безопасность"