Лента новостей
Кремль ответил на требование трибунала выдать Киеву арестованных моряков Политика, 10:08 Полиция задержала бросившую маленького сына в московском ТЦ женщину Общество, 10:06 Личный опыт: как оборудовать автомобиль для выездного бизнеса и торговли РБК и ГАЗ, 10:04 С Плесецка стартовала ракета «Союз-2.1б» со спутником «Глонасс-М» Технологии и медиа, 09:56 Двух фигурантов дела экс-губернатора Хорошавина отправили в колонию Общество, 09:48 Пхеньян назвал Болтона советником Трампа «по разрушению мира» Политика, 09:41 Хорошо ли вы спите. Тест РБК и Philips, 09:35 Как устроена венчурная индустрия в России Pro, 09:28 При атаке на автобус в афганском Кабуле пострадали десять человек Общество, 09:22 Угадай город по фото: Москва или Петербург Недвижимость, 09:18 Разнонаправленные торги в Азии, выходной в США: как начинается неделя Quote, 09:10 Роспотребнадзор предупредил о начале сезона активности клещей Общество, 09:08 Кого называют андердогом: тест на знание футбольного сленга РБК и Футболер, 09:04 Как Netflix спасает африканский кинематограф от пиратов — Bloomberg Pro, 09:01
Мнение ,  
0 
Андрей Колесников Спасти нерядового Мадуро: поможет ли Венесуэла подтвердить величие России
Россия опять, как в советские времена, идет на экономические жертвы ради политической поддержки «братского» режима. Но даже СССР не разбрасывался деньгами так щедро

Плодотворное сотрудничество с Венесуэлой стоит России очень дорого: $6 млрд предоплаты за поставки нефти и нефтепродуктов от «Роснефти» венесуэльской госкомпании PDVSA. Получается, что вера Игоря Сечина в устойчивость и платежеспособность братской нефтеносной державы просто поразительна — не менее, чем, например, у Михаила Андреевича Суслова в марксизм-ленинизм. И роднит их с Сусловым вот еще что — готовность до последнего поддерживать очень специфические политические режимы. В случае современной России речь идет либо о государствах-изгоях (rogue states), к каковым уже относят Венесуэлу после того, что со страной и ее народом сделал сначала лидер «боливарианской революции» Уго Чавес, а затем президент Николас Мадуро, либо о непризнанных (unrecognised states).

Политические инвестиции

Россия в кольце друзей, существенная часть которых находится далековато: Сирия неблизко, а Венесуэла на другом краю света. Зато наша страна по периметру окружила себя непризнанными государствами, которые де-факто готовы считать себя российскими провинциями: Приднестровье, ЛНР, ДНР, Абхазия, Южная Осетия. Что уж говорить о Крыме. Граница страны на десятилетия изуродована анклавами, которые непонятно как закрашивать на школьных контурных картах. Россия, XXI век, территория неясных смыслов.

Можно было бы объяснить такой выбор друзей историческими традициями, мышлением в стиле XIX–XX веков: мир поделен на зоны влияния, и мы пытаемся их сохранить и приумножить. Но эти зоны или чрезвычайно, до бессмысленности, затратны, или способны поссорить со всем остальным миром, или ведут к потерям любого влияния, в том числе с помощью «мягкой силы». Разве Украина, которую держали за младшего сателлита и буферное государство, не потеряна для России на долгие годы?

Разумеется, никакого коммерческого смысла во всех этих «предоплатах» нет. Это политические инвестиции — таковыми они были даже тогда, когда в контрактах можно было найти экономическую логику. Режим Чавеса — Мадуро братский для нынешнего российского политического класса в самом простом, советском, смысле. То есть это пущенные на ветер деньги ради «дружбы»: «зона влияния» за 10 тыс. км от российских границ, сателлит без экономического и политического прока. Конечно, нефтяные автократии многое роднит, государственный капитализм иной раз трудно отличить от государственного социализма, но даже Советский Союз столь безоглядно не разбрасывался деньгами. Мадуровская Венесуэла ведь уже не просто страна-изгой, это провалившееся государство — failed state.

Один из ведущих российских энергетических аналитиков Михаил Крутихин предположил, что вложения российских нефтяных баронов в пустоту могут объясняться коррупционными мотивами: «из соображений сговора с местными чиновниками с материальной точки зрения». Но если это коррупция, то она на глазах обесценивается, теряет в живом весе, буквально все взывает к тому, чтобы зафиксировать убытки и разойтись. Поэтому происходящему есть только одно объяснение. Это не просто феномен поддержки «сукиного сына, но нашего сукиного сына». Это своего рода идентификация собственного политического режима с тем, который «проваливается». Глядя на себя в зеркало по утрам, российский политический класс видит не свое отражение, а лица Мубарака, Каддафи, Януковича, Асада, Мадуро. А в протестах на Пушкинской видится призрак бунтующего Каракаса. Так когда-то Брежнев был напуган пражской весной-1968 и постоттепельная неопределенность сменилась заморозками.

Наказать Америку

Деньги налогоплательщиков, утопающие в сирийских песках, и «предоплаты» диктатору, ввергшему свой народ в нищету, — это всего лишь сочувствие лидерам, построившим режимы, типологически в чем-то напоминающие российский идеал — популистскую автаркию, строящую осажденную крепость для защиты от США, ищущую пятую колонну и «бомбящую Воронеж».

И никаких проблем с объяснением происходящего: ясно же, что там, где нас нет, будут американцы. Ну точно так же, как было с Украиной, — мы же помним и знаем, видели. И Венесуэла — это вторая Украина. И народ такой же братский.

Падение ВВП, измеряемое десятками процентов, гиперинфляция, жесточайший товарный дефицит, скачкообразный рост смертности, в том числе детской, ссора со всем миром, разрыв отношений с соседями — колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос опубликовал статью в Project Syndicate с характерным заголовком: «Мы плачем по тебе, Венесуэла». И на десерт — полное сворачивание демократических институтов, которые, надо отдать должное Чавесу, предшественнику Мадуро, при прежнем лидере еще работали.

Стандартный путь от государственно-социалистических экспериментов через статус государства-изгоя к положению провалившегося государства.

И все-таки Россия из последних сил пытается спасти нерядового Николаса Мадуро «предоплатой», которая теряет свою цену еще до того, как достигает пункта назначения. А вдруг автократу повезет — он удержит власть, и надолго. И тогда у России сохранится пусть и бессмысленная, но своя «зона влияния». Откуда можно будет грозить запутавшемуся в трех твитах американскому империализму. Явный признак великой державы, чертящей на глобусе геополитические оси… Мелочь, а приятно.

Об авторах
Андрей Колесников руководитель программы Московского центра Карнеги
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Нефть"