Лента новостей
Посол заявил о развязанной США визовой войне после ситуации с учителями Политика, 01:03 Вывезенная в Чечню москвичка назвала причину побега из дома Общество, 00:51 Прокуроры отозвали обвинения в домогательствах против Спейси Общество, 00:22 Арестованный экс-владелец Антипинского НПЗ заявил о планах выкупить завод Бизнес, 00:00 Компания экс-советника Якунина купит основанного Ротенбергом девелопера Бизнес, 00:00 Зеленский признался в недоверии к чиновникам не из своего круга общения Политика, 17 июл, 23:56 Пентагон оценил потери Турции из-за прекращения участия в программе F-35 Политика, 17 июл, 23:38 Володин анонсировал отмену налоговых льгот для пальмового масла Общество, 17 июл, 23:32 Зеленский решил выдать гражданство Украины жителям «дружественных стран» Политика, 17 июл, 23:20 Сила жеста: что делать, когда тело нас предает Партнерский материал, 17 июл, 23:19 При обрушении породы на шахте в Кузбассе погиб рабочий Общество, 17 июл, 23:03 ВОЗ назвала вспышку лихорадки Эбола международной чрезвычайной ситуацией Общество, 17 июл, 23:02 Посольство отвергло претензию МИДа о «паспортах как у посла» для учителей Политика, 17 июл, 22:41 В Астрахани задержали шесть человек из-за мошенничества в сфере ЖКХ Общество, 17 июл, 22:35
Мнение ,  
0 
Шломо Вебер Юваль Вебер Холодный Хельсинки: почему Трамп и Путин не смогут договориться о важном
У президента США связаны руки на российском направлении, но при этом нужна хотя бы видимость успеха саммита в Хельсинки. Решить действительно важные для двух стран вопросы в таких условиях не получится

У российского президента Владимира Путина всегда были достаточно четкие стратегические цели. Он сформулировал их еще в 1999 году в своей программной статье «Россия на рубеже тысячелетий». Основные положения этой стратегии мало изменились за последние 18 лет: усилить власть центра, восстановить и укрепить экономику страны и вернуть России статус «великой державы», признанной ее конкурентами. Можно сказать, что за это время первая задача была выполнена, вторая — частично, но что с третьей? Признают ли США, Европа и Китай Россию «великой державой»?

«Пророссийский» президент

Президентские выборы США в 2016 году, казалось, дали положительный ответ на этот вопрос. В Белый дом пришел Дональд Трамп, аутсайдер, независимый от мнения элит политик, который, похоже, понимал российскую точку зрения. Во время избирательной кампании и потом уже как президент Трамп хвалил Путина и Россию так, как это не стал бы делать ни один другой политик его уровня. Американский президент критиковал собственную страну, осуждал плохие отношения с Москвой и вроде бы с пониманием относился к позиции России в вопросах Украины, санкций, Сирии и расширения НАТО.

«Пророссийский» президент США позволил бы Путину реализовать все оставшиеся задачи, поставленные в статье 1999 года и более поздних программных выступлениях. Формулировка внешнеполитической стратегии российского лидера была простой, а исполнение — сложным: сначала при помощи Запада сократить отставание, затем вновь начать проводить активные действия на международной арене (на этот раз уже с позиции силы), а затем использовать достигнутые успехи для осуществления внутренних реформ, столь необходимых для дальнейшего экономического развития. Стабильная внешнеполитическая ситуация позволила бы сосредоточиться на решении внутренних проблем, в каком-то смысле вспомнить предложенную российским министром иностранных дел Александром Горчаковым еще в XIX веке стратегию: «Россия не сердится, Россия сосредотачивается».

Если бы в Белом доме появился открытый к сотрудничеству президент, то Путин мог бы пойти на улучшение отношений с Вашингтоном и Западом в целом. Как не покажется странным, но президент США способен снизить издержки Кремля от проведения болезненных внутренних реформ, таких как повышение пенсионного возраста. Прекращение конфронтации позволило бы сократить расходы на оборону и направить средства на социальные нужды и развитие человеческого капитала, хотя, конечно, как и в любой другой стране мира, пенсионная реформа не была бы популярной.

Сценарий Трампа

Ирония судьбы заключается в том, что «пророссийский» американский президент оказался угрозой для внешней политики России. Постоянные скандалы и расследования связей членов команды Трампа с российскими олигархами, разведкой, политиками и просто сомнительными личностями продолжают подрывать к нему доверие.

Пока президент четко не объяснит свои связи с Россией, любые высказывания и действия в ее пользу будут выглядеть крайне подозрительными. Казалось бы, если у Трампа и был бизнес в России в 1990-х годах, в этом нет ничего плохого. Однако характер этих связей и их масштаб остаются неизвестными. И вместо того чтобы сказать: мои отношения с Россией ограничиваются X, Y, Z, —​ Трамп начинает нападать на собственных критиков, обвинять их в выпуске фейковых новостей, ставить под сомнение их патриотические чувства. А осенью состоятся промежуточные выборы в конгресс, после чего начнет раскручиваться новая президентская избирательная кампания. В итоге на российском направлении у Трампа в значительной степени связаны руки.

Именно поэтому, к сожалению, не стоит ожидать серьезных подвижек от встречи Трампа и Путина в Хельсинки. Два президента не смогут, например, согласовать план урегулирования украинского кризиса, хотя снижение вероятности военного конфликта в Европе естественным образом привело бы к ослаблению санкций против России.

Что реально может произойти в понедельник, 16 июля? Все предыдущие международные встречи Трампа (G7, Северная Корея, НATO) разворачивались по похожей схеме: a) Трамп создает атмосферу кризиса перед встречей; б) использует панику и нарушения дипломатического протокола для атаки на других участников переговоров; в) вынуждает их пойти на какие-то уступки, согласованные перед встречей; г) объявляет о победе США, даже если каких-либо фактических результатов не было и все ограничилось PR-эффектом.​

Поэтому надежд на содержательные переговоры «на равноправной основе», к которым президент Путин любит призывать «западных партнеров», и вероятность большой «сделки», о которой обычно говорит Трамп в контексте отношений с конкурентами США, было изначально мало. А после заочного обвинения судом присяжных в США 12 сотрудников российской военной разведки во взломе компьютеров Демократической партии и Хиллари Клинтон, о котором было объявлено 13 июля, шансы на успех саммита практически сошли к нулю. Еще есть возможность соглашения о сокращении присутствия США в Сирии в обмен на обещание России способствовать удалению Ирана от израильско-иорданской границы. Но едва ли это соответствует первоначальным ожиданиям участников встречи в Хельсинки.

Об авторах
Шломо Вебер президент Российской экономической школы Юваль Вебер профессор Высшей школы национальной безопасности Даниэля Моргана (Вашингтон)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.