Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Минобороны рассекретило документы о Словацком восстании 1944 года Общество, 01:48 Депутаты предложили ставить российские вина на лучшие места в магазинах Бизнес, 01:09 В Союзе Биатлонистов сообщили о наличии двух предупреждений у Глазыриной Спорт, 00:53 Напарник Квята по Toro Rosso впервые финишировал на подиуме в «Формуле-1» Спорт, 00:25 Победителем Гран-при Бразилии стал гонщик Макс Ферстаппен Спорт, 00:18 В законопроекте о домашнем насилии появилось понятие «преследование» Политика, 00:00 Если соседи шумят: что раздражает больше всего РБК и ROCKWOOL, 17 ноя, 23:50 В Липецкой области погибли две женщины при пожаре в частном доме Общество, 17 ноя, 23:44 «Интерфакс» узнал о нескором возобновлении рейсов на курорты Египта Общество, 17 ноя, 23:29 Джонсон встречался с «экс-агентом КГБ» вскоре после отравления Скрипалей Политика, 17 ноя, 23:25 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 17 ноя, 22:59 Экс-глава МИД Польши дал совет Украине по возвращению Донбасса и Крыма Политика, 17 ноя, 22:59 Семь человек пострадали в ДТП с маршруткой в Тамбовской области Общество, 17 ноя, 22:46 СМИ сообщили об эвакуации 2 тыс. человек из аквапарка «Мореон» в Москве Общество, 17 ноя, 22:38
Мнение ,  
0 
Иван Бегтин Потеря связи: чем плох законопроект о почтовых сервисах
Новая инициатива депутатов не поможет победить «телефонный терроризм», зато позволит еще больше ужесточить контроль за интернет-компаниями — в ущерб развитию Рунета

Мало что так заставляет изучать неизвестное и непонятное, как запрет. Лично я совершенно уверен, что запрещение какого-либо предмета в российской школе многократно повысило бы тягу к его изучению.

Я вспоминаю об этом каждый раз, когда вижу новые законопроекты о регулировании инфраструктуры Рунета. Их запреты уже давно нельзя считать смешными, но определенно можно назвать разрушительно-просветительскими. В полной мере это относится и к внесенным в Думу поправкам к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», разрешающим блокировать в течение суток пользователей почтовых сервисов за распространение «запрещенной информации».

Непродуманный запрет

За редким исключением, почти все новые законы в этой сфере не учитывают базовых правил функционирования интернета. А главное из них — экстерриториальность сервисов и услуг, преодолеть которую можно только за счет масштаба собственного рынка. Когда в Евросоюзе приняли Общий регламент по защите данных (GDPR), то обязали бизнес вне зависимости от страны местонахождения соблюдать его при работе с гражданами ЕС. И бизнес на это пошел, потому что Евросоюз — крупнейший рынок в мире и глобальные компании скорее согласятся выполнить новые требования регулятора, чем отказаться от значительной доли прибыли.

Аналогичные попытки регуляторов в России ограничивать социальные сети под угрозой блокировки привели к плачевным результатам. Чиновников либо игнорируют, и, например, принадлежащая Microsoft сеть LinkedIn заблокирована в России из-за отказа переносить сюда серверы с данными русскоязычных пользователей, либо просто смеются над ними — блокировки Telegram давно уже превратились в бесплатное шоу. А на блокировку крупнейших соцсетей, таких как Facebook, российские регуляторы просто не решаются.

Попытка ввести новые правила работы для сервисов электронной почты пока тоже выглядит абсурдно. Единственным основанием, указанным в пояснительной записке к законопроекту, является желание «существенно снизить число ложных террористических сообщений, распространяемых посредством сервисов электронной почты».

Однако непонятно, как будет решаться проблема идентификации пользователей. В мире есть сотни небольших сервисов бесплатной электронной почты, где для регистрации не требуется ни номер телефона, ни какие-либо другие данные. Более того, техническая инфраструктура Сети устроена так, что злоумышленникам ничего не стоит зарегистрировать новый домен, настроить сервер электронной почты и продолжать рассылать письма.

Документ не учитывает, что ящики электронной почты взламывают, рассылают с них спам, подменяют адреса отправителя. Он не предусматривает и процедур расследования, арбитража и разбирательства. Это инициатива избирательно-карательного действия, ее суть в том, чтобы выявлять и блокировать.

Удар по российским сервисам

Давайте будем честными — этот законопроект не про «телефонных террористов». Он про другое, про ужесточение контроля за российскими сервисами электронной почты. Вероятность, что новые требования будет добровольно исполнять хоть один зарубежный сервис, ничтожно мала, а отсюда и закономерный вопрос: какой почтовый сервис выберет пользователь: тот, который может в любой момент заблокировать аккаунт по требованию российского регулятора, или другой, который точно этого не сделает?

Это не праздный вопрос. Важно помнить, что такие российские сервисы, как «Яндекс» и Mail.ru, предоставляют услуги не только физическим лицам, но и бизнесу в виде «почты для домена» в рамках сервисов «Mail.ru для бизнеса» и «Яндекс.Коннект». Напомню, что и «Яндекс», и Mail.ru находятся в реестре распространителей информации.

Понятно, что при подобном регулировании любой разумный бизнес постарается увести почту с российских серверов на те, которые находятся за пределами юрисдикции Роскомнадзора.

Трудно также представить, что запретительная машина остановится на почтовых сервисах. Ведь можно пойти дальше и внести, например, в специальный реестр сотовых операторов, чтобы начать блокировать телефонные номера. Или организаторов конференций, чтобы отключать микрофоны докладчикам и участникам.

Гражданское просвещение

В то же время новую инициативу депутатов можно назвать просветительской. К счастью, законы в России пока невозможно принять тайно, и в ходе обсуждения законопроекта многие впервые узнают, как работает электронная почта и почему заявленные в пояснительной записке цели неисполнимы. Даже не самые технически подкованные граждане начнут задумываться, где держать свой почтовый ящик. Можно ли винить их за то, что они выберут сервисы электронной почты не из списка Роскомнадзора? Нет. Можно ли будет обвинить в этом законодателей? Неизбежно. Цена подобного гражданского просвещения — ущерб российским интернет-компаниям, пока сложно измеримый, но его можно будет оценить спустя год-два после начала действия закона, если он будет принят.

Из всей этой истории следует очень неприятный вывод: Рунет и российская юрисдикция становятся для предпринимателей токсичными. Это уже не про инвестиционную привлекательность нашего рынка для зарубежных инвесторов, это скорее про желание российских граждан заниматься бизнесом в своей стране. Нынешняя политика приведет к тому, что появление новых стартапов или развитие существующих бизнесов с большей вероятностью будут происходить за пределами России.

Об авторах
Иван Бегтин директор АНО «Информационная культура»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК