Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Приморье произошел пожар в гаражных боксах Общество, 06:14 Военная полиция России расширила зону патрулирования в Сирии базой США Политика, 06:05 Владелец Louis Vuitton увеличил предложение о покупке Tiffany Бизнес, 06:03 Власти поставили цель привлечь ₽1 трлн от россиян на добровольную пенсию Экономика, 06:00 Власти Крыма назвали нацпроект «Жилье» невыполнимым на полуострове Бизнес, 06:00 Троих человек спасли при пожаре в пятикомнатной квартире в Москве Общество, 05:34 МЧС России отправило 92-ю колонну с гуманитарной помощью для Донбасса Общество, 05:25 Google ограничит размещение политической рекламы Технологии и медиа, 05:09 На Камчатке Ключевской вулкан выбросил столб пепла высотой 6 км Общество, 05:09 Путин примет участие в открытии трассы М-11 между Москвой и Петербургом Общество, 04:47 Моралес заявил о готовности вернуться в Боливию «уже завтра» Политика, 04:29 УЕФА открыл дело в отношении сборной Бельгии после матча с Россией Спорт, 04:27 СМИ узнали о проникновении людей в масках в дом патриарха Варфоломея Общество, 04:15 Армия Хафтара сбила в Ливии итальянский беспилотник Политика, 03:56
Мнение ,  
0 
Владимир Миловидов Сила слова: почему у Трампа неплохие шансы на второй срок
Потребность в жестком разговоре с партнерами, конкурентами и тем более врагами США сохранится и после 2020 года, а Дональд Трамп именно в этом преуспел

Начало 2019 года уже вошло в историю США благодаря самому длинному шатдауну, то есть приостановке работы правительственных учреждений из-за отсутствия согласованного бюджетного финансирования. Срок временного перемирия, отведенный для переговоров представителей президентской администрации и конгрессменов, истекает 15 февраля. Поступают данные о некоторых договоренностях, но вне зависимости от того, разрешится ли кризис или нет, противостояние Дональда Трампа и его политических противников продолжается. Но только ли пресловутая стена и безопасность южных границ США поставлены на карту?

Чистильщик Трамп

Трамп считает, что сделать Америку снова великой можно, только трудясь в поте лица над осушением бюрократического болота (draining the swamp) и вычищая мусор (cleaning up the mess). Судя по посланию Трампа конгрессу, в его копилке достижений за два года у власти предотвращение войны с Северной Кореей, налоговая и административная реформы, новое соглашение о свободной торговле между США, Мексикой и Канадой, победа над ИГ (запрещенная в России террористическая организация) и объявленный вывод войск из Сирии, давление на Китай и введение импортных пошлин, которые дают немалую выгоду бюджету. Он знает себе цену.

Однако не стоит обвинять Трампа в пустом хвастовстве. Его избрание на пост президента отразило востребованность американского общества в переменах. После кризиса 2007–2008 годов стало очевидным, что Америка, создавшая нынешний миропорядок, начала проигрывать конкуренцию новым глобальным игрокам, которые еще лет 50 назад считались отсталыми государствами. Прежде всего на новый уровень развития вышел Китай, вплотную подошедший к США по размеру производимого ВВП, а по паритету покупательной способности (в ценах 2011 года) даже вышедший по этому показателю на первое место в мире ($21,2 трлн при $17,7 трлн у США, по данным на конец 2017 года). Китай первый в мире экспортер и занимает второе место в мире по объему импорта. Но это лишь верхушка айсберга. Можно приводить массу примеров от электроники и солнечных панелей до бытовой техники и ширпотреба, когда китайские производители теснят американцев.

Остается одна незыблемая почва экономического могущества США — финансовый рынок и обращающийся на нем частный капитал. Но это имеет свою неприглядную изнанку. Стремительный рост биржевых котировок, увеличение «бумажного» богатства крайне узкой социальной прослойки вызывают растущий имущественный раскол в обществе. В Колумбийском университете оценили социальные последствия политики количественного смягчения, проводимой в США после финансового кризиса, и признали, что от нее проигрывают наименее обеспеченные слои населения, владельцы преимущественно денежных активов, депозитов, а выигрывают владельцы крупных пакетов акций.

Чтобы изменить ситуацию, нужны нестандартные меры и методы: напор, жесткость, непримиримость. Все это свойственно Трампу. Он давит на конкурентов и партнеров всей имеющейся силой, нарушает сложившиеся принципы политкорректности, гуманизма и прочих идеалов устойчивого и инклюзивного развития. Он взял на себя миссию чистильщика, человека, вынужденного делать черную работу, причем на грани законности и справедливости. Политика Трампа никому в мире не приносит покоя, она создает напряжение, граничит если уж не с горячей, то с холодной войной. Политическая элита в США подчеркивает свою отстраненность, а кто-то и откровенную неприязнь, ведь поведение Трампа якобы противоречит ценностям современных американцев. Но зато соответствует интересам США.

Новый американоцентризм

Вряд ли можно найти американца, который бы не хотел усиления своей страны, повышения безопасности жизни или растущей экономики. Вопрос в методах. Судя по опросам, 40% американцев выбирают напористый лозунг Трампа (Make America great again). Другим, возможно, ближе призыв Обамы делать мир лучше и быть лидером в мире (Make a difference). На примере этих лозунгов видны модели поведения различных групп политических элит США.

С легкой руки американского журналиста и писателя Закария Джонсона распространился термин, призванный охарактеризовать политику Трампа, — перформативная жестокость (performative cruelty). «Он отвратителен, но держит свои обещания», — так Джонсон оценил Трампа. Термин «перформатив» придумал философ языка Джон Остин для обозначения такой фигуры речи, которая равносильна действию. Тот, кто говорит перформативами, хочет выглядеть сильным, решительным, целеустремленным и добивающимся своего. Представим лозунги Трампа, сказанные им от первого лица: делаю Америку снова великой, осушаю вашингтонское болото, снижаю налоги, а незаконным иммигрантам запрещаю пересекать границу. Это речь, состоящая из перформативов. А если добавить к этому свойственный сознанию американцев американоцентризм, то есть убежденность в американской исключительности, особой миссии США, важности и ценности американских идеалов, то о поведении Трампа вполне можно говорить, как о перформативном американоцентризме. Сила и могущество Америки утверждается уверенным натиском и американским эгоизмом.

Это отличает Трампа от Обамы, представляющего многочисленный лагерь идеалистических американоцентристов, готовых отстаивать ведущую роль США через распространение в мире американских идеалов, образа мышлении и поведения, выступая идейным лидером, создавая глобальные альянсы, партнерства и даже поступаясь экономическими интересами. Какой тип политики победит?

Представляется, что та политическая элита, которая сегодня оппозиционна Трампу, готова и даже ждет возможности, чтобы воспользоваться результатами перформативной жестокости Трампа. Чем больше и заметнее будут результаты политики нынешнего президента, тем явственнее будет агрессивность со стороны его противников. Но в конечном счете решать будут миллионы избирателей в 2020 году. Сейчас трудно предсказывать исход выборов. Но четыре года — слишком короткий срок, чтобы качественно изменить ситуацию и вывести Америку на некую новую траекторию лидерства в мире. Конкуренция высока, далеко не весь обычно используемый арсенал (прежде всего военный) может быть с легкостью пущен в ход. Потребность в жестком разговоре с партнерами, конкурентами и тем более врагами сохранится, а Трамп в этом преуспел, и многое ему еще предстоит сделать.

В 2026 году США будут отмечать 250-летие своей независимости. Это дата хотя и находится за рамками возможного второго срока Трампа, но является для него важным ориентиром для подведения итогов, о чем он сам заявлял. Кем он будет для американцев? По крайней мере после 2020 года он явно рассчитывает продолжить переписывать правила глобального мироустройства. И не следует исключать, что этой уверенностью он сможет заразить большинство американских граждан.

Об авторах
Владимир Миловидов заведующий кафедрой международных финансов МГИМО, руководитель центра РИСИ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК