Лента новостей
Boeing разместил непоставленные самолеты на парковке для машин Бизнес, 06:19 Минфин заложил рост военных пенсий на 600 млрд руб. за три года Экономика, 06:00 Каспийскую флотилию подняли по тревоге в рамках внезапной проверки Политика, 05:58 Космонавт Кононенко и двое астронавтов вернулись на Землю с МКС Технологии и медиа, 05:50 Россия подаст заявку на подтверждение полномочий делегации в ПАСЕ Политика, 05:32 В Бурятии по тревоге подняли пять соединений общевойсковой армии Политика, 05:05 Европейский баскетболист второй раз в истории стал новичком года в НБА Спорт, 04:32 В делегации Украины допустили приостановку участия в ПАСЕ Политика, 04:31 Определились все участники четвертьфинала Кубка Америки Спорт, 04:24 Ничья Японии и Эквадора не позволила им выйти из группы на Кубке Америки Спорт, 04:11 Уругвай обыграл Чили и занял первое место в группе С на Кубке Америки Спорт, 04:00 Геращенко допустила отмену санкций против России на фоне ситуации в ПАСЕ Политика, 03:54 Рейс из Якутии на Сахалин задержался на 10 часов из-за тумана Общество, 03:30 В Германии из-за двух бомб времен войны эвакуировали 2,5 тыс. человек Общество, 02:59
Мнение ,  
0 
Ирина Четверикова Смягчение нравов: как сажали бизнесменов после либерализации УК
После либерализации УК, проведенной при Дмитрии Медведеве, судьи стали реже сажать за экономические преступления, а предпринимателям, все-таки приговоренным к лишению свободы, стали определять меньшие сроки

Ведение бизнеса в России связано с высокими рисками вмешательства правоохранительных органов в предпринимательский процесс. Такое вмешательство может быть связано с коррупционными мотивами правоохранителей, может быть следствием разногласий партнеров по бизнесу, но может и иметь серьезные основания в виде нарушения прав граждан и причинения им существенного ущерба.

Уголовный порядок рассмотрения экономических дел давно вызывает дискуссии среди юристов и представителей заинтересованных сторон — правоохранителей и бизнес-сообщества. Именно поэтому во время президентства Дмитрия Медведева в 2008–2012 годах были проведены в жизнь ряд либеральных реформ, направленных на то, чтобы усложнить процедуру досудебного заключения под стражу предпринимателей и дать возможность прекратить дело, если предприниматель возместил ущерб и уплатил штрафные санкции до суда. Были и другие изменения, смягчившие применение уголовного закона по экономическим статьям. Помимо мер, имеющих отношение только к обвиняемым предпринимателям, были смягчены санкции по многим общеуголовным и экономическим статьям, а также расширено применение альтернативных лишению свободы мер наказания. Однако сами по себе реформы не привели к прекращению дискуссии о порядке уголовного преследования предпринимателей. Перекраивание Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов продолжается до сих пор.

Реформы и приговоры

Чтобы оценить влияние предыдущих реформ на судебную практику по делам об экономических преступлениях, Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге при поддержке Центра стратегических разработок проанализировал детализированные данные обо всех подсудимых, представших перед судом первой инстанции в 2009–2013 годах (данные предоставлены судебным департаментом при Верховном суде РФ). Сформированный массив данных позволил выделить предпринимателей — руководителей и владельцев бизнеса в отдельную категорию и тем самым проследить изменение практики не только по экономическим статьям в целом, но и в отношении отдельных групп подсудимых в частности. Исследование показало, что кардинальных изменений в системе уголовного преследования за экономические преступления не произошло, а реформы, касавшиеся исключительно предпринимателей, имели очень ограниченное влияние на практику.

Процент оправдательных приговоров, когда человек признается полностью невиновным, по-прежнему не превышает 1%. Даже если учесть только те экономические дела, где подсудимые не признали вины, доля оправданных (1,8%) в пореформенный период находится в пределах статистической погрешности, что невозможно объяснить качественной работой следствия, так как любая деятельность предполагает совершение ошибок. Экономические составы во всем мире признаются криминологами неоднозначными и сложными преступлениями. Однако в российской практике преодолеть на суде первичную оценку виновности лица, данную на следствии, практически невозможно.

Декриминализация

Доля экономических дел, прекращенных по нереабилитирующим основаниям — за примирением сторон, деятельным раскаянием, истечением сроков давности и т.п., осталась прежней. В итоге в 2013 году избежать уголовной ответственности удалось 25,5% предпринимателей, представших перед судом. При этом число осужденных за экономические преступления предпринимателей снизилось с 5036 человек в 2009 году до 3021 в 2013 году. Это произошло не за счет изменения практики вынесения судебных решений, а за счет снижения общего количества экономических дел, поступающих в суд.

Снижению количества экономических дел способствовали декриминализация контрабанды, конкретизация состава незаконного предпринимательства, введение крупного размера в качестве обязательного признака по статьям о причинении ущерба путем обмана (ст.165 УК) и незаконного оборота драгоценных металлов (ст.191 УК), а также повышение размеров ущерба по многим экономическим статьям. Однако сокращение числа подсудимых наблюдалось и по имущественным делам, таким как кражи, грабежи, угоны автомобилей. Так что этот тренд не является исключительно результатом либерализации уголовного преследования в отношении предпринимателей.

Равный подход

Назначение наказаний за экономические преступления — это область, где реформы повлияли на судебную практику. По итогам реформ практика назначения наказаний за экономические преступления «выровнялась» по отношению к осужденным из разных социальных групп. Как до, так и после реформ судьи реже приговаривали к реальному лишению свободы именно предпринимателей, а не других экономически активных обвиняемых или безработных. Однако ранее при отправке предпринимателей в места лишения свободы судьи обычно назначали им больший срок, чем представителям других социальных групп. После реформ судьи стали реже сажать безработных и экономически активных осужденных, не обладающих предпринимательским статусом, назначая им альтернативные виды наказаний, а предпринимателям, приговоренным к лишению свободы, стали определять значительно меньшие сроки. В итоге значительно сократился разрыв в назначаемых наказаниях за экономические преступления, включая мошенничества, между предпринимателями, другими экономически активными осужденными и безработными. Смягчение уголовной репрессии было следствием скорее общих реформ и изменений в системе уголовного преследования, чем мер, касающихся исключительно предпринимателей.

Результаты исследования свидетельствуют, что повышение защиты прав обвиняемых и гуманизация уголовной ответственности независимо от социального статуса обвиняемых являются более эффективными способами снижения давления правоохранительных органов на бизнес, чем специальные корректировки уголовного законодательства под предпринимателей.

Об авторах
Ирина Четверикова младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.