Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Стали известны соперники по группе сборной России на юниорском ЧМ-2022 Спорт, 10:33 Что такое эндаумент и зачем обществу целевые капиталы РБК и Фонд Потанина, 10:30 В России изменили порядок биржевых торгов топливом для стабилизации цен Экономика, 10:16 Гид по бережному общению: как находить общий язык с людьми РБК Стиль и Victory Park, 10:01 Сбербанк решил «обнулить» углеродный след своих отделений к 2030 году Финансы, 10:00 В Гидрометцентре рассказали о погоде на 9 мая Общество, 09:55 Лучшие моменты финала юниорского ЧМ по хоккею Россия — Канада. Видео Спорт, 09:53 Чего хотят от сотрудников такие компании, как «Норникель» и «Русал» Pro, 09:51 Участница Pussy Riot Вероника Никульшина сообщила о задержании в Москве Общество, 09:43 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 7 мая Общество, 09:40 Четыре стратегии, как накопить на пенсию РБК и НПФ «Будущее», 09:32 Минздрав исключил препарат против малярии из рекомендаций по коронавирусу Общество, 09:30 Власти ЛНР заявили об отсутствии острой необходимости в миротворцах ООН Политика, 09:23 В Тюменской области в ДТП с пьяным водителем погиб человек Общество, 09:07
Мнение ,  
0 
Николай Петров

Столкновение технологий: какой ценой власть победила на выборах

Власть сделала определенные выводы после региональных выборов 2018 года, но успехи оппозиции в Москве показали, что тренд на усиление протестных настроений сохраняется

Общий итог прошедших выборов можно сформулировать следующим образом: на этапе голосования власти удалось провести большинство (а за исключением Москвы и Хабаровского края — подавляющее большинство) своих кандидатов, причем сделано это было в сотрудничестве с системной оппозицией в лице КПРФ, ЛДПР и СР. Лидеры этих партий, заинтересованные в сохранении комфортного статус-кво, во многих регионах играли в поддавки, выдвигая слабых и малопроходных кандидатов, снимая их, когда оказывалось, что и они представляют угрозу кандидатам от партии власти.

Технологии администрирования

Что удалось оппозиционно настроенным избирателям и играющим на их стороне политическим силам? Продемонстрировать свою силу и способность к консолидации в Москве. Навязать политический торг, выдвинуть своих представителей в Москве и регионах, в том числе и внутри карманной в целом системной оппозиции. По сути дела, запущен, а с учетом муниципальных выборов 2017 года в Москве и ряда губернаторских выборов 2018-го продолжил действовать механизм перемен, вселяющий некоторый оптимизм в отношении будущего российской политической системы.

При этом опыт 2018 года, когда гражданам удалось «снести» нескольких кандидатов от власти, важен для мобилизации протестного электората. Показательно, что из четырех ушедших в 2018 году губернаторов трое были старожилами, а единственный новоназначенный — и.о. главы Приморья Андрей Тарасенко был, пожалуй, самым сильным из назначенцев. Вместо политических власть извлекла из произошедшего политтехнологические выводы. Это и смена лиц (из 16 избиравшихся в этот раз губернаторов лишь трое были старожилами), и, отчасти, смена флага с отказом афишировать принадлежность кандидатов к «Единой России» или власти вообще. Плюс максимальное использование сложных технологий администрирования, позволяющих без переписывания отчетов избирательных комиссий отсеять ненужных кандидатов.

Затратные технологии

Обращает на себя внимание упорство федеральной власти в стремлении доказать, что ни на какие уступки в результате давления она не пойдет. Особо показательны случаи Санкт-Петербурга и Астраханской области, где Кремль после долгих раздумий снял отторгаемых в регионе глав (в Астрахани это был назначенный за несколько месяцев до этого силовик), но заменил их на аналогичные фигуры. Сам Владимир Путин, впрочем, несколько дистанцировался от своих назначенцев, хотя и встречался с ними незадолго до выборов, что-то обещал регионам, но чаще говорил «рассмотрим» или «подумаем».

Если приложить к тактике сторон на выборах известную экономическую формулу «затраты — результат», то мы увидим, что победа далась высокой ценой — примерно как в Приморье в прошлом году. Кстати, так же как и там, ради победы кандидатов власти были сделаны не только прямые финансовые вложения, ряд побед куплен в кредит, который придется выплачивать. Здесь можно привести пример Забайкальского края, которому обещаны колоссальные инвестиции (1,3 трлн руб.) и создание 60 тыс. рабочих мест. Или того же Петербурга, попросившего от центра денег на строительство метро и обновление инфраструктуры.

Возникает вопрос: зачем Кремлю все это нужно? Похоже, что потенциально самостоятельные главы регионов не нужны. Отсюда и ставка при кадровых перестановках на три типа фигур: опытных, но лояльных бюрократов; молодых менеджеров-карьеристов и «своих» во втором поколении. Все это, кстати, может вести к деградации управленческой элиты и не меньше, чем разрушение политических институтов, опасно для будущего.

Что касается тактики оппозиции, то очевидно, во-первых, что она была, побуждая власть к более сложной игре, а во-вторых, что она сработала, в том числе с предложенным Алексеем Навальным «умным голосованием». Другое дело, что путь, который еще предстоит пройти, весьма долог, как и всякая политическая эволюция.

Об авторах
Николай Петров Николай Петров
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.