Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Стала известна дата перехода бывшего капитана «Спартака» в новый клуб Спорт, 21:21 Военные Армении сообщили о контрнаступлении в Карабахе. Видео Политика, 20:57 МИД попросил обойтись без иностранных террористов и наемников в Карабахе Политика, 20:51 Как DeFi совершенствует независимую финансовую систему Крипто, 20:51 Финал серии Гран-при по фигурному катанию перенесли из-за коронавируса Спорт, 20:50 Кризис, пицца, кассовый разрыв: как финансовое планирование спасло бизнес РБК и Райффайзенбанк, 20:38 Одна против всех: в чем поклонники обвиняют Джоан Роулинг Стиль, 20:31 Власти Москвы пообещали школьникам длинные каникулы без домашних заданий Общество, 20:18 На Ибице ввели ограничительные меры из-за коронавируса Общество, 20:18 Неймар возглавил список крупнейших неплательщиков налогов в Испании Спорт, 20:15 Суд в Петербурге арестовал обвиняемого в убийстве жены мундепа Общество, 20:00 Аналитики назвали дебаты Трампа и Байдена «дном президентской политики» Политика, 19:55 Минфин изменит подход к дивидендам госкомпаний Экономика, 19:55 СМИ сообщили об аварийной посадке самолета американских ВВС в Одессе Общество, 19:48
Мнение ,  
0 
Михаил Комин

На четыре фронта: с каким кризисом столкнулся Александр Лукашенко

Силовые структуры Белоруссии едины и вполне способны подавить уличный протест. Но этого может оказаться недостаточно для сохранения нынешнего политического режима в Минске
Александр Лукашенко
Александр Лукашенко (Фото: Сергей Гриц / AP)

За годы правления Александра Лукашенко власти далеко не раз применяли насилие по отношению к политическим оппонентам, но впервые столь масштабно. Спустя трое суток с момента оглашения официальных результатов президентских выборов МВД республики отчиталось как минимум о 6 тыс. задержанных, 250 пострадавших и одном погибшем. По оценкам СМИ, задержанных еще больше: около ИВС на Окрестина, главного изолятора Минска, ежедневно собираются граждане в поисках своих пропавших родственников. Посчитать количество людей, которые ежедневно собираются на площадях и магистралях в городах Беларуси, не представляется возможным. Протестующих вдохновляют данные экзитполов, отдающих победу на выборах главному оппозиционному кандидату Светлане Тихановской. Неофициально присланные членами УИК протоколы голосования с участков в Минске и вовсе давали победу Тихановской с результатом 90%. На таком фоне людям трудно согласиться почти с противоположным результатом, объявленным ЦИК Беларуси.

Битва за улицы

Пока массовый уличный протест важный, хотя и не единственный фронт борьбы, оппозиция проигрывает. Силовики выдавливают протестующих с любых занимаемых ими пространств. Если в ночь сразу после выборов жителям удавалось собираться и какое-то время контролировать центральные улицы городов, то к третьей ночи протестов основными очагами стали спальные районы. И чем дольше длится протест, тем более жестокими оказываются действия силовиков.

У безоружных протестующих просто нет возможности справиться с экипированной и вооруженной толпой омоновцев. За 26 лет правления Александра Лукашенко были зачищены или кооптированы любые крупные организованные группы, способные дать физический отпор силовикам, — народные дружины, фанаты, националисты, формирования типа казаков или реконструкторов. Призывы протестующих «опустить щиты» к ОМОНу остаются в этической плоскости и работают очень точечно. Под хештегом «милиция с народом» лишь единицы силовиков заявляют о своей отставке. Раскола в силовом блоке из-за неготовности к жестоким действиям пока не видно. Видимо, сотрудники МВД, КГБ и других силовых структур Беларуси связывают свое относительно комфортное будущее исключительно с нынешним президентом.

Единство силовиков

Как показывают исследования политологов, раскол силовых элит, необходимое условие победы протестующих, может произойти еще по двум причинам: противоречия между разными группами внутри самих силовиков либо противостояние по линии силовые структуры — армия. О первом с учетом чрезвычайной закрытости силовой вертикали можно судить лишь по редким выплывающим в публичном поле столкновениям. Последний и наиболее громкий подобный конфликт произошел в 2019 году, когда КГБ задержал бывшего главу охраны президента Андрея Втюрина, подозревая его в получении взятки от российской компании. Однако шумная отставка генерала еще до задержания и личное участие Лукашенко в деле говорят скорее не о конфликте между силовиками, а о зачистке президентом своего окружения.

Второй сценарий раскола силовых элит с активным участием армии возможен только в ситуациях, когда армейская верхушка играет важную роль в политике. Ее особая миссия (например, охрана конституционного строя) может быть зафиксирована в Основном законе либо представители генералитета назначаются на высокие посты в исполнительной власти или даже претендуют на пост главы государства. Такие сценарии имели место в Турции, странах Ближнего Востока и Южной Америки, но почти не представлены на постсоветском пространстве. Поэтому надеяться, что раскол по линии «армия — силовики» произойдет в Беларуси, также нет особых оснований.

Переговоры и забастовки

Но все это не значит, что массовые протесты не эффективны. Напротив, активность на улицах запускает и делает более эффективной борьбу на других фронтах противостояния.

Наиболее очевидный из этих фронтов — действия коалиции, сформировавшейся вокруг Тихановской. Хотя ее, судя по всему, вынудили уехать из страны и призвать протестующих отказаться от борьбы, близкие ей силы пытаются восстановить картину реального голосования на избирательных участках, необходимую для усиления легитимности и легальности требований по пересчету голосов и непризнания официального результата выборов. Объединенный штаб кандидатов Тихановской, Барбарико и Цепкало избегает любых оснований для обвинений в координации протеста и пытается оставаться в легальном поле, вначале предлагая Лукашенко позицию переговорщика с протестующими, а потом обращаясь к международной аудитории и призывая признать Тихановскую победителем на выборах. С одной стороны, это балансирование позволит в случае продолжения и усиления протестов подтолкнуть режим к переговорам с оставшимися в легальном поле лидерами оппозиции. С другой — выходящим на улицы протестующим важно понимать, что в случае их победы страну есть кому возглавить.

Еще один и наиболее неожиданный фронт для оппозиции — массовые забастовки на предприятиях. Крупные промышленные производства, принадлежащие государству, — это наследие СССР, сохраненное и поддерживаемое Лукашенко. Начавшиеся забастовки пока не выглядят масштабными, но чем больше силовики подавляют возможность уличных выступлений, чем больше жестокости они себе позволяют, тем больше будет стимулов для других форм протеста, таких как забастовки. Вряд ли оппозиции удастся таким образом остановить экономику Беларуси, но символический эффект может оказаться велик.

Кроме того, неподчинение трудовых коллективов руководству обладает важным среднесрочным результатом, подрывающим выживаемость авторитарного режима. Крупные предприятия — традиционные и крайне мощные элементы политической машины, проводящей выборы авторитарного лидера. Любой опыт коллективного действия, а уже тем более опыт сопротивления руководству, разрушает возможность использовать заводы в качестве административной машины, обеспечивающей правильные результаты голосования.

Возвращение санкций

Наконец, последний фронт противостояния оппозиции и Лукашенко — международный. Несмотря на блокирование интернета, картинки окровавленных протестующих и силовиков, наскакивающих на мирно стоящих горожан, создают важный информационный фон для западных лидеров. Фактически молчавшие первые дни после выборов европейские страны начали высказываться, потребовав прекратить насилие и выпустить задержанных, угрожая при этом новыми санкциями против Минска. Персональные санкции уже применялись к белорусскому руководству, но были отменены, после того как Лукашенко выпустил ряд политических заключенных в 2015 году. Нельзя сказать, что санкции — самый эффективный инструмент в борьбе с диктаторами, однако заморозка находящихся на Западе капиталов высокопоставленных чиновников и силовиков в совокупности с экономическим давлением и не самыми лучшими отношениями с Россией могут снизить ресурсную базу Лукашенко. Тем не менее ЕС и США будут действовать крайне осторожно, опасаясь, что любое неверное движение либо подтолкнет Лукашенко в объятия готовой поддержать его Москвы, либо запустит в отношении Минска украинский сценарий.

Не факт, что Лукашенко сможет успешно и достаточно долго воевать на четырех фронтах — против уличных протестов, политических действий оппозиционной коалиции, забастовок и международного давления. Но и оппозиционные силы нуждаются в какой-то хотя бы символической победе на одном из этих фронтов. Пока они ее не добились.

Об авторах
Михаил Комин Михаил Комин, политолог, директор по исследованиям Центра перспективных управленческих решений (ЦПУР)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.