Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пашинян оговорился и назвал Лаврова президентом России Политика, 00:55 Как Россия стартовала на Евро. Фоторепортаж Спорт, 00:49 В США три человека погибли при въезде машины в донорский центр Общество, 00:16 Вузы переведут на удаленку сессии и аттестации из-за роста случаев COVID Общество, 00:03 Владельцы ТЦ отозвали письмо Собянину с просьбой не закрывать фудкорты Бизнес, 00:01 Потерявшего сознание Эриксена признали лучшим игроком матча Евро Спорт, 12 июн, 23:59 Сборная России проиграла стартовый матч Евро Спорт, 12 июн, 23:53 Что происходит на Евро. День второй Спорт, 12 июн, 23:47 Лидер сборной Дании рухнул на поле без сознания. Что произошло Спорт, 12 июн, 23:39 Один человек погиб и девять получили ранения при стрельбе в Чикаго Общество, 12 июн, 23:06 У ВГТРК возникли проблемы с трансляцией матча Россия — Бельгия Технологии и медиа, 12 июн, 22:57 Сборная России пропустила второй гол от бельгийцев Спорт, 12 июн, 22:49 Банки отреагировали на требование Собянина об удаленке Бизнес, 12 июн, 22:43 Дания проиграла прерванный из-за потери сознания игроком матч Евро Спорт, 12 июн, 22:31
Мнение ,  
0 
Георгий Филатов

Счет за независимость: чем Мадрид ответил Барселоне

Уход из Каталонии международных компаний может подтолкнуть власти автономии к осторожности на переговорах с Мадридом, но и правительству Испании важно не ошибиться вновь с применением силы

Действия каталонского правительства после референдума 1 октября у многих вызвали недоумение. Испанские острословы уже шутят, что независимая республика просуществовала лишь пять секунд — пока глава правительства Карлес Пучдемон не объявил о том, что введение решения о независимости откладывается.

Казалось бы, на руках у каталонских властей были серьезные козыри. 90% пришедших на участки высказались за независимость. Жесткие действия испанских полицейских, пытавшихся не допустить голосования, выставили Мадрид в совсем черном свете. Те жители Каталонии, которые скептически относились к референдуму, стали если не поддерживать его, то смотреть на него с куда большей благосклонностью. В европейских столицах раздались голоса, осуждающие насилие. Складывалось впечатление, будто чаша весов начала клониться в сторону каталонцев.

Экономические аргументы

Но вот в воскресенье в Барселоне прошла массовая акция сторонников единства Испании. И не столь важно, сколько человек в ней участвовали — 950 тыс., как заявляют организаторы, или 350 тыс., как говорят представители барселонской полиции. Наконец все увидели то, что до этого опросы общественного мнения показывали, но хорошая организация сторонников независимости скрывала: половина жителей Каталонии не поддерживают отделение от Испании. Кадры с огромной толпой под испанскими флагами, которые почти невозможно увидеть в Барселоне в обычные дни, — лучшая иллюстрация неоднозначности положения.

К тому же после референдума Мадрид решил продемонстрировать, с какими экономическими трудностями столкнется Каталония в случае попыток добиться независимости в одностороннем порядке. Испанское правительство одобрило декрет, который упростил компаниям перенос головного офиса в другие регионы страны. Этим воспользовались или заявили о готовности это сделать крупнейшие каталонские банки и предприятия. Их общая капитализация превышает €74 млрд — больше четверти ВВП Каталонии (€223 млрд). Появились слухи, что автопроизводитель Seat тоже собирается перенести свой офис в Мадрид, но пока компания это опровергает.

Перенос головного офиса означает, что основные налоги, которые платит компания, пойдут по месту новой прописки. Для Каталонии это не только прямые, но и имиджевые потери. Экономика региона считается довольно привлекательной для иностранных инвестиций. Только за первое полугодие 2017 года Каталония получила 13% всех зарубежных инвестиций в Испанию — €1,5 млрд.

Все это показало, насколько уязвима позиция сторонников независимости. По мере приближения к моменту подведения итогов референдума видные политики региона начали высказывать сомнения. Самыми показательными были слова председателя важнейшей партии Каталонии, членом которой является в том числе Пучдемон, — Артура Маса. Он заявил, что регион не готов к такому радикальному шагу. Все это и привело к провозглашению «независимости Шрёдингера», как ее окрестили некоторые испанцы.

Тем не менее такой шаг был ожидаем: еще до референдума Пучдемон заявлял, что в случае победы сторонников независимости сначала наступит период переговоров с Мадридом об условиях выхода из состава страны. Поэтому его слова о диалоге правильнее считать не шагом назад, а небольшой передышкой. Чтобы ни у кого не было сомнения в конечных намерениях руководителей региона, сразу после окончания речи Пучдемона депутаты каталонского парламента подписали декларацию о независимости.

Пределы силы

Мадрид же, по всей видимости, почувствовал, что его жесткие действия приносят результат. Глава испанского правительства Мариано Рахой направил главе Каталонии официальный запрос о том, провозгласил он независимость или нет, дав для ответа время до понедельника, 16 октября. Комический на первый взгляд жест является первым и обязательным шагом перед приведением в исполнение 155-й статьи испанской Конституции. Она дает возможность приостановить автономию провинции, не исполняющей общеиспанских законов или посягающей на интересы испанского государства. Второй шаг — получение одобрения от верхней палаты испанского парламента — не вызовет никаких проблем: глава социалистов из ИСРП уже заявил, что поддерживает правительство в этих действиях.

Вместе с кнутом Рахой показал каталонцам и пряник. В своей речи перед Кортесами он заявил, что готов вести диалог с Барселоной о расширении прав региона по широкому спектру вопросов, но в рамках Конституции. При этом он допустил возможность изменения основного закона страны.

Теперь мяч на стороне каталонцев. Если власти региона отступят, им уготовано отдельное место за столом переговоров об изменении испанской Конституции. Правда, непонятно, кто из их избирателей проголосует за них на следующих местных выборах. Если они признают, что провозгласили независимость, то Мадрид, чтобы заставить автономию выполнять испанские законы, примет «необходимые меры». Какие именно, в Конституции не прописано, что теоретически дает испанским властям широкое поле для действий. Неясно, впрочем, как на практике можно «запретить» каталонскую независимость, если испанское правительство не смогло даже предотвратить референдум (из 2200 пунктов для голосования удалось закрыть лишь 446). Уже появились сообщения о том, что армия «готовится поддержать» испанскую полицию в Каталонии, правда, официально речь идет лишь о «логистической помощи». Появление танков на улицах Барселоны пока кажется чем-то совсем уж невероятным.

Об авторах
Георгий Филатов Георгий Филатов, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.