Лента новостей
Артемий Лебедев показал непринятые варианты логотипа «ВКонтакте» Технологии и медиа, 05:12 Пожарные спасли более 20 человек из горящего дома в Москве Общество, 04:46 Facebook заподозрили в незаконном хранении данных миллионов человек Общество, 04:35 Земан возложил на Порошенко ответственность за ситуацию в Донбассе Политика, 04:19 Во Владивостоке отменили церемонию у мемориала с участием Ким Чен Ына Политика, 03:57 СМИ узнали о желании Трампа заключить ядерный договор с Россией и Китаем Политика, 03:56 Нечего надеть: подберите гардероб на весну за одну минуту РБК и KUPIVIP.RU, 03:47 Штаб Зеленского счел сужение прав президента «ударом под дых» избирателям Политика, 03:31 Овечкин согласился сыграть за сборную Россию на чемпионате мира по хоккею Общество, 03:22 WP узнала о выставленном КНДР счете на $2 млн за лечение студента из США Политика, 02:58 Словакия приостановила транзит нефти из России по нефтепроводу «Дружба» Бизнес, 02:22 Дмитрий Быков назвал отравление причиной своей госпитализации Общество, 01:54 Двое горняков погибли и 15 пропали без вести после аварии на шахте в ЛНР Общество, 01:27 ЦТАК раскрыл детали переговоров Путина и Ким Чен Ына Политика, 01:22
Мнение ,  
0 
Алексей Макаркин Феномен Зе: могут ли россияне проголосовать за неожиданного кандидата
В России известный шоумен вряд ли решится выставить свою кандидатуру даже на региональных выборах, но спрос на «русского Зеленского» есть. Россияне, как и украинцы, все больше склонны к эмоциональному голосованию

​Если бы президента Украины выбирали россияне, то результат второго тура был бы предрешен уже сейчас. Опрос ВЦИОМа показал, что 31% поддержали бы Владимира Зеленского и лишь 1% — Петра Порошенко. Причем самыми популярными ответами на вопрос о мотивах поддержки были два: антипатия к Порошенко (что понятно — украинский президент уже почти пять лет является одним из главных антигероев на российском ТВ) и появление нового лица во власти. В такой реакции можно увидеть запрос на обновление политической жизни, причем не только в соседней стране, но и опосредованно в самой России.

Политический трикстер

Трикстер — это мифологический и литературный архетип, сочетание демона и шута, бесшабашно играющий и нарушающий общепризнанные правила. Появление в украинской политике Зеленского очень напоминает феномен трикстера. Только для Порошенко он оборачивается если не демонической, то весьма угрожающей стороной: в случае победы кандидата-артиста ожидаются расследования деятельности по крайне мере окружения действующего президента. А дальше, возможно, и его самого. Для населения же Зеленский выглядит шутом, который с наслаждением троллит надоевшую политическую систему.

За почти три десятилетия украинской политики во второй тур президентских выборов выходили всего восемь человек — пять президентов (Леонид Кравчук, Леонид Кучма, Виктор Ющенко, Виктор Янукович, Петр Порошенко), лидер коммунистов Петр Симоненко (в далеком 1999 году), Юлия Тимошенко (в 2010-м) и теперь Зеленский. Причем со всеми ними (кроме Зеленского, разумеется) связаны сильные разочарования избирателей, никто не может выступать в качестве морального авторитета для значительной части населения. В этих условиях появление шута в политике не стало сенсацией. Еще задолго до выборов респонденты в ходе социологических исследований называли в числе возможных кандидатов в президенты не только Зеленского, но и Святослава Вакарчука из «Океана Эльзы». Но Вакарчук оказался слишком осторожным и серьезным для такой роли, а Зеленский решил рискнуть.

Теперь лидером украинской избирательной гонки является кандидат, никогда никуда не избиравшийся, не ходящий в церковь (хотя и заявляющий о своем личном общении с Богом) на контрасте с политиками, привычно стоящими со свечками в храмах. Выдвинувший бессмысленный, но эффектный и запоминающийся слоган «Зе!» — тоже на контрасте с надоевшими лозунгами, переходящими с мелкими изменениями из одной избирательной кампании в другую. Выпустивший ролик о похоронах своего главного соперника и выдвигающий одно условие за другим, чтобы избежать необходимости участвовать с ним в дебатах, предусматривающих острый диалог, а не комфортный монолог. Когда Порошенко согласился с проведением дебатов на стадионе и со сдачей анализов на алкоголизм и наркоманию, тут же появилось новое требование — чтобы ведущей была Тимошенко, которая терпеть не может Порошенко и довольно индифферентно относится к Зеленскому.

Ультиматумы Зеленского раздражают немалую часть политической элиты, но нравятся населению: до него таким тоном («даю вам 24 часа») с президентом не разговаривал никто из серьезных участников политического процесса. У многих граждан есть мечта сказать нечто вроде этого (а то и похлеще) — и Зеленский эту мечту хотя бы частично реализует.

Вариант для России?

Россияне за украинскими выборами следят, конечно, менее пристально, чем граждане Украины, но все равно с немалым (для другой страны) интересом. Тот же опрос ВЦИОМа показал, что о выборах слышали 93% опрошенных, причем 39% заявили, что внимательно следят за кампанией. И конечно, с фигурой Зеленского они знакомы теперь уже не только по фильмам, но и по политическим действиям.

Однако запрос на обновление сочетается у россиян с декларируемой осторожностью, когда речь идет о ситуации в собственной стране. Они гораздо больше готовы симпатизировать Зеленскому, когда он идет в украинские президенты, чем приветствовать такого лидера у себя дома. 73% заявили, что России сейчас скорее не нужен такой президент, как Зеленский. Противоположную точку зрения высказали 8%. Предсказуемо, что эта доля выше среди сторонников непарламентских партий (16%) и ЛДПР (13%). Первые ищут новых лидеров, вторые вспоминают о молодом Владимире Жириновском, бывшем политическим трикстером в 1990-е (с тех пор он давно закрепился в элите, а к его репризам уже привыкли).

Большого энтузиазма нет, а позитива может стать еще меньше, если Зеленский действительно станет президентом. Уже в ходе кампании появились признаки того, что обаятельный артист-комик обладает не столь большим чувством юмора, когда речь идет о нем самом. А отсутствие управленческого опыта и дефицит поддержки в политическом классе могут помешать ему проводить осмысленный курс и тем более добиваться успехов. Телевизор привычно расскажет россиянам обо всех огрехах лидера соседней страны, вполне возможно и преувеличив, чтобы еще больше отвадить людей от мыслей о подобной перспективе. Как Майдан до сих пор является для россиян страшилкой, которая еще более усилила и без того преобладавшие антиреволюционные настроения.

В то же время люди стали верить телевизору меньше, чем раньше. Кроме того, они далеко не всегда исходят при принятии политических решений из тщательно взвешенных аргументов, связанных с минимизацией рисков, — в политике огромную роль играют эмоции. Если бы жителей Усть-Илимска спросили перед началом избирательной кампании, готовы ли они видеть своим мэром домохозяйку, те, скорее всего, отвергли бы такую перспективу. Электоральный рейтинг Владимира Сипягина во Владимирской области был изначально столь низким, что губернатор Светлана Орлова без всяких опасений согласилась на его выдвижение в качестве спарринг-партнера. Причем за полгода, которые тот руководит регионом, никакой катастрофы не произошло, государственный аппарат привычно работает, зимой регион не был заморожен. Лучше не стало, но и хуже тоже.

А раз так, постепенно накапливается ощущение, что эмоциональный выбор не столь опасен по своим последствиям и что не боги горшки обжигают. Значит, можно рискнуть и доверить регион или город если не артисту (хотя безусловного табу на это нет — вспоминается давний опыт Михаила Евдокимова во главе Алтайского края), то хотя бы новичку в политической элите. Так что в российских условиях в роли «регионального Зеленского» может выступить не раскрученный шоумен (он на выборы не пойдет — слишком много проблем будет, да и фильтр не преодолеет), а малоизвестный кандидат, не вызывающий у избирателей отторжения.

Об авторах
Алексей Макаркин первый вице-президент Центра политических технологий
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.