Лента новостей
Сбербанк заявил о решении проблемы с мошенничеством через терминалы Финансы, 11:50 Защита осужденной в Кувейте россиянки подала жалобу в ООН Общество, 11:48 В российской армии появилась должность главного сержанта Общество, 11:46 Россия получила право провести чемпионат мира по хоккею в 2023 году Спорт, 11:39 Магазин на колесах: советы владельца сыроварни «Русский пармезан» РБК и ГАЗ, 11:38 Офицер погиб при разрыве троса в порту в Южной Корее Общество, 11:35 Суд приговорил к 10 годам экс-юриста ЮКОСа Ивлева Общество, 11:31 Дело темное: пять типичных ошибок при организации освещения жилья Pro, 11:23 Партия Порошенко уберет его имя из названия и сменит лидера Политика, 11:21 Рыбный бизнес: хочешь сделать хорошо — сделай сам РБК и ВТБ, 11:11 Умерла историк Наталия Басовская Общество, 11:08 Ловушка глобализации: какие выводы следуют из санкций США против Huawei Мнение, 11:07 Глава администрации Зеленского выступил за переговоры с Россией Политика, 11:05 Самолет не смог вылететь из Кургана в Москву из-за технических неполадок Общество, 10:59
Мнение ,  
0 
Ильшат Саетов Страхи халифа: зачем Эрдоган избавился от марионеточного премьера
Несмотря на подконтрольность премьера Турции Ахмета Давутоглу, Реджеп Эрдоган решил избавиться от потенциального соперника накануне референдума, который должен закрепить его суперпрезидентские полномочия

Отставка Ахмета Давутоглу с поста премьер-министра Турции обнажила два главных нерва президента Реджепа Эрдогана. Во-первых, он боится, что глава правительства может стать неуправляемым и тогда президенту придется вернуться в рамки своих конституционных полномочий, про которые он предпочел бы не вспоминать. Во-вторых, страшный сон Эрдогана — это раскол партии во главе с ее действующим лидером, роль которого официально выполняет пока Давутоглу.

С момента своего избрания в президенты в августе 2014 года Эрдоган все время стоит перед дилеммой — как сохранить свое лидерство в партии и в то же время обеспечить видимость законности. Президент парламентской Турецкой Республики де-юре не имеет права быть партийным, а премьер-министр, первое лицо в государстве — это лидер победившей на выборах партии. Ахмет Давутоглу был выбран Эрдоганом при переходе от статуса премьера к президентскому креслу как компромиссная фигура. Он не харизматичен, местами смешон, низок ростом. Он не является отцом-основателем правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и не имеет широкой низовой поддержки. Кроме того, на фоне продолжающихся коррупционных скандалов, Эрдогану нужен был человек, который не запятнал себя, а таковых оказалось не очень много. Университетский профессор Давотоглу, которого в политику привел экс-президент Абдуллах Гюль, оказался фигурой, которой Эрдоган выбил того же Гюля с политической шахматной доски. Он устроил выборы председателя ПСР прежде, чем еще не сложивший своих полномочий президента Гюль получил право в них участвовать. Эрдоган методично стирал с политической арены других бывших исламистов, которые создавали партию, — Бюлента Арынча, Яшара Якыша и прочих. Любое альтернативное мнение объявлялось предательством, а высказавший его мгновенно получал клеймо «пятой колонны» и пособника «параллельной структуры», якобы пытавшейся устроить государственной переворот. Таким образом, партия и ее надправительственные структуры остались целиком подчинены лично Эрдогану.

Однако, несмотря на практически идеальное поведение зицпредседателя, Давутоглу перестал устраивать Эрдогана в преддверии референдума, который должен де-юре закрепить суперпрезидентские амбиции последнего. Рейтинг премьер-министра автоматически начал расти после того, как он стал первым лицом. Так или иначе, именно он возглавлял партию, когда она получила рекордное количество голосов в ноябре прошлого года.

К тому же Давутоглу в действительности против той внешней политики, которую ведет Эрдоган, претендующий на звание мусульманского лидера, этакого «халифа». Когда профессор международных отношений Давутоглу писал свой главный труд «Стратегическая глубина», он имел в виду вовсе не возрождение или имитацию османской темы, а попытку регионального лидерства в полном соответствии с международным правом и критериями вступления в ЕС. Эрдоган в силу своих амбиций на рубеже 2010-х годов перевернул эту модель с ног на голову. Турция, вместо того чтобы стать центром притяжения, своеобразным геополитическим хабом для соседних стран во взаимоотношениях с Западом, превратилась в очередную «банановую республику», сотрясаемую экономическими проблемами, грязной борьбой за власть и терроризмом, грозящим перерасти в гражданскую войну. Внешней политики у Турции де-факто нет, все зависит от внутренней повестки дня.

Давутоглу, несомненно, не раз высказывал сомнения по этому поводу как самому «национальному лидеру», так и своему ближнему кругу. Их взгляды не совпадали по ряду проблем — от курдской до ликвидации независимого суда. Давутоглу не нравилось, что все министры были напрямую подчинены Дворцу (то есть президенту), а его часто постфактум ставили в известность о принятых решениях. Он так и не смог смириться с ролью марионетки и периодически совершал не очень значимые, но болезненные для мнительного Эрдогана действия, которыми пытался доказать свою «настоящность» как лидера партии и главы правительства.

Весьма сомнительно, что Давутоглу решился бы на открытое противодействие Эрдогану, но президент предпочел не проверять этого на деле, а заменить премьера другой фигурой. Тем более многие плюсы Давутоглу уже превратились в минусы. Коррупционный скандал, например, замяли, а отсутствие подобной ахиллесовой пяты у премьера не позволяет в случае чего надавить посильнее. Участие в исламистских партиях в прошлом и показная «набожность» Давутоглу вызывают приязнь у электората, создавая конкуренцию самому Эрдогану.

Угроза появления новой партии, которая рано или поздно должна реализоваться, удручает нынешнего президента. Эрдоган пытается минимизировать ее, лишая власти и одновременно очарования в глазах избирателей своих возможных конкурентов. Пока у него получается вести политику таким образом, чтобы «бывшим» не захотелось объединиться и играть на его же правоцентристском поле. «Верность партии» хранят почти все ее бывшие основатели или топ-менеджеры. Давутоглу также уже успел высказаться в духе, что от него не стоит ждать негативных высказываний в отношении ПСР. Ее политическая судьба — а пока ни одной партии в Турции не удавалось избежать деградации — находится в своеобразном «замороженном» состоянии, и баллон с фреоном — в руках Эрдогана.

Теперь всех волнует вопрос, кто же станет следующим «великим визирем». Без сомнения, это должна быть полностью лояльная Эрдогану фигура. Достичь этого можно двумя путями — либо целиком держать человека на привязи при помощи компромата, либо через родственные связи. Из тех, кто находится на виду (а не факт, что будущий «лидер» — фигура всем известная), таким критериям наиболее соответствуют Бинали Йылдырым, замешанный во множестве махинаций в свою бытность министром транспорта, связи и коммуникаций; а также нынешний министр энергетики и по совместительству зять Эрдогана Берат Албайрак. Я бы поставил на Йылдырыма, при прочих равных. Как бы то ни было, у нового зицпредседателя ПСР будет одна главная функция — обеспечить переход от парламентской к президентской ​республике в Турции. Карточный домик, который с таким трудом долгие годы складывал Эрдоган, не должен развалиться из-за случайного чиха проходящего мимо премьер-министра.

Об авторах
Ильшат Саетов тюрколог, научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.