Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Власти сообщили о закрытии 25 теневых площадок с оборотом ₽38 млрд Финансы, 12:42 ФСБ задержала экс-мэра Челябинска Тефтелева Общество, 12:41 Топ-5 новых направлений для горнолыжного отдыха в России Pink, 12:40 Песков счел неуместным говорить о победителях на нормандском саммите Политика, 12:35 Адвокат Соколова назвал ожидаемые сроки психиатрической экспертизы Общество, 12:30 С космодрома Плесецк стартовала ракета-носитель со спутником ГЛОНАСС Общество, 12:26 Колобков пообещал спортсменам откровенный разговор после санкций WADA Спорт, 12:25 Юй Мань — о российской истории бренда Xiaomi РБК и Xiaomi, 12:21 Глава РЖД спрогнозировал двукратный рост чистой прибыли в 2020 году Бизнес, 12:15 Суд отменил штраф за среднюю скорость: что это значит для водителей Авто, 12:12 Токен Mindol подорожал на 2000% за 1,5 месяца Крипто, 12:10 Сколько стоит квадратный метр идеального офиса в разных городах мира Pro, 12:05 Брумбол, подледный дайвинг и гонки на лопатах: чем заняться зимой Стиль, 12:02 Гуцериев и «Сафмар» подали в суд на издателя Forbes в России Общество, 11:57
Мнение ,  
0 
Владимир Миловидов Проверка кризисом: чем непохожи Дональд Трамп и Борис Джонсон
Президент США проводит в жизнь свою долгосрочную политику, имея неплохой запас прочности, а британский премьер, скорее, приспосабливается к ситуации, пытаясь найти выход из тупика

Журналисты The Economist обратили внимание на интересное совпадение: 24 сентября Верховный суд Великобритании объявил незаконным решение премьер-министра приостановить работу парламента, а в палате представителей конгресса США заявили о начале подготовки к импичменту президента. Авторы журнала посчитали президента Дональда Трампа и премьер-министра Бориса Джонсона братьями по несчастью и даже придумали им прозвища — Twitterdum и Twaddledee (Твитляля и Треплоло), сыграв на аналогии с персонажами Льюиса Кэрролла Tweedledum и Tweedledee (в популярном российском переводе — Труляля и Траляля).

Сходство действительно есть, однако делать из Трампа и Джонсона близнецов не стоит.

Твитляля Трамп

Трамп активно пользуется своим микроблогом в Twitter @realDonaldTrump как средством воздействия не только на массовое сознание, но и на экономическую динамику — и добивается успеха. Уолл-стрит все больше встает на сторону действующего президента. Отчасти это подтверждает реакция биржи на развитие истории о телефонном разговоре Трампа и Владимира Зеленского. К полудню 24 сентября на фоне информации о готовящемся выступлении Нэнси Пелоси промышленный индекс Доу Джонса снизился более чем на 1%, с 27 055 до 26 748 пунктов. На следующий день торги открылись с повышения, которое продолжилось до середины торговой сессии 27 сентября. Индекс вырос до 27 005 п., или почти на 1% от минимума вторника. Дальше последовало падение, но это уже была реакция рынка на информацию о возможном делистинге акций китайских компаний с американских бирж и введении ограничений на американские инвестиции в Китай. Рынок отыграл эмоции и переключился на более важную тему. Похоже, что инвесторы не хотят импичмента.

Создание новых рабочих мест, относительно низкая инфляция, а также продолжающийся экономический рост делают сторонниками Трампа и простых американцев, которые влияют на поведение политиков. Это видно на примере 12 конгрессменов-демократов, не поддержавших инициативу с импичментом. Личности 12 друзей Трампа примечательны: Энтони Бриндиси представляет рабочий класс штата Нью Йорк, Джо Каннингем — консервативных жителей Южной Каролины, а Джаред Голден — сельское население 2-го избирательного округа штата Мен, бывшей вотчины республиканцев. Практически всех «диссидентов» объединяет два обстоятельства: девять из 12 в своих избирательных округах на последних выборах сменили представителей-республиканцев, десять из 12 победили с небольшим отрывом (от 0,26 до 7,97%).

Растущая нервозность представителей демократической партии, осознающих отсутствие ярких партийных лидеров за год до президентских выборов, вполне объяснима. Объективных причин для быстрого и успешного завершения процедуры импичмента у демократов нет, и даже противники Трампа начинают опасаться, что эта инициатива в итоге добавит голосов действующему президенту.

Треплоло Джонсон

Борис Джонсон находится в совершенно иной ситуации, и выйти сухим из воды ему будет куда сложнее, чем его американскому визави. Уязвимое место — экономика. В начале сентября Банк Англии направил в парламент обновленный анализ возможных экономических последствий жесткого Brexit. В худшем сценарии предполагается падение ВВП на 8%, безработица оценивается на уровне 7,5%, а инфляция — 6,5%. Это не может не сказываться на поведении инвесторов. Если сравнивать динамику биржевых индексов США и Великобритании, то со дня избрания Трампа президентом промышленный индекс Dow Jones вырос более чем на 85%, а британский FTSE 100 со дня референдума о Brexit — лишь на 21%. Оба индекса претерпевали промежуточные падения, но американский рынок оставался менее волатильным, несмотря на все антитрамповские расследования. За тот же период курс британского фунта к доллару упал почти на 30%. По оценкам СМИ и биржевых аналитиков, инвесторы позитивно реагируют на решения, сдерживающие жесткий Brexit.

Текущие экономические показатели Великобритании выглядят противоречиво, а неопределенность насчет выхода из ЕС толкает страну в рецессию. Во втором квартале британский ВВП снизился на 0,2%. Несмотря на рекордно низкую безработицу (менее 4%) и прирост числа рабочих мест, розничные продажи в августе упали в стране на 0,2%.

Стоит обратить внимание и на процентные ставки и кредитно-денежную политику центральных банков США и Великобритании. В обеих странах взят курс на продолжение количественных смягчений. Но в США разыгрывается пьеса «давление Трампа на ФРС». Президент требует от главы федерального резерва Джерома Пауэлла дальнейшего снижения ставок. Однако неторопливость Пауэлла дает американскому регулятору преимущество на случай резкого изменения экономической конъюнктуры. Даже после определения нового целевого диапазона ставок 1,75–2%, они остаются существенно выше тех, что установлены ЕЦБ. Ставка Банка Англии — 0,75%. Это означает, что ресурс поддержания экономического роста у европейцев, в том числе англичан, почти исчерпан, что нельзя сказать об американцах.

Все это оттеняет различия между положением Трампа и Джонсона. Первый настойчиво проводит в жизнь свою долгосрочную политику, имея неплохой запас прочности, второй, скорее, приспосабливается к ситуации, пытаясь найти выход из тупика при сужающихся возможностях маневра. Судьба Brexit по-прежнему неясна, но сценарий компромисса, отсрочек и даже новых выборов с новым премьером кажется более реальным, чем жесткий разрыв с ЕС.

Об авторах
Владимир Миловидов заведующий кафедрой международных финансов МГИМО, руководитель центра РИСИ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.