Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Производитель тестов на COVID в России заявил о планах продаж за рубежом Общество, 14:37 Курс DeFi-токена вырос на 5500% за два часа Крипто, 14:35 Армения и Азербайджан поспорили из-за сообщений об обстреле города Политика, 14:30 Готовим машину к зимнему сезону. Чек-лист РБК и Авито Авто, 14:27 Как Ту-154 совершил свой последний в России гражданский перелет. Видео Технологии и медиа, 14:26 Амбулаторным пациентам с COVID пообещали бесплатные лекарства Общество, 14:25 В Москве 180 тыс. работодателей передали данные о сотрудниках на удаленке Общество, 14:22 СМИ сообщили об обжаловании штрафов за нарушение карантина на ₽270 млн Общество, 14:19 Голикова заявила об осложняющейся ситуации с COVID-19 в России Общество, 14:19 Битва за налоги: как оспорить кадастровую стоимость недвижимости Pro, 14:19 Володин указал Силуанову, что он «не слышит граждан» Политика, 14:14 Голикова назвала число регионов с критической ситуацией с коечным фондом Общество, 14:14 «Бизнес Авиация»: турбулентность и работа с самыми богатыми людьми РБК и Райффайзенбанк, 14:13 В Нагорном Карабахе сообщили о 59 погибших военных за сутки Общество, 14:13
Мнение ,  
0 
Петр Топычканов

Беспорядок слов: как Россия и США могут вернуться к разоружению

Если в годы холодной войны переговоры о ядерном разоружении помогали поддерживать доверие между США и СССР, то сегодня политический контекст «вымывает» доверие из любых двусторонних форматов

Завершение действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности 1987 года (Договор о РСМД) российский МИД считает еще одним шагом на пути к слому всей системы контроля над ядерными вооружениями. Последним шагом, после которого вся система перестанет существовать, стало бы завершение действия Договора о стратегических наступательных вооружениях 2010 года (СНВ-3).

О том, что этот последний шаг может быть сделан Соединенными Штатами, 30 июля заявил советник по национальной безопасности президента США Джон Болтон. Если верить ему, СНВ, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года, может разделить судьбу Договора о РСМД. В своей речи Болтон напомнил, что президент Дональд Трамп обязал Совет по национальной безопасности посмотреть на контроль над ядерными вооружениями в широком контексте. Речь о расширении списка тем для дискуссии и подключении к ней других стран, которые должны ограничить свои ядерные арсеналы, прежде всего Китая.

Встречные вопросы

Само по себе желание администрации Трампа расширить круг тем и стран при обсуждении проблем контроля над ядерными вооружениями вряд ли вызовет протест в Москве. У российских дипломатов есть свой список вопросов и стран, прежде всего членов НАТО, который поможет расширить повестку российско-американских переговоров. Проблема в том, что условия для переговоров с нынешней администрацией полностью отсутствуют.

За последние несколько лет сложилась парадоксальная ситуация. Если в годы холодной войны переговоры и подписанные на их основе документы помогали создавать и укреплять доверие между сторонами, несмотря на возникающие время от времени острые кризисы (такие как война в Афганистане), то сегодня политический контекст «вымывает» доверие из любых двусторонних форматов между Россией и США.

Если предположить, что российская сторона проявит фантастическую открытость, допустит американских инспекторов на предполагаемые места размещения «Искандеров» с крылатой ракетой 9М729 (которая и стала для США поводом выйти из ДРСМД) и покажет эту ракету, это, скорее всего, никак не повлияет на позицию Белого дома. Обвинив Россию в нарушении договора и призвав ее уничтожить спорную ракету, американская сторона перекрыла возможности выйти из кризиса без ущерба для имиджа как США, так и России.

Обе стороны не верят в заинтересованность друг друга в контроле над ядерными вооружениями. Для российской стороны все, что делает Вашингтон, направлено на развал контроля. А с точки зрения американцев, Россия придерживается принципов контроля над ядерными вооружениями только на словах и не собиралась на деле спасать Договор о РСМД.

Россия и США сейчас не чувствуют большой необходимости в процессе ядерного разоружения, несмотря на свои обязательства по Статье VI Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Раз за разом повторяется тезис о том, что две страны значительно сократили свои арсеналы в прошлом веке (в чем заслуги нынешних лидеров нет). Но руководство России и США не имеет четкого видения перспектив дальнейших сокращений.

Есть и технические проблемы. В силу политического устройства России в нашей стране годами сохраняются кадры, знающие разоруженческую повестку и способные вести переговоры с США. В Соединенных Штатах кадры постоянно меняются, возникает кадровый дефицит и нарушается преемственность в этой области. И уже в 2020 году грядут президентские выборы, которые еще раз перетряхнут кадры в Белом доме, Госдепартаменте и Пентагоне. Впрочем, как раз кадровая чехарда оставляет шансы для продления СНВ-3, в конце концов, Болтон, решительный противник этого решения, уже третий помощник по национальной безопасности при президенте Трампе.

Опасная неопределенность

Пока же многие предложения звучат по меньшей мере странно. К примеру, то же подключение к переговорам Китая ради заключения трехстороннего договора о контроле над ядерными вооружениями. Наверное, сначала стоило бы выйти из кризиса вокруг Договора о РСМД, доказать его эффективность и тем самым сделать его привлекательным для третьих стран, а не наоборот, сначала совместно с Россией его разрушить, а потом попытаться навязать Китаю.

Или другая идея, прозвучавшая в упомянутой речи Болтона, а также на слушаниях о рассмотрении кандидатуры нового министра обороны США Марка Эспера в сенате: включить в повестку российско-американских переговоров вопросы о тактическом ядерном оружии. В условиях полного отсутствия доверия между Россией и США внесение в повестку такого трудного вопроса только окончательно лишит переговоры шансов на успех.

Есть голоса в России и США, выступающие за замену жесткого ядерного контроля на нечто менее формальное, например «понятия» или меры доверия. Такие предложения не учитывают негативного опыта ряда стран, включая Россию, когда договоренности не облекались в форму документа, имеющего обязательную юридическую силу (можно вспомнить споры о расширении НАТО на восток). В лучшем случае такие договоренности не работают, в худшем — завершаются кризисами.

Альтернативой Договоров о РСМД и СНВ не могут быть размытые «понятия». Они лишь могут помочь избежать острого кризиса на время, пока между Москвой и Вашингтоном не появится новый договор о контроле над ядерными вооружениями.

Независимо от судьбы договоров о РСМД и СНВ России и США придется вести переговоры об ограничении ядерных вооружений в соответствии со статьей VI ДНЯО. Возможно, не сейчас, поскольку условия неблагоприятны, но рано или поздно Москва и Вашингтон вернутся за стол переговоров. Во-первых, потому что в обеих столицах тревожатся о новых ядерных вооружениях друг друга. Во-вторых, потому что саботирование ядерного разоружения еще больше усилит глобальное антиядерное движение, которое в 2017 году уже добилось открытия для подписания международного Договора о запрещении ядерного оружия.

Об авторах
Петр Топычканов Петр Топычканов, старший научный сотрудник СИПРИ (Стокгольм)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.