Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Третью вакцину от COVID-19 испытают в трех городах Общество, 23:23 В Москве зафиксировали максимум смертей от COVID-19 с конца июля Общество, 23:13 Число зараженных коронавирусом в США превысило 7 млн человек Общество, 23:03 Пожар после крушения военного Ан-26 в Харьковской области потушили Общество, 22:37 СКА проиграл «Ак Барсу» в первом матче под руководством Ротенберга Спорт, 22:35 Зеленский приедет в Харьковскую область из-за крушения Ан-26 Общество, 22:24 Украинские власти создадут комиссию для расследования крушения Ан-26 Общество, 22:19 Глава Харьковской области заявил о 22 погибших при крушении Ан-26 Общество, 22:16 Военный самолет упал под Харьковом. Фотогалерея Общество, 22:12  Число погибших при крушении самолета Ан-26 под Харьковом выросло до 20 Общество, 22:07 ВВС Украины подтвердили крушение военного самолета Ан-26 под Харьковом Общество, 22:00 Спасатели назвали число погибших при крушении Ан-26 под Харьковом Общество, 21:59 Переболевший коронавирусом футболист «Ростова» перешел в «Уфу» Спорт, 21:49 Появилось видео с места крушения самолета под Харьковом Общество, 21:41
Как это сделать ,  
0 
Кирилл Горбатов

Как это сделать: уйти от личной ответственности при банкротстве фирм

Руководитель и собственники компании должны понимать, что их могут привлечь к ответственности за намеренное банкротство компании

В кризис число банкротств компаний обычно увеличивается. За девять месяцев 2015 года число компаний, признанных банкротами, выросло на 8%, до 11 183, свидетельствуют данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Большинство российских предпринимателей считают, что не несут личной ответственности при банкротстве бизнеса за пределами суммы уставного капитала. На самом деле это не так.

Презумпция вины

Общим правилом является положение о том, что собственники бизнеса или его руководители не несут ответственности по долгам общества. Еще в далеком 1897 году в Англии, разбирая дело Salomon v. A. Salomon & Co Ltd, суд пришел к выводу, что компания является самостоятельным участником оборота и должна нести ответственность в рамках того имущества, которое ей принадлежит. На собственников компании ответственность по ее долгам распространяться не должна, иначе попросту пропадает смысл вести бизнес через юридическое лицо. Этот же подход достаточно долгое время применяется и в России.

Но из каждого правила есть исключения. И в данном случае таким исключением является субсидиарная (т.е. дополнительная) ответственность руководителя и лиц, контролирующих компанию, в случае ее банкротства. Кредиторы, которым не хватило денег от реализации имущества должника, вправе требовать возложения ответственности (в рамках непогашенной части задолженности) не только на руководителя компании, но и на ее участников (акционеров) и иных контролирующих лиц. Причем в данном вопросе закон идет достаточно далеко и предусматривает возможность привлечения лиц, которые фактически, а не юридически контролируют предприятие.

Чтобы привлечь собственников и менеджмент к субсидиарной ответственности, необходимо доказать, что их действия по доведению компании до банкротства были умышленными. Сделать это непросто, поэтому до 2013 года арбитражные суды редко привлекали кого-либо к субсидиарной ответственности. Но в июне 2013 года в закон «О несостоятельности (банкротстве)» были внесены изменения, которые установили случаи презумпции вины контролирующих лиц, когда бремя доказывания переложено на плечи привлекаемых к ответственности лиц. Это значит, что обвиняемый сам должен убедить суд в том, что не виноват в банкротстве компании. В каких случаях это происходит?

Подозрительные сделки

Презумпция вины устанавливается, если суд признал какую-либо сделку компании-должника в ходе банкротства недействительной. Например, если требования кредиторов были не удовлетворены из-за того, что руководитель должника решил сначала погасить требования «важных» кредиторов, после чего имущества для погашения оставшихся требований попросту не осталось. Налицо приоритетное положение одних кредиторов перед другими. В таком случае возникает риск, что на руководителя будет возложена личная ответственность в части непогашенных долгов.

Именно этим подходом руководствовался Арбитражный суд города Москвы, когда в сентябре 2014 года привлек к субсидиарной ответственности на 1,4 млрд руб. руководителя и учредителя ООО «Нигмас». В основу судебного акта были положены выводы о совершении руководителем компании Александром Горяйновым ряда заведомо невыгодных сделок с учредителем ООО «Нигмас», в совокупности повлекших банкротство фирмы.

Совет: если вы понимаете, что компания на грани банкротства, не стоит отдавать приоритет одним кредиторам перед другими. Если компания готова погасить часть долгов, можете перечислить денежные средства кредиторам пропорционально их требованиям.

Отсутствие документов

Презумпция вины устанавливается также в случае отсутствия у компании-должника бухгалтерской документации или ее существенного искажения к моменту введения процедуры банкротства. Причем отсутствие такой документации должно затруднять формирование и продажу конкурсной массы, т.е. имущества должника. Например, на практике многие руководители компаний думают, что «если никакой информации не предоставлять, то и претензий никаких не будет». Законодатель и судьи так не считают. Теперь в случае отсутствия документации, которую общество обязано хранить в соответствии с законом, на руководителей будет возложена ответственность по долгам общества. Причем объяснения руководства, что документы были украдены, уничтожены в результате наводнения, пожара, землетрясения и прочих напастей, суды все чаще отметают. Именно так поступил Арбитражный суд Алтайского края в марте 2014 года, когда взыскал с собственника и управляющего ООО «Агроинвест» Светланы Денисенко 183,3 млн руб. в рамках субсидиарной ответственности, поскольку конкурсному управляющему была предоставлена искаженная бухгалтерская документация. А владелец ООО «АксиомА» Александр Багров пытался убедить Арбитражный суд Санкт-Петербурга в том, что потерял все бухгалтерские документы компании, но это ему не помогло.

Совет: с момента введения соответствующей процедуры банкротства бухгалтерская документация компании-должника должна быть передана арбитражному управляющему.

Недобросовестность предпринимателя

В отдельных случаях суды могут привлечь к субсидиарной ответственности собственника компании, если докажут факты его недобросовестной предпринимательской деятельности. Так, Арбитражный суд Еврейской автономной области в июле 2014 года привлек к субсидиарной ответственности на 4,5 млн руб. учредителя и главу компании ТВКР Василия Лабеко за то, что он отказался от участия в очередном конкурсе на право аренды объектов коммунальной инфраструктуры, что привело к фактическому прекращению хозяйственной деятельности ТВКР. Суд установил, что собственник компании выиграл этот конкурс от имени другой своей компании с аналогичным названием, а причиной банкротства первой фирмы стало наличие у нее кредиторской задолженности.

Причиной бед собственников компаний часто выступает ФНС. Налоговики предъявляют компании требования о взыскании недоимки по налогам и сборам, которые в свою очередь могут стать причиной банкротства фирмы или существенно увеличить требования кредиторов, если ФНС вступает в уже начатую процедуру банкротства. Так произошло с директором ООО «ПКФ «Карат» Татьяной Соколовой, которую Арбитражный суд Алтайского края в марте 2014 года привлек к субсидиарной ответственности на 37,2 млн руб., поскольку ФНС доказала, что возглавляемая ею компания получила необоснованную выгоду от сделок с контрагентами, и предъявила налоговые претензии.

Совет: руководителю или собственнику компании, находящейся на грани банкротства, при принятии того или иного решения необходимо посмотреть на ситуацию «со стороны» на предмет соблюдения интересов компании.

Уйти от ответственности становится сложнее

Чаще всего заявления о привлечении менеджмента и владельцев компании-банкрота к субсидиарной ответственности поступают на этапе конкурсного производства. По данным судебного департамента Верховного суда, в первом полугодии 2015 года таких ходатайств поступило 1238 — почти в каждом четвертом конкурсном производстве (22%). В 2014 году такие ходатайства были только в 18% дел. Но было бы неправильным воспринимать описанное выше как повальное возложение ответственности по долгам компаний на их руководителей и иных контролирующих лиц. Обстоятельства каждого дела уникальны и в каждом отдельном случае должны быть тщательно проанализированы судом. Но руководителям и собственникам бизнеса при принятии управленческих решений необходимо знать, что в случае банкротства компании и непогашения долгов перед кредиторами они могут быть вынуждены доказывать свою невиновность в злом умысле.

Об авторах
Кирилл Горбатов Кирилл Горбатов, адвокат, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.