Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Свидетель по делу «Седьмой студии» заявила о давлении следователей Общество, 01:57 В ЕС запретили хождение криптовалюты Facebook Libra Экономика, 01:29 Зеленский и Макрон обсудили подготовку к встрече в «нормандском формате» Политика, 01:28 Россиянин счел розыгрышем включение в санкционный список США Экономика, 01:05 На Украине заявили о реальном взыскании с «Газпрома» $2,1 млрд Экономика, 00:25 Сенаторы оценили планы Киева усложнить поездки украинцев в Россию Общество, 00:17 Google назвал самые просматриваемые ролики в YouTube в России и мире Общество, 00:07 Лидеры России и Белоруссии разыграют интеграционные карты в Сочи Политика, 00:01 От 15 до 20: чем живет поколение Z РБК Стиль и YE’S apartaments, 05 дек, 23:46 Россия назвала сроки новых переговоров по транзиту газа через Украину Экономика, 05 дек, 23:39 Адвокат Соколова сообщил о его отправке на психиатрическую экспертизу Общество, 05 дек, 23:25 СМИ узнали об идее Зеленского создать в Донбассе «муниципальную стражу» Политика, 05 дек, 23:23 Пятилетняя девочка умерла после аварии в Зеленограде Общество, 05 дек, 23:06 Глава МВД выступил против штрафов за превышение скорости на 10 км/ч Общество, 05 дек, 23:03
Мнение ,  
0 
Мадина Абаева Есть ли лекарство от всех болезней: перемены в секторе биотехнологий
Что представляет собой сектор биотехнологий сегодня? И стоит ли инвесторам рассматривать снижение цены на акции биотехнологических компаний как хорошую «точку входа»?

Фондовый индекс акций биотехнологических компаний NASDAQ Biotechnology (NBI) с 2010 года увеличивался почти в три раза быстрее, чем индекс S&P 500 — показатель стоимости акций компаний с наибольшей капитализацией в США. С января 2010 года по июль 2015-го индекс NBI вырос в три раза, а суммарная стоимость акций сегмента достигала $900 млрд.

Но с июля 2015 года инвесторы наблюдали нисходящую коррекцию: просадка индекса NASDAQ Biotechnology составила 23%.

Биотехнология как научная дисциплина разрабатывает ценные вещества и продукты, используя биологические объекты (клетки, ДНК и микроорганизмы). Сегодня существуют три главных вектора работы биотехнологов: сельское хозяйство, в частности создание ГМО; энергетика и промышленность, например получение биотоплива или производство веществ, способных к деградации токсических отходов; медицина — специалисты в области биотехнологий работают над созданием препаратов для лечения тяжелых и неизлечимых заболеваний.

Готовые продукты биотехнологического сектора успешно реализуются на рынке. Биофармацевтические корпорации Alexion Pharmaceuticals и Regeneron Pharmaceuticals заняли третью и пятую позиции в списке самых инновационных компаний 2016 года по версии Forbes. Рейтинг учитывает финансовые показатели, степень доверия инвесторов, отображает разницу между рыночной капитализацией и ценой текущих разработок.

Мировой уровень инвестиционной привлекательности биотехнологий приближается к лидирующим позициям IT. Но стоит предупредить, что вложения в компании биотехнологического сектора могут быть не такими привлекательными, как кажется на первый взгляд. Чего стоит опасаться инвесторам?

Капитал в секторе биотехнологий сосредоточен в 20 крупнейших корпорациях. На четырех лидеров отрасли приходится около 60% всех денежных ресурсов. Вместе с тем этот сектор последние пять лет устанавливает рекорды по количеству IPO. Решение инновационных задач требует серьезных финансовых вложений, поэтому в условиях интереса к возможностям биотехнологий даже небольшие компании с капитализацией, не превышающей $300 млн, выходят на фондовый рынок в поисках инвесторов.

На американском рынке ценных бумаг котируются акции более 350 игроков биотехнологического сектора, но только 16% из них имеют капитализацию выше $1 млрд (что является практически стандартом для компаний многих традиционных отраслей). При этом у 79% компаний коэффициент P/S (цена акции/выручка), который дает представление о стоимости $1 выручки, выше десяти.

Нормой считается значение мультипликатора меньше двух, например у группы компаний S&P 500 это соотношение не превышает отметку 1,9. Кроме того, 90% компаний не имеют чистой прибыли, а значит инвесторы не получают дивидендов и надеются на рост стоимости акций.

Большинство предприятий все еще ждут одобрения своих разработок от FDA (управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США) или находятся на первых двух стадиях исследования. Шансы на успех можно посчитать на примере статистики из сферы медицины: 95% лекарств, которые проходят первую стадию испытаний, не выходят на рынок. После второй стадии разработок лишь 12% препаратов переходят к финальной стадии тестирования и только 6% поступают на рынок.

Сектор биотехнологий выглядит сильно переоцененным. Для него является характерным пример компании ACADIA Pharmaceuticals, Inc. В апреле 2014 ее капитализация составила $2 млрд, хотя в 2013 году прибыль остановилась на отметке $1,1 млн. Компания ACADIA Pharmaceuticals, Inc. разрабатывает уникальные препараты для лечения заболеваний центральной нервной системы, в случае их успеха человечество забудет о болезнях Паркинсона и Альцгеймера, но финансовые риски для инвесторов слишком велики. Стагнация капитала может продолжаться десятилетиями.

Средняя доходность прошлогодних отраслевых IPO в первый день торгов составила 14%, а, например, в 2013 году участники рынка удвоили свои вложения. Это привлекает все больше новых компаний: с начала 2016 года свыше 40 частных биотехнологических организаций провели IPO и вышли на фондовый рынок.

Завышенный уровень соотношения мультипликаторов P/E и P/S и отсутствие готовой продукции вызывают в памяти начало нулевых, когда в сфере информационных технологий образовался феномен с подобными характеристиками. В прошлый раз это привело к кризису доткомов (от англ. dot com -.com). Вероятно, что сейчас мы наблюдаем очередную спекулятивную торговлю.

Сектор биотехнологий характеризуется высоким уровнем волатильности: за один день акции отраслевых компаний могут упасть или подняться на 50% в зависимости от характера новостей. Особенно агрессивное изменение ценового показателя часто связано с результатами регуляции управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов FDA. Оно определяет судьбу разработок компании сектора биотехнологий: одобряет препарат на уровне «концепции» и утверждает выход готового продукта на рынок.

Так, за счет ожиданий инвесторов одобрения FDA на выпуск препарата для лечения рака молочной железы котировки компании-разработчика Puma Biotechnology Inc. повысились на 20% в первом полугодии 2016 года. А в сентябре 2013 года котировки Achillion Pharmaceuticals, Inc. упали на 58% за один день, после того как FDA отказалось снимать запрет на дальнейшую разработку одного из препаратов компании.

В связи с изначально высокой спекулятивностью в отрасли для этого сегмента рынка характерны манипуляции с ценами на акции. В феврале 2016 года был арестован американский предприниматель Мартин Шкрели, аферы которого всколыхнули всю Америку. Он основал два инвестиционных фонда и неоднократно предоставлял ложную информацию о деятельности своих компаний с целью получения прибыли на фондовом рынке. В частности, Шкрели поставил на падение акций компании MannKind, а потом оповестил FDA о неудачных результатах тестирования разрабатываемых ею препаратов.

Но антилегендой Уолл-стрит он стал после двух других схожих махинаций. В 2014 году фармацевтическая компания Retrophin выкупила права на медикаменты для лечения редкого заболевания и повысила стоимость продукции на 2000%. Через год он проделал то же самое с препаратом по лечению токсоплазмоза, увеличив его цену с $13,5 до 750. Стоимость курса лечения этим препаратом не покрывалась ни одной страховкой, а многие больные не могли отказаться от уникального лекарства, после чего СМИ прозвали Шкрели «самым ненавистным человеком в США».

Именно после этого случая Хиллари Клинтон на своей странице в Twittеr дала обещание бороться с завышением цен на препараты. Ее сообщение вызвало сильный резонанс в СМИ и обрушило капитализацию всего фармацевтического сектора, что сказалось на падении всего индекса биотехнологических компаний NASDAQ Biotechnology.

Аферист попался только на манипулировании акциями компании KaloBios, находившейся на грани банкротства. Шкрели заявил, что не будет продавать эти акции, хотя бóльшая их часть находилась в шорте, то есть трейдеры брали акции в долг и продавали в надежде на падение цен. Желание инвесторов выкупить акции обратно и закрыть свои шортовые позиции столкнулось с незначительным предложением. В связи с этим котировки KaloBios выросли на более чем 4000%, после чего Шкрели попал под следствие по подозрению в мошенничестве.

От резкого падения котировок не застрахована ни одна компания сектора. В 2015 году транснациональная фармацевтическая компания Valeant попала в топ самых инновационных компаний по версии Forbes, а затем под угрозу дефолта. Стоимость акций упала с $260 до 28, а рыночная капитализация снизилась на $13 млрд. Компания оказалась на грани банкротства из-за выбора опасной бизнес-модели. Valeant покупала недорогие компании с перспективными лекарствами без аналогов и резко повышала стоимость на препараты, увеличивая выручку.

Скандал с аферистом Шкрели затронул и Valeant. Компания почувствовала повышенный интерес к себе со стороны властей по поводу «несправедливых» механизмов ценообразования, а в августе 2016 года прокуратура США возбудила в отношении нее дело. Сейчас фармкомпания распродает непрофильные активы.

Конечно, есть и другие примеры, в том числе положительные: акции уже упомянутой компании Alexion Pharmaceuticals выросли на 600% с того момента, как лекарство Soliris для редких случаев анемии было одобрено FDA. Вложить деньги в ценные бумаги биотехнологических компаний — это как прокатиться на американских горках: высокий сиюминутный доход не гарантирует его стабильность.

Чтобы не потерять на инвестициях в биотехнологии, надо скрупулезно изучать рынок, в частности историю компании на фондовом рынке, свойства ее препаратов и потенциальную аудиторию применения, политику Министерства здравоохранения или другого отраслевого регулятора. Если есть желание вложить в сектор, то выбирать следует в первую очередь долгосрочные инвестиции в крупных игроков.

Сектор биотехнологий неоднозначен и опасен. На рынке есть крупные корпорации с высокими продажами и большим количеством инновационной продукции на разных стадиях разработки. Кроме того, биопрепараты имеют высокую добавочную стоимость при незначительных издержках производства, что теоретически обеспечивает денежный поток в отрасль и гарантирует инвесторам прибыль в будущем.

Проблема кроется в том, что спекулянты готовы покупать акции предприятий с сомнительными перспективами коммерциализации продуктов. Из-за этого возникает искусственный ажиотаж, который побуждает новые компании проводить IPO и пытаться привлечь деньги на разработки с помощью фондового рынка. При этом гарантии на реализацию своих проектов они дать не в силах.

На фоне общего экономического спада переоцененности сектора, высокой волатильности и планов правительства США продвигать программу по снижению цен на лекарства стоит быть готовым к дальнейшему падению котировок.

Об авторах
Мадина Абаева руководитель отдела аналитики компании QBF
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Акции"