Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Облака и российский бизнес: выгоды, сомнения и непридуманные истории РБК и #CloudMTS, 17:41 Российский теннисист почувствовал себя «лузером» после выхода в полуфинал Спорт, 17:32 ЮНЕСКО признала всемирным наследием петроглифы в Карелии и парк в Габоне Общество, 17:30  Тренер гимнасток раскритиковала судейство в личном многоборье на Играх Спорт, 17:30 Эксперты назвали возрастную группу с лучшей выработкой антител к COVID-19 Общество, 17:27 Акции «Норникеля» упали на 3% после предъявления иска на 58,7 млрд руб. Инвестиции, 17:27 Как будут работать новые электронные подписи: самые важные изменения Pro, 17:22 Росрыболовство увеличило претензии к «Норникелю» из-за разлива топлива Бизнес, 17:19 Генпрокуратура сообщила о росте нарушений закона в первой половине года Общество, 17:17 Как получить коммерческую отдачу от соцсетей. Советы экспертов РБК и Альфа-Банк, 17:17 Генпрокуратура ответила на решение арбитража по делу экс-структуры ЮКОСа Общество, 17:08 Решающие моменты золотого поединка российских рапиристок. Видео Спорт, 17:02 Выгонявшая детей-аутистов с площадки петербурженка объяснила действия Общество, 17:00 Минсельхоз назвал прогноз Росгидромета по зерну информационным вбросом Бизнес, 17:00
Дискуссионный клуб ,  
0 
Юрий Симачев

Половина прибыли: какие дивиденды выплатят государственные компании

Фото: Станислав Красильников / ТАСС
Фото: Станислав Красильников / ТАСС

С 1 июля вступают в действия изменения в порядок выплаты дивидендов в АО, акции которых находятся в федеральной собственности. Соответствующее распоряжение правительство выпустило 11 июня. В чем же новации? Первое: на выплату дивидендов будет направляться не менее 50% прибыли акционерного общества с госучастием за год. Второе: прибыль рассчитывается по данным консолидированной̆ финансовой̆ отчетности, составленной̆ в соответствии с международными стандартами. Третье: при расчете прибыли не учитываются доходы и расходы, не связанные с денежными потоками.

Предпосылки к тем или иным решениям по дивидендной политике АО с госучастием сложились не вчера, а в течение последних 15 лет. Известно, что определение размера дивидендов по конкретным крупным компаниям с госучастием каждый год превращалось в увлекательное и непрозрачное для непосвященных соревнование государства самого с собой, ведь прямое участие государства в капитале компаний изначально определяет внутренний конфликт интересов между инвестиционными, фискальными и корпоративными задачами. Сама проблема определения дивидендов с финансовой точки зрения сосредоточена в секторе крупнейших компаний с госучастием: по оценкам, в 2017–2019 годах поступление 97% дивидендов в федеральный бюджет обеспечивалось 20 акционерными обществами из примерно 1 тыс. АО с госучастием.

Конечно, крупные компании с госучастием всегда стремились добиться индивидуального подхода, используя свою переговорную мощь, однако неправильно полагать, что все они были ориентированы исключительно на сокращение уровня дивидендных выплат — при определенных условиях компаниям важно, напротив, поднять размер дивидендов и повысить свою капитализацию. Ситуация с определением необходимого уровня дивидендов дополнительно осложняется тем, что ряд крупнейших компаний с госучастием (ОАК, «РусГидро», «Ростелеком», «Аэрофлот») являются еще и получателями господдержки на решение значимых задач государственного уровня.

Именно внутренняя конфликтность представлений государства о роли госсектора в общем и «справедливых дивидендах» в частности создает базу для высокой вариативности дивидендных выплат крупнейших АО — по данным Счетной палаты РФ, в 2017–2019 годах в пределах 1,7–190% от чистой прибыли (в некоторых случаях на дивиденды направлялась нераспределенная прибыль прошлых лет).

Можно отметить, что применительно к дивидендам на уровне государства фискальный интерес был и, по-видимому, остается наиболее сильным — сказывались и особенные позиции Минфина как мегарегулятора, и поддержка множества игроков финансового рынка, для которых акции АО с госучастием — это довольно привлекательный инструмент. В связи с этим неслучайно, что пожелания государства по дивидендам последовательно росли, сначала до не менее чем 25% прибыли, а потом уже и не менее 50% чистой прибыли. Заметим, что объем дивидендов, направляемых в федеральный бюджет, в последние годы существенно вырос — с 448 млрд руб. в 2018 году до 622 млрд руб. в 2019 году (с учетом ПАО «Сбербанк»).

Складывается впечатление, что общие мотивы «неустроенности и недосказанности» дивидендной политики в АО с госучастием наложились на общее стремление правительства РФ выстроить равноудаленную работу с крупнейшими компаниями, дополнительно продемонстрировать свой возросший вес в системе принятия решений, наконец, обеспечить контроль за основными финансовыми потоками в госсекторе.

В решении правительства вроде бы все правильно. Такой подход существенным образом выравнивает требования государства к дивидендной политике АО с госучастием, при этом порядок определения размера дивидендов становится более прозрачным. Усиливается защита интересов розничных акционеров. Создаются предпосылки к капитализации, а значит, и к более выгодной приватизации компаний, находящихся в государственной собственности.

Однако остается ощущение некоторой схематичности, незавершенности и неустойчивости принятой конструкции.

Действительно ли 50% от прибыли — это именно то значение, которое сбалансирует инвестиционную активность компаний с их обязательствами перед акционерами? Верно ли это для всех крупнейших компаний госсектора, которые весьма специфичны, и учитывает ли различия в этапах развития? Для всех ли АО с госучастием будут действовать принятые правила или только для крупнейших по объему прибыли? Что делать с теми компаниями, где у государства нет контрольного пакета? Как поступать с АО, которые не ведут свою отчетность в соответствии со стандартами МСФО? Не будет ли принятое общее распоряжение в последующем корректироваться распоряжениями по конкретным компаниям (как уже было неоднократно раньше)? Ведь и сейчас в обсуждаемом распоряжении правительства РФ заложено некоторое исключение из правил для компаний оборонно-промышленного комплекса, по которым определена возможность выплаты дивидендов в объеме менее 50% прибыли (путем уменьшения расчетной для определения дивидендов прибыли на сумму понесенных расходов на инвестиции, связанных с технологическим перевооружением производственных мощностей).

Будет ли в последующем финансовый блок правительства России мотивирован приватизировать (хотя бы частично) крупнейшие компании с госучастием, например, те, которые работают в конкурентных секторах? Симптоматично, что, судя по Основным направлениям бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022–2023 годов, государство рассчитывает и на дальнейший существенный рост поступлений дивидендов в федеральный бюджет — до 913 млрд руб. в 2023 году.

Наконец, не стоит ли задуматься прежде всего о целостном совершенствовании корпоративной практики в компаниях с госучастием, повышении ее прозрачности и лучшей аргументации принимаемых решений?

Об авторе
Юрий Симачев Юрий Симачев директор Центра исследований структурной политики НИУ ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.