Лента новостей
Послание президенту: что дело Майкла Калви говорит о нашем правосудии Мнение, 09:32 Палатка со всеми удобствами: кому нужен турлагерь с комфортом отеля Pro, 09:32 Мужчина пострадал после падения на рельсы на салатовой ветке метро Москвы Общество, 09:30 Минпромторг и ФАС не увидели нарушений в продаже девяти яиц в упаковке Бизнес, 09:24 Американский генерал рассказал о новой концепции атаки на Китай и Россию Политика, 09:18 Бизнес без отговорок: кто справился со страхами и открыл свое дело РБК и «Билайн» Бизнес, 09:15 Счетная палата раскритиковала техническую базу Росреестра Общество, 09:01 Умер актер из «Клана Сопрано» Винни Велла Общество, 08:47 Зимняя трасса: чем опасна и как по ней правильно ехать РБК и Haval​, 08:40 Аналитики зафиксировали рост экономии россиян на одежде и развлечениях Бизнес, 08:40 Здоровая еда и поношенная одежда: как меняется поведение потребителей Pro, 08:31 Сбившему толпу пешеходов в Мельбурне дали шесть пожизненных сроков Общество, 08:29 «История про свой угол мне неинтересна»: где хотят жить 25-летние Недвижимость, 08:27 Москва получила дотации из федерального бюджета впервые за шесть лет Экономика, 08:00
Мнение ,  
0 
Олег Шибанов Сила — в юанях: как валюта Китая стала инструментом глобального влияния
Хотя Китай по-прежнему ограничивает движение капитала, в этом году МВФ может признать юань пятой резервной валютой. Что это будет означать для мира и для России?

Пока рубль становился одной из самых волатильных валют в мире, с юанем происходили не менее удивительные перемены: его использование в платежах между странами значительно увеличилось. На днях даже «Роснефть» заявила о желании занимать в юанях. Китайская экономика стала крупнейшей по паритету покупательной способности в 2014 году (не по номинальным долларам) и, судя по разнице в темпах роста, будет и дальше отрываться от США в этом рейтинге. В результате Китай решил добиваться, чтобы юань стал пятой резервной валютой МВФ — после доллара США, евро, фунта стерлингов и иены. Решение об этом МВФ должен принять до конца 2015 года.

Не так давно в России задумывались о создании международного финансового центра. В последний год разговоры эти сошли на нет. В чем юань так сильно отличается по своим характеристикам от рубля и чего можно ожидать от появления пятой резервной валюты?

Как стать резервной валютой

Неформально, чтобы считаться мировой резервной валютой, тому же юаню достаточно, чтобы его широко использовали в расчетах между собой торговые партнеры Китая. И действительно, в начале 2015 года, по данным SWIFT, юань вошел в пятерку самых используемых валют мира с рыночной долей 2,17% (в 2013 году всего 0,63%) после четверки валют МВФ. Но цель Китая — добиться, чтобы МВФ включил юань в свою корзину «специальных прав заимствования» (СПЗ).

Требований к валютам в этой корзине всего два:

— валюта должна выпускаться страной (или монетарным союзом, как еврозона), которая является крупным экспортером;

— она должна активно использоваться для международных платежей и широко торговаться.

Юань удовлетворяет почти всему в этих условиях: Китай стал крупнейшим экспортером мира еще в 2013 году, его валюта активно используется в международных платежах. Сложность с последней частью.

Дело в том, что в 2010 году МВФ принял решение, что юань не является «свободно используемой» валютой. Китай до сих пор ограничивает свободное движение капитала и пока что не собирается отменять эти ограничения. Курс юаня уже не привязан к доллару, но колеблется очень слабо, хотя в реальном выражении к корзине валют торговых партнеров укрепился на 19% с 2010 года.

Но Китай активно развивает предоставление юаня другим странам через центробанки. По примерному курсу в 6,2 юаня за доллар до 2015 года Китай согласовал валютные свопы общим объемом около $420 млрд с 24 центробанками мира. Основная цель — расширить использование валюты фирмами и банками других стран; торговля Китая уже почти на 25% основана на юане.

К тому же исторически иена была включена в корзину СПЗ в 1981 году, когда Япония еще не открывала свои финансовые рынки и не имела «свободно используемой» валюты.

Если к тому же учесть слова Кристин Лагард, директора-распорядителя МВФ, что «мы разделяем стремление Китая включить его валюту в СПЗ», то скорее всего, пожелания Китая будут удовлетворены уже в 2015 году. И решение МВФ 2010 года этому не помешает: статус юаня будет изменен в силу упомянутых выше усилий по расширению ликвидности.

Что это даст Китаю?

Включение юаня в СПЗ не только положительно повлияет на развитие финансовых рынков Азии, но и принесет Китаю дополнительные выгоды.

1. Престиж. Признание ключевой роли китайской валюты позволит увеличить резервы в ней в большинстве ЦБ мира.

2. Торговля в юанях. Такое предложение довольно активно обсуждается в России: почему бы нам не продавать нефть за рубли? Но в отличие от Китая мы не столь широко представлены на мировых рынках и не можем так влиять на мировые цены по каким-либо категориям товаров. Да и Россия не столь привлекательна для торговли, как Китай.

В качестве валюты торговли юань может потеснить если не доллар, то по крайней мере иену (ее доля мировых транзакций сейчас 2,7%) и, весьма вероятно, фунт (около 8% транзакций). Хотя неясно, как это повлияет на стабильность юаня: вероятно, его стоимость вырастет, но поскольку ЦБ Китая до сих пор продолжает копить резервы, чтобы поддержать относительно невысокий курс, то может получиться и более высокая волатильность дневного курса.

3. Стоимость кредитов. Как уже обнаружили российские компании, азиатские рынки не столь велики по объему и не могут удовлетворить их потребность в долларовых заимствованиях. Если же можно будет брать кредиты в юанях по ставкам, не слишком отличающимся от ставок в долларах, то этим могут воспользоваться не только российские, но и многие другие фирмы.

Иена тоже была довольно популярна, но у нее есть один недостаток: экономика, стоящая за этой валютой, не столь велика и очень слабо растет последние 20 лет. С другой стороны, благодаря снижению стоимости кредитов в юанях китайские фирмы смогут еще активнее занимать в своей валюте у международных инвесторов — а значит, лучше управлять балансом активов и пассивов, что может продлить рост китайской экономики на долгие годы.

Что это даст России и миру?

Российский ЦБ согласовал с китайскими коллегами возможность расчетов в национальных валютах в июне 2011 года. Но пока объем торгов незначителен: на этой неделе около 1 млрд руб. — примерно в 15 раз меньше, чем по паре евро/рубль, и в 200 раз меньше, чем по паре доллар/рубль. То есть спрос со стороны фирм и домохозяйств низок — те же фунты можно увидеть в обменниках гораздо чаще, чем юань. Это же подтверждает разница между ценой продажи и покупки — она достигает 2 руб. при цене около 8 руб. за юань.

Краткосрочно для ЦБ России с точки зрения диверсификации золотовалютных резервов (ЗВР) включение юаня в корзину в этом году не многое изменит: поскольку его курс довольно тесно связан с долларом, общая волатильность российских ЗВР останется примерно на прежнем уровне.

Но в более долгосрочной перспективе юань постепенно укрепляется, как и положено валюте страны с большим торговым профицитом. С повышением его роли в мировой финансовой системе он должен стать еще дороже, а значит вложения в него (если проценты будут не ниже, чем на активы в долларах США) довольно выгодны. Поэтому расширение ЗВР на юань будет работать на ЦБ России, увеличивая доходность.

С точки зрения личных финансов очень интересно наблюдать за развитием рынка акций в Китае. В этом году акции китайских компаний расхватывают как пирожки — они растут на ожидании дальнейшего роста экономики, в том числе за счет увеличения госрасходов и переориентации с экспортно ориентированного роста на рост внутреннего потребления. Компании, которые работают на внутренний рынок, могут существенно подорожать. С точки зрения диверсификации более либеральный финансовый рынок акций крупнейшей экономики мира был бы выгоден всем инвесторам для улучшения качества портфеля.

Наконец, включение юаня в число валют СПЗ будет первым случаем для развивающихся рынков. Китай все еще имеет низкий ВВП на душу населения — около $7,6 тыс., примерно 12% от американского. Неизвестно, будут ли когда-то рассматриваться на предмет включения в эту корзину валюты Индии, Бразилии и России, но в десятке крупнейших стран мира по ВВП они остаются единственными кандидатами. Теоретически это повышает вероятность того, что когда-нибудь и рубль может стать валютой МВФ.

В целом Китаю было бы весьма выгодно получить признание от МВФ и включение юаня в СПЗ. По всей видимости, и МВФ в этом заинтересован. Скорее всего, это также поможет российскому ЦБ диверсифицировать свои активы, а нашим компаниям привлекать финансирование. Но пока трудно сказать, насколько существенным может быть такой эффект, и вероятно, значительного улучшения доступа к внешним займам он не даст.

Об авторах
Олег Шибанов профессор финансов РЭШ, директор Центра финансовых инноваций и безналичной экономики «Сколково»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.