Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин в перерыве конференции по Ливии поговорил с Джонсоном и главой ЕК Политика, 19:46 SpaceX взорвала ракету для отработки эвакуации экипажа Crew Dragon Технологии и медиа, 19:44 В прокуратуре назвали причину массового отравления водой в Кизляре Общество, 19:39 Матвиенко заявила о необходимости обеспечить суверенитет России Политика, 19:22 Российский горнолыжник впервые за три года выиграл медаль в Кубке мира Спорт, 19:21 Помпео пожелал ливийцам самим определять свое будущее Политика, 19:13 Москва поставила под сомнение личную встречу Хафтара и Сарраджа Политика, 19:08 Киев потребовал от Лондона убрать «трезубец» из пособия по экстремизму Политика, 19:02 Синоптики пообещали апрельскую погоду в Москве Общество, 18:50 На Украине не показали поединок выходившего в майке с Путиным бойца UFC Спорт, 18:47 В Чувашии объяснили фразу главы республики «мочить журналистов» Общество, 18:27 Путин и Меркель по-русски обсудили генсека ООН Политика, 18:22 Путин и Макрон пообщались перед началом берлинского саммита по Ливии Политика, 18:12 Что произошло за выходные. Главные новости РБК Общество, 18:00
Мнение ,  
0 
Константин Корищенко

Скачущий рубль: почему волатильность оборачивается высокой инфляцией

Инфляция в России может расти даже при укреплении национальной валюты — всему виной резкие скачки курса рубля, которые мешают как экспортерам, так и импортерам

Асимметричный ответ

Представители Банка России прямо говорят, что не могут, да и не хотят бороться с изменениями курса рубля. «Невозможно преодолеть волатильность валютного курса. […] Причем эта волатильность курса, неустойчивость приводит к асимметричному одностороннему инфляционному влиянию на внутренние цены», — заявил вчера в Госдуме первый заместитель председателя Банка России Дмитрий Тулин. О чем идет речь? Что означает это «асимметричное одностороннее инфляционное влияние»?

Из своего жизненного опыта мы все знаем, что если вчера курс был ровно 30 руб./долл., а сегодня стал ровно 60 руб./долл., то цены, особенно на импортные товары, вырастут в два раза или около того. И это, конечно, ужасно неприятно, например если вы копили деньги на импортный автомобиль и делали это в рублях. Но даже если речь идет о товарах, производимых в России, рост цен будет происходить за счет импортных компонентов или оборудования, которые в условиях мирового разделения труда используются в России повсеместно.

Положительной стороной такой «однократной» девальвации является то, что поднятая ею «волна инфляции» постепенно затихает и поведение цен переходит в спокойное русло и начинает зависеть все более и более от привычных факторов — роста объема денег, изменения процентных ставок, повышения тарифов.

Однако если курс перешел с уровня «30» на уровень «60» и при этом еще «резко скачет» (высокая волатильность курса) вокруг этого уровня, то ситуация с инфляцией выглядит совсем по-другому.

Вне зависимости от того, импортирует или экспортирует ваша компания, покупаете вы валюту или продаете, риск потерять на валютно-обменных операциях у вас возрастает. Чтобы застраховаться от таких потерь, вы вынуждены «закладывать» этот риск в цены, повышая их на свои товары и услуги, тем самым подстегивая инфляцию. Возникает эффект «переноса» волатильности в инфляцию.

Расчеты показывают, что при сегодняшних колебаниях это может добавлять как минимум 2–3 процентных пункта к «естественному уровню» инфляции. Если такой уровень переноса волатильности сохранится, то достичь цели по инфляции в 4% в обозримом будущем будет крайне затруднительно.

Особенная Россия

Понятно, что в российских условиях основной движущей силой, влияющей на курс рубля, является мировая («долларовая») цена на нефть. И можно ожидать или надеяться, что рано или поздно она стабилизируется, как, например, последние два месяца она колеблется вокруг $50 за баррель по марке Brent. Но если она вдруг снова резко пойдет вниз или начнет существенно расти, то курс рубля снова может претерпеть существенные колебания. Что, в свою очередь, будет отражаться на инфляции в сторону ее роста, даже если цена нефти будет расти. В этом и состоит эффект «асимметричного одностороннего инфляционного влияния» волатильности курса рубля.

Можно задаться вопросом: а почему такой эффект проявляется у нас в России и не проявляется в других странах? Прежде всего это связанно со структурной особенностью нашей экономики, которая более половины своих доходов получает от экспорта сырья, цены на которое устанавливаются на мировом рынке и выражены в долларах.

Развитые экономики (США, Европа, Япония) имеют принципиально другую структуру экономики, значительно более диверсифицированную, развитые финансовые рынки, право «печатать» резервные валюты.

Кроме того, их компании активно занимаются хеджированием своих экспортных и импортных операций на срочном рынке, что существенно снижает волатильность цен на продукцию импорта-экспорта. Кроме того, ставки центральных банков в этих странах находятся на уровне «около нуля», что резко снижает стоимость хеджирования.

Например, такая страна, как Китай, все еще придерживается политики квазификсированного курса юаня, тем самым нивелируя данный эффект. А вот в Бразилии инфляция также резко подскочила с момента начала волатильности на валютном рынке.

Конечно, когда с середины 2014 года доллар подорожал практически против всех мировых валют, было бы неправильно говорить, что инфляция в ряде стран, включая Россию, не связана с существенной девальвацией национальных валют. Но также, видимо, слишком оптимистично считать, что с переходом доллара с уровня «30» на уровень «60» инфляционный эффект девальвации себя исчерпывает. Скорее, он переходит в другую форму — «инфляция волатильности».

Об авторах
Константин Корищенко, финансист, профессор РАНХиГС
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.