Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Ковальчук перешел в «Вашингтон» к Овечкину Спорт, 09:57 Toyota возобновила работу всех своих заводов в Китае Бизнес, 09:47 История закрытых клубов: от королевы Марго до Маргарет Тэтчер РБК и Reef Residence, 09:46 Китайский коронавирус. Самое актуальное на 24 февраля Общество, 09:44 МВД при помощи камер начнет искать преступников по татуировкам и походке Технологии и медиа, 09:00 Кейс «Суши Мастер»: как масштабировать суши-ресторан до сети из 300 точек Pro, 08:58 Украинский Минздрав запретил передавать продукты эвакуированным из Китая Общество, 08:50 В США объяснили заход американского эсминца в Черное море Политика, 08:49 В Мексике нашли пропавшую пятнадцатилетнюю россиянку Общество, 08:21 WSJ узнала о планах США изменить правила слежки за подозрительными людьми Политика, 08:12 Письмо с киберсюрпризом: как обычная рассылка может стать вредоносной Pro, 08:01 Семь человек пострадали в результате стрельбы в Техасе Общество, 07:57 В Турции произошло землетрясение магнитудой 4,7 Общество, 07:36 Летевший из Москвы самолет не смог сесть в Иркутске из-за тумана Общество, 06:58
Мнение ,  
0 
Алексей Ведев

Казенная сила: когда институциональные инвесторы вернутся на рынок

Все большая монополизация финансового сектора государством мешает его развитию, но одномоментная смена формы собственности ни к чему хорошему не приведет
Фото: Владислав Шатило / РБК

Зависимость российского финансового рынка от государства общепризнанно велика, и это негативно сказывается на динамике развития как банковского, так и небанковского секторов. Доля банков, контролируемых государством, в совокупных активах банковского сектора приближается к 60%; аналогичный показатель в совокупных активах негосударственных пенсионных фондов превышает 80%. Доля государства на инвестиционном и страховом рынке не так велика, но регуляторная нагрузка на них настолько объемна, что не только блокирует появление новых игроков, но угнетает рост и развитие существующих.

Рост нагрузки

Огосударствление банковского сектора резко ускорилось в 2017–2018 годы — на волне санации крупных кредитных организаций. Сейчас в первой десятке по объему активов лишь два частных банка, остальные — государственные. Во второй десятке также много банков, прямо либо косвенно аффилированных с государством. Исследование, проведенное Лабораторией структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС в рамках темы «Анализ направлений воздействия процессов разгосударствления финансового сектора на развитие финансовых рынков», показало, что с государством так или иначе связаны уже примерно 75% активов российского банковского сектора. По показателю доли госбанков в банковском секторе Россия приблизилась к уровню Индии и Белоруссии.

Рынок НПФ также испытывает усиленное давление со стороны государства. По итогам первого квартала 2019 года на долю связанных с государственными структурами фондов приходилось 80,4% активов пенсионной индустрии. Уровень концентрации активов НПФ также довольно высок: данные ЦБ показывают, что по итогам девяти месяцев 2018 года 88% всех пенсионных накоплений приходилось на 11 крупнейших НПФ.

Достаточно высока и степень влияния государства на инвестиционный рынок: доля совокупных чистых активов управляющих компаний, связанных с государством, составляет порядка 45%. Кроме того, инвестиционный рынок является высоко концентрированным — порядка 70% чистых активов приходится на пять управляющих компаний.

Страховой рынок в меньшей степени подвергся огосударствлению: по ряду экспертных оценок, доля страховых компаний, в управлении которых принимает участие государство, не превышает 25%. Однако и здесь наблюдается высокий уровень концентрации: в 2018 году на 17 (из 190) страховых компаний приходилось 78% совокупного объема страховых премий.

Доля институциональных инвесторов в российской экономике достаточно низка. По данным ОЭСР за 2018 год, отношение финансовых активов страховых компаний к ВВП составляет в России скромные 2,87%, управляющих компаний — 2,6%, негосударственных пенсионных фондов — 6,1%. При этом во всем мире НПФ, страховые и инвестиционные компании играют роль источника длинных денег в экономике. Очевидно, что в нашей стране в силу жестких внешнеэкономических условий и отсутствия перспектив роста иностранных инвестиций развитие рынка институциональных инвесторов представляет собой стратегическую задачу.

Следует отметить, что влияние государства на финансовый рынок измеряется не только долей связанных с ним компаний, но и уровнем надзорной и регуляторной нагрузки на разные виды финансовых организаций.

Например, рынок НПФ зримо монополизирован государством через сеть госбанков. При этом действующие пруденциальные правила и стандарты для НПФ приводят к тому, что огромные объемы пенсионных средств сосредоточиваются в руках государства на максимально жестких условиях инвестирования. Проектов, в которые фонды могут вложиться с учетом регуляторных ограничений, априори крайне мало, и это приводит к чрезмерному росту инвестиций в гособлигации. В то время как во всем мире НПФ, наоборот, служат мощным источником долгосрочных инвестиций в реальный сектор. Более того, согласно требованиям Банка России, фонды имеют право держать в портфелях ценные бумаги, имеющие рейтинги от «Эксперт РА» или АКРА. Однако отнюдь не все эмитенты заинтересованы в получении рейтинга от российских агентств.

В ближайшем будущем ЦБ намерен изменить пруденциальные нормы и для страховщиков в части оценки их финансовой устойчивости и платежеспособности. При оценке достаточности капитала станут учитываться только «хорошие» активы, а их рыночная стоимость будет отражать влияние макроэкономических рисков. Такие нововведения могут полностью переформатировать страховой рынок: следует ожидать ухода с рынка небольших компаний, а также череду слияний и поглощений — по аналогии с рынком НПФ, где ряд компаний не смог выполнить новые пруденциальные требования и были вынуждены покинуть рынок.

Отсутствие инвесторов

При этом разгосударствление финансового сектора в ближайшем будущем по ряду причин выглядит маловероятным.

Во-первых, усиление государства связано прежде всего с «зачисткой» банковского сектора и санацией крупных финансовых холдингов. Это привело к росту концентрации как банковского, так и небанковского секторов, а также росту доли государства в капиталах банков. Сохранение низких (около нуля) темпов экономического роста будет затруднять появление новых игроков.

Во-вторых, проводимое регулятором в последние годы ужесточение пруденциальных правил также будет способствовать уходу некрупных игроков как с рынка банковских услуг, так и из страхового и инвестиционного бизнесов.

В-третьих, в силу неразвитости внутреннего инвестиционного спроса на рынке фактически отсутствуют игроки, способные стать альтернативными собственниками. Потенциальным инвестором может выступить только иностранный капитал. Но в силу сохранения санкционного режима, а также непрозрачной правовой системы приход иностранцев на российский финансовый рынок выглядит пока маловероятным. Однако отметим, что по причине слабого инвестиционного спроса акции российских финансовых компаний системно недооценены.

Поэтому разгосударствление как таковое не должно становиться самоцелью: сама по себе одномоментная принудительная смена формы собственности ни к чему не приведет. Вернуться к вопросу о разгосударствлении финансового сектора можно при следующих условиях:

— наличие качественной институциональной среды, предполагающей защиту прав собственности, невмешательство государства в бизнес-процессы частных компаний, гармонизацию надзорных и регуляторных режимов для госбанков и частных банков;

— открытие национального финансового рынка для иностранного капитала;

— наличие развитого инвестиционного рынка;

— благоприятные внешнеэкономические условия;

— предсказуемая макроэкономическая политика и обязательное согласование пруденциальных требований, предъявляемых к финансовым организациям, с макроэкономической ситуацией.

Высокая доля государства в капитале финансовых организаций — следствие неразвитой институциональной среды и невысокого качества менеджмента госбанков. Подобное характерно для подавляющего большинства развивающихся экономик. И преодоление этих ограничений — достаточно долговременный процесс.

Об авторах
Алексей Ведев, ведущий научный сотрудник Института экономической политики имени Гайдара, эксперт Счетной палаты
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.