Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Баланс между работой и семьей — как молодому отцу обойтись без жертв РБК и STADA, 12:53 Попова допустила наложение второй волны COVID-19 на сезонный грипп осенью Общество, 12:49 «Вектор» разработал вакцину против коронавируса для закапывания в нос Общество, 12:47 СМИ узнали об уходе Гранеро из тренерского штаба футбольного ЦСКА Спорт, 12:37 «Зальцбург» в седьмой раз выиграл Кубок Австрии по футболу Спорт, 12:19 Попова оценила влияние мутаций вируса на появление вакцины Общество, 12:15 Синоптик допустил преодоление 200-летнего рекорда осадков в Москве Общество, 12:12 США заявили о перехвате груза из России с ливийскими динарами на $1 млрд Финансы, 12:05 Блокчейн от болезней сердца и биотехнологии вместо нефти Индустрия 4.0, 12:00  В Красноярске возбудили уголовное дело из-за нападения на инкассаторов Общество, 11:59 В Совфеде ответили на слова Кравчука о способе «остановить Россию» Политика, 11:58 Перчатки, маски и 15 машин: как актриса превратилась в таксиста «РБК Стиль» и Яндекс Такси, 11:50 WADA отреагировало на заявление главы ОКР о предвзятости агентства Спорт, 11:46 В новом КоАП предложили штрафовать за отказ от обязательных прививок Общество, 11:45
Мнение ,  
0 
Евгений Гонтмахер

Устаревшие новации: почему Конституции не нужен прожиточный минимум

Среди президентских поправок к Конституции есть две социальные новации, которые теряются на фоне изменений политической системы, но выполняют важную роль в наблюдаемом нами спринтерском забеге
Фото: Юрий Кочетков / EPA / ТАСС
Фото: Юрий Кочетков / EPA / ТАСС

Первая социальная поправка такова: минимальный размер оплаты труда отныне гарантированно будет не ниже прожиточного минимума трудоспособного населения. Эта норма перенесена из действующего Трудового кодекса (ст. 133) и уже полностью выполняется. Зачем она нужна в Конституции? Разве у президента есть опасения, что правительство, а именно оно устанавливает величину прожиточного минимума, перестанет выполнять действующую норму закона? Вряд ли, дело скорее в другом.

Начать с того, что определение бедности, построенное на прожиточном минимуме, явно устарело. В начале 1992 года это понятие ввели из-за катастрофического падения реальных доходов «на время кризисного развития экономики», как было сказано в указе президента Бориса Ельцина «О системе минимальных потребительских бюджетов». Там, кстати, правительству указывалось рассчитывать не только «прожиточный (физиологический) минимум», но и «минимальный потребительский бюджет», который, если взять стоимость его корзины, примерно вдвое выше.

Потом правительство благополучно забыло о минимальном потребительском бюджете, что позволяло занижать численность бедных. Но если в 1990-е годы это можно было как-то объяснить действительно кризисным состоянием экономики, то в 2000-х ситуация, как известно, стала быстро улучшаться. Уже тогда многие специалисты ставили вопрос о том, что реальная бедность, с которой так ожесточенно борется государство, связана не только с прожиточным минимумом, в основе которого лежит продуктовая корзина физиологического выживания. В 2019 году Росстат выпустил доклад о многомерной бедности, в котором показаны разные способы измерения масштабов этого феномена. В большинстве европейских стран давно измеряют бедность через относительные показатели, например долю от среднего дохода, уходящую на те или иные потребности; доступность тех или иных предметов потребления и услуг. Так зачем же закреплять в Конституции устаревшее понятие, имеющее весьма слабое отношение к реальной проблеме?

Другая зарплата

Вспомним, что и сам МРОТ должен решать не только и не столько задачу выживания. Международная организация труда приняла специальную конвенцию, посвященную этому понятию. Там указываются факторы, которые должны учитываться при определении уровня минимальной заработной платы, и это, в частности: «a) потребности работников и их семей, принимая во внимание общий уровень заработной платы в стране, стоимость жизни, социальные пособия и сравнительный уровень жизни других социальных групп; b) экономические соображения, включая требования экономического развития, уровень производительности и желательность достижения и поддержания высокого уровня занятости».

Какое к этому имеет отношение прожиточный минимум, который при своем рождении определялся как физиологический? Ведь его продуктовая корзина, несмотря на последующие корректировки, принципиально не изменилась.

Социальный пакет

Другая новация — закрепление в Конституции положения о регулярной индексации пенсий. Причем в поправках говорится и о социальных пособиях, но в их отношении упомянута просто индексация, без указаний на регулярность. Получается, что индексацию пенсий можно проводить, допустим, раз в три года, а пособия проиндексировать один раз и потом про это забыть, никакого противоречия Конституции при этом не возникнет.

Понятно, что причина появления подобных инициатив лежит не в области социальной политики, а скорее в политтехнологической сфере. Далеко не очевидно, что предстоящее голосование о предлагаемом пакете поправок в Конституцию вызовет большой интерес у граждан. Сложное перераспределение полномочий между президентом, Думой, Советом Федерации и Госсоветом может привлечь лишь тех, кто интересуется высокой политикой. А явка в данном случае — принципиальный момент. Даже при формальной необязательности голосования поправки в Конституцию должны быть утверждены очевидным большинством взрослого населения — это повысит легитимность. Появление упомянутых выше двух социальных новаций и должно привлечь людей на участки: обещания понятные и красивые. А заодно будут одобрены и остальные поправки.

Об авторах
Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.