Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
NASA повысило стоимость доставки грузов на МКС почти в семь раз Технологии и медиа, 12:34 В Минздраве заявили о влиянии перенесенного COVID на все органы взрослых Общество, 12:30 Что происходит. Все о главных событиях сферы криптовалют начала 2021 года Крипто, 12:30 Верховный суд разъяснил правила досрочного расселения из аварийного жилья Недвижимость, 12:28 Как инвестору разглядеть в стартапе мыльный пузырь — 8 советов Pro, 12:28 Цена комфорта: сколько стоят «умные города» РБК и Минстрой, 12:24 Генпрокуратура Белоруссии направила в Литву запрос о выдаче Тихановской Политика, 12:17 Глава Binance объяснил поведение инвесторов словами «Покупают и выводят» Крипто, 12:09 Перевод в нежилье: как перевеcти квартиру в нежилое помещение в 2021 году Недвижимость, 12:06 Президент UFC анонсировал встречу с Хабибом Нурмагомедовым Спорт, 12:04 Владелец ЧТПЗ выкупил нефтесервисные активы предприятия Бизнес, 12:01 Что такое кайдзен и как применять этот метод на практике Экономика образования, 12:00  Два рецепта для праздничного стола от шеф-поваров без спешки РБК и Miele, 11:56 США предложили $5 млн за сведения о киргизском воре в законе Общество, 11:47
Падение экономики ,  
0 
Владислав Иноземцев

Оттолкнуться от земли: как перезапустить экономику России

Экономическая катастрофа в России выглядит угрожающе близкой. Программа ее недопущения вызывает большие вопросы: та же помощь «национальным чемпионам», та же рекапитализация государственных банков – и мало внимания предприимчивым гражданам или частному бизнесу. Вывести российскую экономику из кризиса или хотя бы смягчить его способна только массовая частная инициатива. Мало что привлекает такое внимание людей в нашей стране, как владение землей и частное жилищное строительство. Так почему же не попробовать выстроить антикризисную стратегию, «оттолкнувшись от земли»?

О земельном вопросе в России думают и говорят давно и постоянно. Самые разные политики – от оппозиционного Григория Явлинского с его «общероссийской» программой «Земля–дома–дороги» до полпреда президента Юрия Трутнева, предложившего выделить любому желающему россиянину по гектару земли на Дальнем Востоке – выступали и выступают с идеей раздачи земли населению. И ничего не происходит. В гигантской России земля остается не слишком доступной для граждан, хотя в большинстве своем используется очень нерационально. А ведь это мощный экономический «энергетик», способный запустить хозяйственный рост нового типа.

Оценим масштабы задачи. Территория европейской части России – 396 млн га. Из них площадь, относящаяся к категории земли поселений, составляет 2,6% – 10,2 млн га. Площадь сельскохозяйственных земель – 107,5 млн га, а земель, выделенных под ИЖС и дачное строительство, – около 2 млн га. Сельское хозяйство, по данным Росстата, обеспечивает в России около 4,5% ВВП, из которых около 70% приходится на европейскую часть страны. Передача 5–6 млн га из земель сельхозназначения под жилищное строительство едва ли существенно сократит российский ВВП. Что же может принести подобный «антикризисный маневр» и как его лучше провести?

Большинство российских схем вовлечения земель в хозяйственный оборот имеют три порока. Во-первых, предлагается раздавать участки бесплатно. Это грозит коррупцией и несправедливостью и создает условия для того, чтобы в появляющихся поселках возникали явные противоречия между теми, кто готов что-то строить на своей земле, и теми, кто просто получил ее, «чтобы было». Во-вторых, предполагаются дополнительные условия – обычно в форме «отберем, если не будут использовать»; но на таких основах массовая собственность не формируется. В-третьих, государство обещает массово обеспечить участки инфраструктурой, но такого никогда не будет. Поэтому нужна иная схема продажи и использования земель.

Она может выглядеть так. На первом этапе на территориях, отстоящих на расстояние до 80 км от Москвы и Санкт-Петербурга, на 60 км от городов-миллионников и на 40 км от прочих центров субъектов федерации, не менее 20% сельскохозяйственных земель, находящихся в муниципальной и федеральной собственности, и не менее 10% земель лесного фонда переводятся в земли ИЖС и выставляются на «голландские аукционы» участками по 10, 20 и 50 соток, что позволит избежать скупки земель крупными лотами. Право покупать участки должно быть только у физических лиц (возможно, проживающих в данном и в смежных с ним субъектах федерации). При общем объеме таких земель в 3–4,5 млн га предположим, что на продажу будет выставлено до 2 млн га земель, а продано в первый год от 600 тыс. до 800 тыс. Если принимать за оптимальный размер участка 20 соток, покупателями станут 3–4 млн домохозяйств – 6–7% населения европейской части страны.

Цена земли не должна быть высокой и должна привязываться к стоимости ее первичного обустройства. Осенью 2014 года 1 км двухполосной асфальтовой дороги обходился при бюджетном финансировании в 80–90 млн руб., 1 км газопровода низкого давления – около 4 млн руб., 1 км линии электропередач – 2,5–3 млн руб., и общая себестоимость этих работ составляла около 3 млн руб./га.

Предположим, что цены в ближайшее время повысятся на 50–60%; в этом случае стоимость работ вырастет до 5 млн руб./га. Чтобы профинансировать развитие инфраструктуры, цена земли должна составить около $800 за сотку, что в 3–7 раз ниже существующих сегодня цен вокруг крупных городов (естественно, она может дифференцироваться в зависимости от местоположения участка).

Продажа 700 тыс. га принесет выручку 3,2–3,5 трлн руб., около 4% ВВП. Отток этих денег с рынка ограничит давление на рубль и охладит пыл валютных спекулянтов. На следующем этапе эти деньги используются для дорожного и инфраструктурного строительства на осваиваемых участках, которое ведется государством под контролем покупателей земли. Подряд даже на 1 трлн руб. для дорожников – это заметно больше, чем выделяется по всей России в год на дорожное строительство. И только инфраструктурное строительство на приватизированной земле может добавить 1,2–1,4% к ВВП страны и принести в казну до 240 млрд руб. налогов.

Покупать участок земли бессмысленно без того, чтобы построить там индивидуальный дом. Допустим, что размер дома составит около 200 кв. м при себестоимости частного строительства около 40 тыс. руб. на 1 кв. м (половина придется на строительные материалы). Если застроена будет лишь половина из приобретенных участков, а средний срок строительства составит 4 года, это означает постройку около 400 тыс. частных домов в год и спрос на стройматериалы в 1,6 трлн руб. в год при годовом обороте отрасли в 2013 году в 1,2 трлн руб. Рынок услуг, в свою очередь, позволит поглотить часть увеличивающейся в период кризиса безработицы.

Постройка 400 тыс. частных жилых домов в год – это удвоение текущего объема жилищного строительства в России. Причем программа вообще не требует бюджетных средств или финансирования из национальных фондов, а описанный выше эффект не включает затрат граждан на благоустройство участков, строительство внутренних подъездных путей, обустройство насаждений и водоемов, покупку электрического и газового оборудования и т.д.

Реализация этой схемы даст мощный толчок экономическому росту и создаст базу для развития финансовых операций: с появлением у граждан значительной земельной собственности возникает громадная залоговая масса, позволяющая банкам кредитовать строительство на этой земле жилья. Кроме того, такая программа нанесла бы мощный удар по коррупции: сегодня именно ограниченность предложения земли вызывает завышение цен на нее, и расцветает основанный на откатах «бизнес» по переводу сельхозучастков в ИЖС и земли поселений. Это будет и удар по спекулянтам, приобретшим большие площади сельскохозяйственных земель и не пускающим их в оборот, но поддерживающим высокий уровень цен на землю, что делает инвестиции граждан в жилищное строительство невыгодными.

Есть лишь одна проблема: организация такой работы далеко не столь увлекательна, как «распил» Фонда национального благосостояния или бюджетных средств.

Об авторах
Владислав Иноземцев Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.