Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Кремль ответил на предложение Путину от Зеленского встретиться в Донбассе Политика, 15:42 Санкт-Петербургская биржа начнет торги 14 бумагами с листингом в Лондоне Инвестиции, 15:38 Как превратить уборку из скучного занятия в источник удовольствия РБК Cтиль и Dyson, 15:38 В ГИБДД пообещали послабления на экзаменах для успевших сдать «площадку» Общество, 15:35 «Ювентус» заявил о невыполнении условий вышедшими из Суперлиги клубами Спорт, 15:27 В «Ювентусе» усомнились в реализации проекта Суперлиги Спорт, 15:21 Елизавета II в день рождения поблагодарила за поддержку после смерти мужа Политика, 15:19 В Минпросвещения понадеялись на проведение очных выпускных в школах Общество, 15:16 В Роспотребнадзоре оценили возможность создать тесты на инфекции за 4 дня Общество, 15:14 Четыре стратегии, как накопить на пенсию РБК и НПФ «Будущее», 15:09 Мантуров исключил нехватку вакцин для создания коллективного иммунитета Политика, 15:01 Минтруд назвал необходимую сумму для выплат на детей школьного возраста Общество, 15:00 Москалькова сообщила об обследовании Навального гражданскими врачами Политика, 14:59 «Прописать» офшор в России стало проще: сводка налоговых изменений-2021 Pro, 14:51
Антикризисные меры ,  
0 
Борис Титов

Считать «дырявое решето» единственной надеждой больше нельзя

Фото: Владимир Новиков / РИА Новости
Фото: Владимир Новиков / РИА Новости

Пандемия заставила государство в прошлом году потратить из бюджета (в расширенном понимании, включая социальные фонды) рекордную сумму — 42,12 трлн руб., 39,5% ВВП. Казалось бы, государство помогло и людям, и бизнесу. Железобетонный аргумент в пользу того, что правительство делает все правильно и вообще делает все, что возможно.

Но давайте посмотрим более внимательно. Объем бюджетных вложений — хоть в абсолютных значениях, хоть в относительных — не единственный параметр, по которому можно судить об успешности стратегии. Всегда надо смотреть — на что именно тратятся деньги. В нашем случае все это напоминает «замкнутый круговорот». Основной источник доходов — экспорт энергоносителей. Основное направление расходов — поддержка населения, около 50% которого занято в бюджетной системе. Одним словом, при номинальном росте и отдельных расходах «на сторону» все эти средства «обращаются» внутри бюджетной системы и направлены на ее поддержание. Это основание для развития? К сожалению, нет. Это база для «консервации» ситуации.

Госрасходы России в 2020 году стали рекордными за постсоветскую историю
Экономика
Фото:Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Формально слова о сохранении и развитии внутреннего производства, конечно, звучали. Но что мы имеем в итоге? Во-первых, предложение так и не достигло допандемических показателей. Промышленное производство за январь—февраль все еще остается на 2,8% ниже, чем за аналогичный период прошлого года. Эти данные вычисляются на основе крупных предприятий. Выпуск малых и средних предприятий наверняка упал еще сильнее. Спрос, как основа устойчивой поддержки бизнеса, так и не восстановился. Оборот розничной торговли в феврале упал на 1,3%. И как ему вырасти, если к февралю безработных все еще на 24% больше, чем год назад, а рост реальных зарплат составил лишь 0,1% год к году?

Одним словом, рост бюджетных расходов либо был слишком мал, либо в очень значительной части совершенно игнорировал проблему стимулирования производственных ресурсов страны. Что изменилось в сухом остатке?

Мы все еще закупаем по импорту слишком многое из того, что могли бы делать сами, поскольку производить невыгодно даже в ситуации закрытых границ. В себестоимости любого российского товара непомерно большую долю занимают расходы на инфраструктурную ренту (читай — платежи монополистам) и административную ренту (официальные и неофициальные поборы). Это подтверждает и статистика Росстата: индекс цен производителей к февралю вырос на 10,7%. Вот на что надо тратить деньги государства — на снижение этих расходов. Порой можно даже не давать бизнесу. Достаточно просто не брать с него лишнего.

Давайте просто и честно сравним условия производства по любому популярному товару в России и тех странах, из которых мы завозим его аналоги. И все станет ясно. Конечно, если исходить из логики «в дырявом решете воду не носят», то государственные деньги надо беречь, чтобы не утекли. Но мириться с дырявым решетом и считать его единственной надеждой больше нельзя. Чтобы залатать его, есть два способа. Первый — ужесточение силового контроля над теми, кто распоряжается госфинансами (по образцу Китая). Верится в него весьма слабо. И второй — стимулирование многочисленных новых источников роста. Ставка на частное производство, частный бизнес.

У государственных монополий до недавнего времени существовали огромные резервы по доходности. В последний год, конечно, их доходы просели, однако тенденция никуда не делась. Поэтому нужно снизить тарифы на газ, свет, все остальное. Снизить налоги, чтобы дать стимул развитию и притоку технологий. Субсидировать ставки по кредитам на инвестиционные цели. А инфляция если и начала снова расти, то совершенно не из-за роста спроса, и «давить» ее сокращением денежного предложения — не лучший выход в нашей конкретной ситуации. В конце концов, целенаправленные усилия государства по снижению себестоимости товаров и услуг (читай выше) сработают на удержание инфляции гораздо эффективнее.

Да, расходы госбюджета сейчас велики. Но «откатывать» их обратно к уменьшению — совершенно не время.

Об авторах
Борис Титов Борис Титов, уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.