Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ОДКБ увеличила до 4 тыс. число участников маневров в Таджикистане Политика, 01:41
Росгвардия опровергла драку спецназа во время испытаний на краповый берет Общество, 01:33
Финляндия открыла пункт пропуска для скоростных поездов в Петербург Политика, 01:30
Нурмагомедов объяснил скандальную шутку про избиение в метро Спорт, 01:00
Вступили в силу новые правила подключения участков к газу Общество, 01:00
Трое детей погибли при пожаре в Нижегородской области Общество, 00:51
Аpple представит обновленный MacBook Pro Технологии и медиа, 00:30
Головин поздравил российскую киберкоманду с победой на The International Спорт, 00:27
В ЛНР не подтвердили информацию о завершении миссии ОБСЕ Политика, 00:10
Белоруссия засекретила 15% своего экспорта в Россию Экономика, 00:10
Эксперты назвали 3 сценария для иностранных инвестиций в России Бизнес, 00:08
ВЦИОМ узнал долю россиян, участвующих в распределении местного бюджета Экономика, 00:00
Зеленский подтвердил наличие офшоров Политика, 17 окт, 23:58
Захарова назвала источник угрозы демократии США Политика, 17 окт, 23:40
Россия после кризиса ,  
0 
Владислав Иноземцев

Пять шансов России на устойчивый рост

Даже в сегодняшней ситуации у России есть ряд скрытых возможностей. И их использование даже не потребует политических реформ, которых так боится правящая элита. Статья публикуется в цикле «Россия после кризиса»

Недавно мой друг и коллега Сергей Алексашенко выступил в РБК со статьей, в которой перечислил объективные конкурентные слабости России. Я попытаюсь продолжить этот разговор.

Начну с того, что проблемы, на которых остановился Сергей, по большому счету не такие уж и проблемы. Например, большие расстояния и холод — совсем не безнадежные трудности. В Канаде распыленность населения и экономической активности выше, чем в России, а ОАЭ или Бахрейн тратят примерно столько же энергии на кондиционирование, сколько Россия на отопление (соответственно 483 и 560 т нефтяного эквивалента на $1 млн ВВП против 519 т). Сокращение населения — также аргумент неочевидный: на Аляске плотность населения вдвое ниже, чем в ДВФО, но подушевой ВРП выше в 7,8 раза.

«Проблема» с пенсионерами в России, как я недавно писал, ненамного масштабнее, чем в Германии или во Франции. И даже печальное для нас отсутствие в стране реального парламента и независимого суда препятствием для быстрого роста никогда не было — вспомним опыт Тайваня и Южной Кореи, Бразилии и Индонезии.

Рискну утверждать, что в сегодняшней ситуации у России есть ряд конкурентных преимуществ, или, скорее, шансов для роста, скрытых возможностей.

Снижение раздутых издержек

К началу 2014 года в России тарифы на газ и электроэнергию для промышленности, а также тарифы на железнодорожные перевозки, себестоимость строительства и средняя зарплата были сопоставимы с показателями стран Центральной Европы. Сейчас девальвация дала первый толчок к смене вектора, но его можно дополнить ограничением тарифов естественных монополий и стимулированием конкуренции. Это позволит обеспечить два важнейших результата — дальнейшее падение стоимости промышленной продукции и рост избыточной рабочей силы, ведущий к поступательному снижению зарплат.

Падение цен на нефть, если оно окажется долгосрочным, еще более сократит бюджетные доходы и потребует дальнейшей девальвации рубля, что станет гарантией от роста издержек в долларовом выражении. На практике, как правило, несколько раундов девальвации предшествовали периоду быстрого экономического роста (это и страны Азии в 1997–1999 годах, и Россия после 1998 года, и Бразилия конца 1980-х). Если соединить этот фактор с допущением конкуренции, Россия вполне сможет претендовать на индустриальный скачок, вызванный близостью ЕС, как в свое время Южная Корея воспользовалась преимуществами американского и японского «локомотивов».

Превращение России в индустриальный придаток ЕС через поддержание относительно низких цен на труд и сырье — реальный шанс обеспечить устойчивый экономический рост на долгие годы.

Сокращение налогов

Снижение темпов роста в последние годы произошло в условиях неадекватной для развивающихся экономик налоговой системы. Налоговая нагрузка на фонд оплаты труда за последние пять лет резко выросла; наши страховые платежи с зарплаты значительно превышают аналогичные платежи в Испании, Швеции, Финляндии, США или Южной Корее. Введение новых сборов и платежей и повышение ставок по действующим продолжалось и в 2014 году. Во многом эти налоги уходили на разбухший госаппарат и на инвестиции в проекты, которые никогда не окупятся.

Сокращение налогов — второй реальный шанс обеспечить экономический рост в России. Перенесение основной налоговой нагрузки на госкомпании, отказ от возврата экспортного НДС при снижении общей ставки НДС до 12%, снижение страховых платежей до 20% и налога на прибыль до 10–12%, отмена сборов, препятствующих развитию бизнеса, — такие меры могут существенно подтолкнуть экономический рост.

Уменьшение налоговой нагрузки не только будет стимулировать предпринимательскую активность, но и запустит «цепную реакцию» совершенствования государственного регулирования, так как при сокращении доходов бюджета власти будут заинтересованы в появлении новых бизнесов и отраслей, компенсирующих выпадающие доходы.

При этом можно серьезно повысить налоговые сборы с сырьевых отраслей. В 2013 году 98,5% НДПИ было собрано с нефти, газа, драгоценных металлов и алмазов, на которые приходится 68,3% экспорта и менее 57% стоимостного объема добычи полезных ископаемых в стране. НДПИ можно распространить и на другие ископаемые — уголь, щебень, камень, руды, бокситы, сырье для минеральных удобрений и т.д. Все это вместе могло бы превратить Россию в один большой офшор и привлечь десятки миллиардов долларов инвестиций как в промышленность, так и в сервисный сектор.

Опережающее развитие отраслей и территорий

Страна нуждается в масштабной структурной перестройке — и кризис должен стать ее катализатором. Не нужно стремиться к высоким темпам роста в традиционных отраслях и на отсталых технологиях. В 2000-е более половины роста ВВП обеспечивали новые отрасли — финансовый сектор, оптовая и розничная торговля, логистика, IT и телекоммуникации. Сегодня нужно отказываться от ориентации на относительно традиционные отрасли и смело банкротить несправляющихся «национальных чемпионов» в этих отраслях, конвертировать иностранные кредиты в акции наших крупных компаний и либо давать им новое рождение, либо закрывать. России нужно переосмыслить свой технологический уклад.

Еще один шанс дает региональная политика и допущение многообразия в ней. Нужно разрешить гражданам покупать землю и строить дома практически на любых участках; компаниям — владеть любыми инфраструктурными объектами, включая взлетно-посадочные полосы, железные дороги и трубопроводы; иностранцам — закладывать свободные порты и добывать все виды ресурсов при условии их первичной переработки на нашей территории. Не только Сибирь, но и, например, Калининградская область могли бы стать настоящими свободными зонами — новыми двигателями российской экономики.

Финансовая система

Еще один шанс дает реформирование финансовой системы, десятилетиями ориентированной на «борьбу с инфляцией» через хроническое недофинансирование экономики. В 2014 году наши компании и банки имели больше долгов перед иностранными кредиторами, чем перед отечественными (порядка $650 млрд против 20,2 трлн руб. на 1 января 2014 года). Объем кредитов, выданных российскими банками, составлял на ту же дату 38,7% ВВП, а денежная масса М2 — 40,4% ВВП; в Китае, для сравнения, — 190 и 210% ВВП.

Китай имеет вполне рыночную экономику, и довольно специфический характер конвертации юаня и регулирования движения капиталов не отталкивает иностранцев, да и не препятствует успешным китайским инвестициям за рубежом. Что мешает нам перестать копировать в этой области западные страны, которым мы далеко не ровня, и подумать о перенятии китайского (тайского, малазийского, вьетнамского) опыта? Расширение кредитных возможностей российской финансовой системы хотя бы вдвое может стать залогом успешного роста на протяжении десятилетия.

Взаимодействие с русским миром

В последние годы российские власти начали эксплуатировать идеологическую доктрину русского мира. Однако пока она ориентирована скорее на солидарность с неудачниками на постсоветском пространстве, а также на тех, кто готов разменивать свою лояльность на деньги прокремлевских фондов.

Между тем на планете существует другой русский мир — мир предпринимателей и деятелей культуры, ученых и спортсменов, добровольно покинувших Россию, адаптировавшихся к жизни в цивилизованных рыночных условиях и достигших там значительных успехов. Эти русские составляют от 2 до 6% населения крупных европейских и американских городов; до 10% научных работников и преподавателей некоторых лабораторий и университетов; активы под их контролем, вероятно, существенно превышают ВВП РФ.

Реинтеграция этих людей в российскую экономику, раздача паспор​тов всем желающим их получить людям с российскими корнями, отмена всех ограничений на ведение бизнеса и занятие государственных должностей лицами с двойным гражданством — огромный шанс для оживления российской экономики, не меньший, чем привлечение хуацяо (китайцев, проживающих в других странах) к развитию новых секторов экономики Китая на первом этапе рыночных реформ в 1980-е и 1990-е годы.

Преувеличенные страхи

Я несколько раз упомянул в этой статье Китай, чтобы показать: ничто из предложенного (удержание на низком уровне зарплат и издержек; низкое налогообложение и изъятие в государственный бюджет прибылей госкомпаний; гибкая региональная политика; накачка экономики деньгами через центральный банк; даже привлечение соотечественников) не подорвало китайскую «стабильность». Ничто из перечисленного не потребовало того, чего так боится Кремль — ни свободных выборов, ни полной независимости СМИ, ни организованной по западному образцу судебной системы, ни многого другого.

У России есть огромный потенциал роста. У нее нет только одного — ответственной, честной и умной элиты, готовой играть по правилам современного мира. Но это уже тема другого комментария.

Об авторе
Владислав Иноземцев Владислав Иноземцев директор Центра исследований постиндустриального общества
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.