Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Казахстане поезд врезался в автобус на железнодорожном переезде Общество, 19:22 Посол США предложил Сербии шире смотреть на бомбардировки НАТО Политика, 19:20 Глава Бурятии приехал на митинг несогласных с выборами мэра Улан-Удэ Политика, 19:19 ЦСКА обыграл «Тамбов» в чемпионате России Спорт, 18:45 Кремль назвал атаку дронов на Saudi Aramco тревожным событием для рынка Политика, 18:43 Джонсон сравнил себя с Халком и пообещал освободить Британию от «оков» ЕС Политика, 18:33 Пассажирок авиарейса из Симферополя оштрафовали за распитие алкоголя Общество, 18:28 В Петербурге закрыли дамбу из-за угрозы наводнения Общество, 17:52 Помощник госсекретаря США приедет в Москву на встречу с замглавы МИДа Политика, 17:32 Российские волейболистки одержали вторую победу на Кубке мира Спорт, 17:30 Сборная Испании выиграла чемпионат мира по баскетболу Спорт, 17:06 В ДНР сочли саботажем позицию властей Киева об особом статусе Донбасса Политика, 16:47 Авен вспомнил о споре с репортером Washington Post о долларах в России Экономика, 16:43 Минобороны отчиталось о доставке новых комплексов С-400 в Турцию Политика, 16:36
Падение экономики ,  
0 
Олег Шибанов Удастся ли России быстро выйти из рецессии?
Экономика России, по мнению различных аналитиков, чувствует себя плохо: снижение ВВП в 2015 году может составить около 5%. При таком сильном падении техническая рецессия, понимаемая как два квартала подряд отрицательного роста, практически неизбежна. Но, может быть, удастся потерять два квартала, а потом начать расти? И что для этого можно сделать?

Недавно я имел честь дискутировать с представителем «Опоры России» Юрием Савеловым  на «Радио Москвы». Коллега утверждал, что правительство никак не помогает предпринимателям в такой удачный момент, когда рубль значительно упал; если бы сейчас удалось начать активную промышленную политику, то и сельское хозяйство бы поднялось, и синтетической одеждой можно было бы насытить рынки всего мира. Похоже, эти слова услышаны: президент Владимир Путин одобрил антикризисный план правительства, который может обойтись в 1,4–2,7 трлн руб. и предусматривает значительные меры по поддержке промышленности. Расцветут ли теперь в России все ремёсла?

Что падает – спрос или предложение?

Давайте посмотрим на представленные предложения. Судя по ним, с точки зрения правительства, в ситуации нынешнего кризиса снизились и спрос, и предложение. Первый предлагается стимулировать весьма ограниченно и привязывая меры в основном к покупке российских товаров (например, замена автопарка МВД), второе – очень активно. Раз ключевая ставка Центробанка оказалась слишком высокой для бизнеса, то ее не будут снижать (иначе как ЦБ сможет бороться с инфляцией), а будут компенсировать бизнесу высокие ставки.

По всей видимости, предложение действительно ограничено гораздо сильнее, чем спрос. Это видно из существенного роста цен в конце 2014 и в начале 2015 года; при этом объемы выпуска падают или по крайней мере не растут такими же темпами, как в 2011–2013 годах (если в 2011 году квартальные темпы роста со снятой сезонностью колебались в районе 1%, то сейчас они приближаются к нулю). Стандартная экономическая модель совокупного спроса и совокупного предложения предсказывает при отрицательном шоке предложения как раз рост цен и падение выпуска.
 
Две проблемы

Раз объемы предложения выглядят слишком низкими, можно попробовать помочь. Но в попытке правительства расширить предложение есть две сложности.

Первая – это вопрос о том, что именно произошло в экономике, снизилось ли краткосрочное предложение или долгосрочное. Разница в следующем: снижение краткосрочного предложения может пониматься как временные колебания (например, из-за большого снегопада фирмы не могут привезти товары в город – цены временно растут). В то же время снижение долгосрочного предложения означает, что изменения постоянны: если завод закрывается, то его продукция может пропасть с рынка на долгое время или навсегда. При краткосрочных колебаниях предложения государственное стимулирование имеет смысл: например, плохой урожай можно сбалансировать временным импортом, более аккуратным сбором яблок с меньшими потерями или использованием госзапасов.

А вот если снижается долгосрочное предложение, тогда простым снижением процентных ставок добиться результата невозможно; это правило принято называть «долгосрочной нейтральностью денег». 

Что может свидетельствовать о том, что экономика столкнулась с ограниченностью долгосрочного предложения? Например, ЦБ сообщает, что в третьем и четвертом кварталах 2014 года прямые иностранные инвестиции в российскую экономику снижались. Возможны разные интерпретации данного факта, но это (снижение два квартала подряд) происходит впервые в новом тысячелетии, и одно из объяснений – существенное ухудшение привлекательности российской экономики, даже для офшорных, фактически российских денег. 

Вторая сложность заключается в том, что кризис в значительной степени выглядит следствием действий, предпринятых государством до этого. Вероятно, на рост инфляции значительно повлияли контрсанкции, ограничившие импорт продовольствия еще до девальвации. Вероятно, и девальвация сыграла свою роль: как мы видим из данных ЦБ, отток капитала через поездки за границу резко снизился в четвертом квартале 2014 года (на 27% в годовом измерении – это провал, с учетом новогодних заездов). Естественное снижение конкуренции со стороны египетско-турецких мест отдыха привело к росту цен в России. Теперь эффект девальвации будет оказывать влияние на внутренние цены как минимум до конца марта, и ЦБ придется в течение этого времени не понижать, а то и повышать ключевую ставку.

Возможно, имеет смысл отменить контрсанкции, чтобы хоть сколько-то повысить товарную конкуренцию и снизить давление на цены. Но здесь сторонники поддержки российской промышленности скажут: «Нет, нужно сохранить контрсанкции, даже если Запад отменит свои санкции. Дайте подняться сельскому хозяйству и промышленности!»

В итоге, к сожалению, за промышленную политику государства в основном платит население, вынужденное покупать менее качественные товары по более высоким ценам. И это несмотря на то что активная промышленная политика государства в мировой практике почти никогда не давала хороших результатов; как показывают исследования, роль государства в успехе была в лучшем случае весьма ограниченна.

Быстрого восстановления не будет

Судя по всему, в российской экономике наблюдается снижение предложения, в том числе долгосрочного. Приближающееся падение ВВП едва ли можно преодолеть путем расширения промпроизводства за счет помощи отечественном фирмам. По всей видимости, в российской экономике происходят структурные, долгосрочные изменения, и исправлять их последствия нужно структурными же мерами (к примеру, систематически привлекая прямые иностранные инвестиции и технологии), а не ручным управлением. 

И наконец, едва ли удастся быстро упасть и решительно встать. Рецессия вида V, предполагающая стремительный рост после большого падения, маловероятна. Она могла бы случиться, если бы сложности российской экономики были связаны с краткосрочными, а не с долгосрочными проблемами предложения.

Об авторах
Олег Шибанов профессор финансов РЭШ, директор Центра финансовых инноваций и безналичной экономики «Сколково»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.