Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ВТБ купил 5% Санкт-Петербургской биржи Финансы, 20:14 Производство «Спутника V» запустили в первой стране Латинской Америки Общество, 20:05 Новый повод лишиться прав весной: ГИБДД запустила систему «Пит-Стоп» Авто, 19:59 В ЕС пообещали внимательно проверить, вызывает ли «Спутник V» тромбы Общество, 19:44 Испанский суд запретил ФИФА и УЕФА мешать запуску Суперлиги Спорт, 19:42 Чартеры в Египет, Навального положили под капельницу. Главное за день Общество, 19:38 Как правильно выбрать криптобиржу. 10 простых шагов Крипто, 19:36 Английская премьер-лига пообещала помешать развитию Суперлиги Спорт, 19:31 Глава «Ростелекома» не исключил IPO «дочки» в области кибербезопасности Технологии и медиа, 19:28 Ловушка для успешных: почему проваливаются хорошие лидеры — MIT Sloan Pro, 19:27 Аналитики Bank of America спрогнозировали взлет акций Zoom на 50% Инвестиции, 19:09 Прилетающих из-за границы россиян обяжут дважды сдавать тест на COVID-19 Общество, 19:01 В «Авито» назвали города с максимально подорожавшими новостройками Недвижимость, 18:53 Роскомнадзор проверит сервис Trello после сообщений об утечке данных Технологии и медиа, 18:52
Мнение ,  
0 
Олег Буклемишев

Качество бюджета изменилось не в лучшую сторону

Несмотря на масштабные перемены в экономике России, общие параметры бюджета изменились несильно. В целом бюджет-2015 оставляет весьма противоречивое впечатление, считает Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ.

Бюджет – наиболее концентрированное выражение экономической политики государства. Что можно сказать о сегодняшней экономической политике, глядя на одобренный правительством проект бюджета, который, очевидно, в скором времени будет принят парламентом в несильно измененном виде и приобретет силу закона? В целом бюджет-2015 оставляет весьма противоречивое впечатление.
 
С одной стороны, параметры бюджета отражают крайне инерционный подход. Несмотря на произошедшие за последний год масштабные перемены в состоянии экономики России и перспективах ее развития, корректировки номинальных величин большинства основных бюджетных показателей – по сравнению с законодательно утвержденной в декабре 2013 года предыдущей «трехлеткой» – минимальны. Даже ассигнования на оборону, эскалации которых естественно было ожидать, оказались примерно такими же, как планировалось годом ранее. Однако, с другой стороны, при минимуме номинальных модификаций качество бюджета заметно изменилось – причем не в лучшую сторону.
 
Прежде всего, вопреки заявленной позиции правительства, что необходимо добиваться постепенного снижения отношения бюджетных расходов к ВВП, этот показатель в 2015 году, напротив, вырастет и вновь выйдет на отметку 20% ВВП. Причиной тому во многом служит нежелание резать расходы в условиях низких темпов экономического роста. Поэтому нет практически никаких сомнений, что доля трат государства в ВВП и в дальнейшем, в 2016-2017 годах, не сможет быть сокращена, как ныне намечено, на целый процентный пункт. Так что в перспективе шаткость бюджета будет только увеличиваться.
 
С одной стороны, исполнительная власть отказалась от крайне непродуманного и несвоевременного плана восстановить налог с продаж, что, несомненно, хорошая новость и для бизнеса, и макроэкономической ситуации в целом.
 
Однако, с другой стороны, бюджетные проблемы, толкающие правительство к повышению налогов, никуда не делись. Экономическая стагнация вкупе с отсутствием политической воли к урезанию расходов даже в явно неблагоприятных условиях диктуют необходимость фискального ужесточения, и отнюдь не только на региональном уровне – если не в следующем году, то уж еще через год непременно.
 
С одной стороны, можно порадоваться неприкосновенности «бюджетного правила», которое, несмотря на многочисленные на него посягательства, по-прежнему лежит в основе формирования основного финансового документа страны.
 
Однако, с другой стороны, достижение это чисто символическое. Для соблюдения на федеральном уровне нормативного уровня бюджетного дефицита в 1% ВВП правительство перекладывает расходные обязательства на субъекты федерации. Дефицит консолидированного бюджета центра и регионов в 2015 году уже не первый раз выйдет за рамки норматива, так что «бюджетное правило», строго говоря, давно не действует.
 
Кроме того, многие из сторонников увеличения минимального уровня дефицита бюджета не осознают, что в нынешних условиях это никакого практического значения не имеет. Закрытие для российского правительства и внешних, и внутренних рынков заимствований (достаточно вспомнить, что из-за «неблагоприятной конъюнктуры» отменены последние девять еженедельных аукционов по облигациям федерального займа), а также нереальность приватизационных продаж в сколько-нибудь значимых объемах приводят к тому, что даже погашение госдолга по графику во многом приходится вести за счет текущих бюджетных доходов. Избыточный дефицит тем более финансировать сегодня нечем, кроме разве что кредитов ЦБ. А даже малейшую возможность их задействования в этом качестве никак нельзя считать позитивным индикатором.
 
С одной стороны, правительство продолжает настаивать на необходимости сохранения «кубышки» суверенных фондов как страхового резерва на случай резкого ухудшения конъюнктуры и даже прогнозирует некоторое их приращение.
 
Однако, с другой стороны, Фонд национального благосостояния уже активно растаскивается на различного рода «вспомоществования» и «проекты» определенно безвозвратного свойства, а Минфин при этом как ни в чем ни бывало продолжает числить в Фонде фактически потраченные средства. К тому же в самой конструкции бюджета-2015 заложен ряд серьезных рисков, которые способны за относительно короткий период времени обнулить также и Резервный фонд.
 
Во-первых, это уже упомянутые планы внутренних (1 трлн руб.) и внешних (примерно $7 млрд) заимствований, осуществить которые, по всей видимости, будет непросто. А план приватизации-2015 пока даже не сформирован. Таким образом, источники финансирования дефицита и погашения долга в бюджете явно не просматриваются.
 
Во-вторых, взятая за основу в бюджете расчетная цена нефти ($104 за баррель) впервые за долгое время уступает текущей ее цене (и значительно). А помимо ценовых рисков, в последнее время появились опасения и насчет того, получится ли поддерживать на прежнем уровне физические объемы поставок российских углеводородов на западном направлении.
 
В-третьих, имеет место явно завышенный по сравнению с рыночным консенсусом прогноз экономического роста. Правительство и ЦБ исходят из того, что санкции к концу следующего года сойдут на нет, но пока это весьма самоуверенное предположение.
 
Наконец, с одной стороны, окончательное сворачивание программы накопительных пенсий откладывается. Речь в бюджете вроде бы по-прежнему идет лишь об очередном годичном моратории на перечисление соответствующих средств в НПФ.
 
С другой стороны, положа руку на сердце, трудно вообразить, чтобы правительство по доброй воле отказалось от средств, уже изъятых у будущих пенсионеров, и решило эти средства компенсировать. Отрицающим эту очевидность и исполненным праведного негодования представителям власти можно предложить оформить данную неявную задолженность в виде государственных ценных бумаг. Скорее всего, негодование сразу как рукой снимет.
 
К сожалению, накопительная пенсионная составляющая обречена – и дело тут вовсе не в истинных или мнимых ее изъянах. Такая программа может быть уместна только в демократической стране с рыночной экономикой, основанной на частной собственности и личной ответственности. То есть где угодно, но не в сегодняшней России, которая на всех парах движется в прямо противоположном направлении. Проект бюджета-2015 вызывает противоречивые чувства именно потому, что эта трансформация уже зашла гораздо дальше, чем кажется его составителям.

Об авторах
Олег Буклемишев Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.