Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Аэрофлот» назвал новые условия бесплатного обмена билетов эконом-класса Общество, 12:45 В УЕФА назвали скучной идею создания в Европе новой суперлиги Спорт, 12:41 Как выгодно купить зимние шины: 5 лайфхаков РБК и Авито Авто, 12:41 Отпевание протоиерея Смирнова пройдет в храме Христа Спасителя Общество, 12:37 Какие законы нужно знать владельцам Telegram- и YouTube-каналов Pro, 12:29 Как инвестору верно оценить риски и выбрать привлекательные акции РБК и СберПервый, 12:26 Глава ЦБ Китая призвал ускорить запуск цифрового юаня Крипто, 12:21 В Москве отдавшую дочь незнакомцу в переходе мать потребовали лишить прав Общество, 12:19 Определилась новая дата боя Махачева с бывшим чемпионом UFC Спорт, 12:15 После проверки по COVID в МГТУ им. Баумана завели административное дело Общество, 12:04 В МВД назвали сроки появления открытой базы злостных нарушителей ПДД Авто, 12:03 Как использовать кредитки выгодно: обзор карт и советы экспертов Инвестиции, 12:01 Общественники пригрозили отделением Корякии от Камчатки Общество, 12:00 Власти подготовят сценарии реформы всех институтов развития Политика, 12:00
Падение экономики ,  
0 
Олег Буклемишев

Почему правительство все еще борется с кризисом 2008 года

У антикризисных мер, которые планирует сейчас российская власть, три недостатка: они направлены на борьбу с совсем другим кризисом, они принимаются с большим запозданием и это отнюдь не те средства, которые помогут восстановить доверие к экономике. Рано или поздно эти химеры столкнутся с реальностью

Хотя антикризисный план кабинета министров пока только верстается, кое-что важное о нем можно с уверенностью сказать уже сегодня.

Во-первых, план этот в любом случае заметно запоздал. Даже когда необратимость обвала цен на нефть и тотальный характер проблем отечественной экономики стали очевидными, правительство по-прежнему пропихивало через парламент превратившийся в сюрреалистическую картинку бюджет, воевало за деофшоризацию и восстанавливало комплекс ГТО. И хотя инерция хозяйственной системы довольно велика, не заторможенные вовремя непродуманные нововведения (подобно налоговым коррективам и законодательным ужесточениям в отношении трудовых мигрантов) уже наносят экономике немалый вред. И предпринимательскому сообществу остается только гадать, какие обещанные Дмитрием Медведевым «нестандартные решения» свалятся на их головы завтра.

Во-вторых, правительство явно собирается бороться с каким-то другим кризисом. Подобно генералам, которые всякий раз готовятся к предыдущей войне, министры сейчас по большей части перелицовывают на новый лад антикризисный план образца 2008 года.

Между тем у кризисов 2008 и 2015 года общего не слишком много. Семь лет назад острые финансово-экономические неурядицы переживал буквально весь мир, и у нас теплилась обоснованная надежда «пересидеть» вместе с остальными до лучших времен. Такой подход диктовал лозунг момента: «ночь простоять да день продержаться», благо у России имелись накопленные резервы. И действительно, экономики развитых стран довольно скоро воспряли, потихоньку заработали финансовые рынки и цена на нефть вновь вернулась в комфортный для правительства диапазон. 

Сегодня ситуация в корне иная. Рассорившись со всем миром, в кризис мы входим в одиночку, международные финансовые рынки для нас фактически закрыты, мы не можем рассчитывать на заметное улучшение конъюнктуры, а резервов при этом уже гораздо меньше. Но самое главное – непонятно, за счет чего мы собираемся из кризиса выкарабкиваться. Рыночные конкурентные механизмы, которые вытянули отечественную экономику из глубокой посткризисной ямы в 1999 году, давно за ненадобностью поломаны, демографический дивиденд проеден, монополии и другие влиятельные группы хорошо окопались, а зарплаты и ожидания многих категорий населения задраны очень высоко. 

В-третьих, антикризисная программа похожа на что угодно, но только не на комплекс шагов, объединенных единым замыслом. На сегодняшний день она включает в себя странный и эклектичный набор мероприятий, за счет которых планируется одновременно поддерживать социально незащищенные группы населения, особые экономические зоны, сельское хозяйство, финансовый сектор, оборонный комплекс, жилищное строительство, а также инвестиции в инфраструктуру и импортозамещение. 

Сказалось и непонимание сути нынешнего кризиса: в обсуждаемом списке не расставлены приоритеты, не сделано четкого выбора между «защитными» (поддерживающими) и «наступательными» (стимулирующими) мерами, а также не определены источники финансирования для разнообразных «хотелок», на многие из которых категорически не хватало средств и в куда лучшие времена. Однако, по самым консервативным оценкам, имеющихся резервов не хватит и на два года, а признаков восстановления нормального рыночного финансирования бюджетного дефицита – что внутри, что вне страны – пока не просматривается. 

Кроме того, правительство явно хотело бы оперировать в условиях реализации Банком России принципиально иной политики, но пока об этом также можно рассуждать лишь гипотетически. Продолжающиеся гадания на величине и направлениях бюджетного секвестра никак не улучшают настроений и понимания будущего у бюджетополучателей. Многие из них пребывают в искренней озабоченности, а не снимут ли с них завтра семь шкур за срыв выполнения президентских указов от 7 мая 2012 года. 

Однако нынешний кризис – не просто следствие падения нефтяных цен или введения санкций, а в первую очередь кризис доверия к политике, проводимой в стране. Тем не менее мер по постепенному восстановлению подорванного доверия практически не планируется. Напротив, наверняка будет окончательно закреплена конфискация накопительных пенсий, заявленные изолированные и несмелые меры по облегчению положения предпринимателей откровенно буксуют, а Дума единодушно одобряет закон о «нежелательных иностранных организациях», ставящий очередной неформальный барьер перед и так особо не рвущимися в нашу страну зарубежными инвестициями.

В целом же создается ощущение, что во властных структурах по-прежнему беззаветно верят в скорое возвращение «высокой нефти» либо в другие чудеса, вроде импортозамещения при падающем спросе. Но рано или поздно нас ждет столкновение химер с реальностью. Тогда все согласованные до буковки и тщательно вылизанные аппаратом антикризисные планы окажутся отодвинутыми в сторону, а то, что останется к тому моменту от экономики, будут спасать, отчаянно расходуя резервы в излюбленном режиме «ручного управления».

Правда, тогда резервы точно закончатся раньше, чем кризис.

Об авторах
Олег Буклемишев Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.