Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Росатом» представил новый метод борьбы с коронавирусом Общество, 05:34 В России вступил в силу временный запрет на импорт топлива Экономика, 05:12 Стать суперпапой: как стимулируют вовлеченное отцовство в разных странах РБК и STADA, 05:05 В NASA сообщили о приближении к Земле потенциально опасного астероида Общество, 04:48 СМИ сообщили о покупке Абрамовичем самой дорогой виллы в Израиле Бизнес, 04:28 Кадыров потребовал от ООН наказать власти США за нарушение прав человека Политика, 04:01 Трамп назвал внутренним терроризмом беспорядки в США Политика, 03:37 На Украине предложили вести переговоры по Донбассу без России Политика, 03:09 Вирусологи объяснили задержку России на плато по коронавирусу Общество, 03:00 Sony, Google и Airbnb отложили мероприятия из-за протестов в США Бизнес, 02:46 Трамп решил мобилизовать военных для прекращения беспорядков в США Общество, 02:32 Taycan: первый в истории Porsche электрический суперкар РБК и Porsche, 02:06 Экспертиза установила причину смерти задержанного в США афроамериканца Общество, 02:00 CBS Sports включил двух россиян в список 10 лучших бойцов ММА в истории Спорт, 01:39
Мнение ,  
0 
Марсель Салихов

Нефтяные войны: кто теснит Россию с европейского рынка

Ситуация на нефтяном рынке напоминает «дилемму заключенного» из теории игр, когда каждый игрок пытается максимизировать собственный выигрыш, но коллективно это приводит к худшему результату

Лишняя нефть

На прошлой неделе глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что Саудовская Аравия начала поставки нефти в Польшу, традиционного покупателя российских энергоресурсов, и «активно демпингует» на рынке. Представители «Татнефти» попросили меры государственной поддержки, направленные на сохранение позиций российских компаний на европейском рынке. Министерство энергетики предлагает не паниковать и отмечает, что у российской нефти есть серьезные конкурентные преимущества на европейском рынке.

Особенность текущей ситуации на мировом нефтяном рынке заключается в том, что все крупные производители, имеющие свободные мощности, стремятся увеличивать добычу. По данным JODI, добыча нефти в Саудовской Аравии выросла с 9,6 млн барр./сутки в начале года до 10,6 млн барр./сутки в июне. Меньше чем за полгода Саудовская Аравия увеличила добычу почти на 10% и потенциально может увеличить еще.

Добыча ОПЕК в сентябре составила 31,3 млн барр./сутки, это на 1,3 млн барр. больше официальной квоты стран картеля. Ирак за последние 12 месяцев смог увеличить добычу почти на 30%, или примерно на 1 млн барр./сутки. Россия не отстает и также увеличивает добычу при низких ценах. По данным ЦДУ ТЭК, добыча нефти в России за январь—сентябрь выросла на 1,3% г/г, экспорт сырой нефти при этом увеличился на 7% (+11,6 млн т).

Сильное снижение мировых цен на нефть, как это ни странно, увеличивает, а не сокращает предложение на мировом рынке. Низкие цены вынуждают производителей с низкой себестоимостью увеличивать добычу для того, чтобы выручка уменьшалась меньше, чем упали цены. Подобная стратегия является рациональной для каждого игрока в отдельности. Но, когда она становится повсеместной, это приводит к тому, что рынок еще больше «затоваривается». На рынке появляется все больше нефти, которая ищет и не может найти своего покупателя.

По оценкам МЭА, «дисбаланс» на мировом рынке, то есть превышение добычи над текущим спросом, составляет в настоящее время от 1,5 до 2,0 млн барр. в сутки. По сути, это «лишняя» нефть, которая в настоящее время не востребована. Пока этот избыток попадает в хранилища. Запасы сырой нефти в странах ОЭСР находятся на максимальных уровнях и почти на 200 млн барр. превышают средние за последние годы значения. Превышение добычи над спросом приводит к тому, что запасы продолжают расти и оказывают понижательное давление на спотовый уровень цен.

Борьба за рынки сбыта

Подобная ситуация — своего рода «дилемма заключенного» из теории игр, когда каждый игрок пытается максимизировать собственный выигрыш, но коллективно это приводит к худшему результату. Вариант, который может повысить общий для всех выигрыш, — сотрудничество. Но ОПЕК самоустранилась от целенаправленного воздействия на мировой рынок и фактически отказалась от попыток добиться соблюдения даже действующих квот. Поэтому какие-либо варианты сотрудничества крупнейших производителей выглядят малореальными.

Рынок должен найти собственный новый вариант равновесия, стабилизирующий спрос и предложение — в первую очередь за счет тех производителей и тех проектов, которые имеют максимальную себестоимость и чьи издержки не покрываются при текущих ценах. Поэтому обострение конкуренции между основными производителями ожидаемо и выходит за пределы только европейского рынка.

Россия в последние годы активно увеличивала поставки на рынки АТР, в первую очередь Китай. Эта стратегия вполне обоснованна: азиатские рынки показывали высокие темпы роста и характеризовались большей доходностью поставок. В этом году китайский рынок, несмотря на торможение в экономике, демонстрирует высокие темпы роста. Россия смогла занять на нем лидирующие позиции. За первые шесть месяцев 2015 года импорт сырой нефти КНР вырос на 11,4 млн т, из них 4 млн т поставила Россия, Саудовская Аравия — лишь 2,2 млн т.

Внутренняя экономическая ситуация в Саудовской Аравии вынуждает предпринимать активные шаги для того, чтобы увеличивать экспорт нефти — по сути, единственный источник доходов для страны. По последним прогнозам МВФ, дефицит государственного бюджета королевства в 2015 году составит 21,6% ВВП. В следующем году ожидается снижение до 19,4% ВВП. Российский дефицит в пределах 3–4% ВВП на этом фоне выглядит крайне оптимистично. Для поддержания подобного уровня дефицита Саудовская Аравия имеет накопленные резервы, которые, однако, быстро снижаются.

За последние 12 месяцев объем золотовалютных резервов королевства снизился на $83,5 млрд (11%). В отличие от России, в Саудовской Аравии фиксированный курс национальной валюты к доллару США. В условиях внешнеторгового шока он создает дополнительное давление на резервы. Фиксированный курс не обеспечивает «автоматическую» адаптацию внутреннего спроса под изменение внешних условий. Поэтому стратегия агрессивного расширения рынков сбыта для Саудовской Аравии в значительной степени является вынужденной и связана с необходимостью поддержания экономической, а значит, и политической стабильности в королевстве.

Лучшая защита — нападение

Традиционным рынком сбыта нефти для Саудовской Аравии является Азия: на Китай и другие азиатские страны в 2014 году пришлось около 63% экспорта. Экспорт саудовской нефти в США и ЕС устойчиво снижался последние десятилетия. В 2014 году объем поставок сырой нефти из Саудовской Аравии в страны ЕС составил 42 млн т по сравнению с 70–80 млн т, которые поставлялись в конце 1990-х годов, причем география поставок саудовской нефти в Европу достаточно ограниченна. Саудовская Аравия до недавнего времени вообще не поставляла нефть в страны Восточной Европы.

Важным фактором активизации всех экспортеров является ожидаемый выход на европейский рынок Ирана. Еще четыре года назад Иран поставлял на европейский рынок 29–30 млн т ежегодно. После введения санкций эти объемы были замещены другими поставщиками, в том числе и Россией. Сейчас руководители Ирана обещают обеспечить рост поставок на 1 млн барр./сутки (48–50 млн т в год) через шесть месяцев после снятий санкций. Саудовская Аравия может планировать укрепить свои позиции на европейском рынке перед снятием санкций в отношении Ирана.

В свою очередь ЕС — традиционный рынок для российской нефти и нефтепродуктов. На страны ЕС приходится свыше 63% экспорта сырой нефти и 67% экспорта нефтепродуктов, причем именно в странах Восточной Европы российская нефть имеет доминирующее положение за счет развитой транспортной инфраструктуры, надежности поставок и конкурентных преимуществ по цене. Поэтому опасения российских нефтяников по поводу обострения конкуренции на своих традиционных рынках вполне понятны.

Физическая нефть разных сортов, как правило, торгуется в виде дисконтов (или премий) к традиционным рыночным бенчмаркам. Для европейского рынка это нефть марки Brent. По сути, котировки нефти Urals — это оценка размеров дисконтов физических поставок российской нефти ценовыми агентствами. Обострение конкуренции на европейском рынке с Саудовской Аравией, а в будущем и с Ираном, будет означать увеличение дисконтов для российской нефти к бенчмаркам.

Фактор того, что многие европейские НПЗ «настроены» на прием российской нефти, не стоит чересчур преувеличивать. Технологические процессы подразумевают определенные возможности для блендинга различных сортов нефти. Значение для европейских покупателей будут иметь и размер, и продолжительность предоставления скидки со стороны новых участников рынка. Поэтому России придется вступить в ценовую войну.

Это неприятно, но не является критичным фактором для российской нефтяной промышленности. Со стратегической точки зрения обострение конкуренции на европейском рынке означает необходимость дальнейшей диверсификации собственных поставок и расширение собственных рынков сбыта, ведь лучшая защита — это нападение.

Об авторах
Марсель Салихов, главный директор по экономическому направлению ИЭФ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.