Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Трамп назвал двойными стандартами решение суда по своему экс-советнику Политика, 23:39 Денисова попросила Москалькову о медпомощи осужденному в Крыму украинцу Политика, 23:34 Германия запустит сухопутный отвод от «Северного потока-2» 1 января Экономика, 23:28 Суд в США арестовал обвиняемого в киберпреступлениях россиянина Буркова Политика, 23:09 Зеленский назвал «витриной» Украины КПП на границе с Крымом Политика, 23:00 Как законы физики влияют на поведение машины в заносах. Видео РБК и Cordiant, 22:58 Партия ветеранов заявила о проверке слов Собчак на экстремизм из-за Крыма Общество, 22:43 «Радио Свобода» ответило на включение «Север.Реалии» в список иноагентов Общество, 22:33 Боливия потребовала ото всех венесуэльских дипломатов покинуть страну Политика, 22:23 Почитай старших: кто автор текста. Тест РБК и Билайн, 22:19 В Москве из-за возгорания в гостинице эвакуировали 100 человек Общество, 22:05 Подозреваемого в убийстве аспирантки экс-доцента СПбГУ перевели в СИЗО Общество, 22:03 Сборная Финляндии впервые в истории вышла на чемпионат Европы по футболу Спорт, 22:00 «Металлург» выиграл у «Сочи» и продлил победную серию в КХЛ до 5 матчей Спорт, 21:58
Мнение ,  
0 
Кирилл Никитин Почему сбор с торговли не угрожает добросовестным налогоплательщикам
Новый муниципальный сбор с розничных предприятий, который может быть введен в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе в 2015 году, направлен прежде всего против тех предпринимателей, которые уклоняются от уплаты налогов. Для тех, кто работает «по-белому» и зарабатывает сколько-нибудь разумные деньги, он не повысит налоговую нагрузку

Госдума приняла во втором чтении поправки в Налоговый кодекс, позволяющие представительным органам власти городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя вводить на своей территории новый торговый сбор. Первые слова о «местных сборах» прозвучали из уст главы правительства в начале осени 2014 года – и вот не прошло и трех месяцев, как эти слова материализовались в поправки к Налоговому кодексу. 

Из 22 видов деятельности, обсуждавшихся в комитете еще пару недель назад, в законопроекте осталась только розничная торговля во всех ее видах и деятельность по организации розничных рынков. Организации и предприниматели в сфере общепита, бытовых услуг, автосервиса и транспортных перевозок пока могут пользоваться действующим налоговым режимом. То же касается и интернет-торговли – большинство складов онлайн-магазинов расположены за пределами мегаполисов, а значит, их сбор также пока не коснется (механизм, применимый к офлайн-торговле, слабо применим к онлайн-коммерсантам). Кроме того, авторы законопроекта исключили из сферы действия закона ярмарки и выставки.

Конструкция сбора инновационна для российской налоговой системы: сбор взимается в привязке к объекту, через который ведется торговая деятельность (объекты стационарной или нестационарной торговой сети, склады, имущественные комплексы, где размещаются розничные рынки); взимается фиксированная сумма в увязке с площадью объекта. А главное, его сумма вычитается из сумм налогов на прибыль и доходы – налога на прибыль организаций, НДФЛ, единого налога по упрощенной системе налогообложения (УСН).

Иными словами, если компания или предприниматель показывают в налоговом учете сколь бы то ни было разумные суммы налогов, исчисляемых от финансового результата (фактического или вмененного), то новый торговый сбор не увеличит их налоговую нагрузку: он полностью будет принят к вычету по соответствующему налогу. 

Другое дело, если, как это принято в отдельных сегментах бизнеса, организации и предприниматели сводят результат «в ноль» – собственно, на них-то торговый сбор и нацелен. Это первый шаг на пути к выравниванию фактического уровня налоговой нагрузки между условно «белым» сектором розничной торговли и его «серо-черными» конкурентами, которые пользуются естественными ограничениями налогового контроля: им малый (а заодно и немалый, состоящий из десятков и сотен «малых» юрлиц) бизнес практически не охвачен.

Естественно, сбор окажется дополнительной налоговой нагрузкой и для бизнеса, находящегося в своей «планово-убыточной» фазе – что, с одной стороны, увеличит сроки выхода на самоокупаемость, а с другой – даст более реалистичную оценку сроков окупаемости проекта. Сбор фактически устанавливает рентную плату за использование инфраструктуры мегаполиса, после чего рыночная экономика должна самостоятельно обеспечить эффективное распределение такого ресурса. Это фиксированный рентный платеж, и именно поэтому превышение суммы сбора над суммой налога (если сбор окажется выше) не приведет ни к возврату, ни к переносу превышения на будущие периоды.

Ставки (а точнее, предельные размеры ставок – законопроект оставляет региональным властям возможность их снижения вплоть до нуля) сбора установлены в прямой привязке к ставкам весьма льготной и оттого популярной среди предпринимателей патентной системы налогообложения (ПСН). Они не могут превышать ставок, установленных для идентичных видов деятельности в региональных законах о ПСН. (А в случае покупки предпринимателем патента от уплаты сбора он освобождается.) Это, безусловно, важный сдвиг по сравнению с первоначальной версией законопроекта, которая подверглась критике прежде всего по причине высокого размера ставок. Впрочем, сбор потребует дальнейшей точной настройки; например, доходность таких видов торговли, как через вендинговые машины, может потребовать особых пониженных ставок.

В законопроект заложена и возможность дифференциации ставок по районам в пределах города федерального значения. Понятно, что доходность на Пресне и в Новокосино – принципиально разная, значит, и ставки можно устанавливать на разном уровне. Поскольку сбор уплачивается в отношении конкретных объектов в конкретных районах, его исчисление по ставкам района не должно вызывать затруднений.

Согласно законопроекту, сбор может быть введен не ранее 1 июля 2015 года (и только в городах федерального значения – на других территориях он может вводиться только после принятия отдельного федерального закона). К этому моменту уже будут подведены итоги эксперимента по контрольно-кассовой технике. Он проводится в четырех субъектах РФ, включая Москву, в его ходе тестируется новый вариант налогового контроля за полнотой отражения выручки: на предприятиях розничной торговли и общепита установлены подключенные к интернету терминалы, которые фиксируют выручку в онлайн-режиме (взамен не вполне справляющейся с этой задачей традиционной кассовой техники). Если эксперимент будет признан удачным и пойдет «в тираж», достоверность декларируемой выручки розничной торговли улучшится кардинальным образом, а торговый сбор позволит собирать налоги в вынужденно выходящем «на свет» сегменте, не предпринимая несоразмерных усилий по налоговому контролю, где иначе «овчинка не стоила бы выделки». 

Наконец, отмечу, что введение сбора отнесено к компетенции властей городов федерального значения (и местных властей – если в будущем им будет предоставлено такое право). Это усиливает финансовую самостоятельность регионов и муниципальных образований и, что не менее важно, предполагает их участие в налоговом администрировании – они будут контролировать полноту реестра торговых объектов, к которым привязана уплата сбора. Это правильный вектор на децентрализацию российской налоговой системы, который приближает точку решения по налоговым вопросам к избирателю. И это повышает эффективность налогового контроля: региональные (а в будущем – местные) органы власти обязаны знать и хорошо знают, где и кто торгует на вверенной им территории, а значит, сделают это эффективнее «заточенных» на решение иного рода задач налоговиков. Теперь это знание может быть конвертировано в бюджетные доходы. 

Иными словами, новый сбор в его рекомендованном к принятию во втором чтении варианте не угрожает добросовестным налогоплательщикам, декларирующим налогооблагаемую прибыль/ доходы и уплачивающие с них соответствующие налоги. Поэтому не приведет он и к росту цен в розничных сетях. Введен сбор будет не раньше второго полугодия 2015 года, и то, вероятнее всего, только в Москве и, возможно, в Санкт-Петербурге. Таким образом, с учетом низких ставок, апробированных в рамках ПСН, речь идет не столько о новом налоговом платеже, сколько о практическом эксперименте, который позволит вовлечь высокодоходные сектора экономики в процесс уплаты налогов в полном объеме и исключит ситуации, когда, как в розничной торговле, крупнейшие игроки, обеспечивая треть выручки, платят 80% налогов всего сектора. 


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

Об авторах
Кирилл Никитин директор Центра налоговой политики экономического факультета МГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.