Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как получить коммерческую отдачу от соцсетей. Советы экспертов РБК и Альфа-Банк, 17:17 Генпрокуратура ответила на решение арбитража по делу экс-структуры ЮКОС Общество, 17:08 Решающие моменты золотого поединка российских рапиристок. Видео Спорт, 17:02 Выгонявшая детей-аутистов с площадки петербурженка объяснила действия Общество, 17:00 Минсельхоз назвал прогноз Росгидромета по зерну информационным вбросом Бизнес, 17:00 Моцарт с рождения: повышает ли классическая музыка интеллект младенцев Экономика образования, 17:00 Mitsubishi анонсировала гибридный Outlander нового поколения Авто, 16:54 Акции Nikola рухнули после обвинения основателя стартапа в мошенничестве Инвестиции, 16:54 Как развить цифровые сервисы без вложений в железо РБК и Онланта, 16:53 Путин поддержал создание особой экономической зоны в Белгородской области Экономика, 16:47 Tencent стала лидером падения капитализации в июле Инвестиции, 16:46 Кто из россиян завоевал олимпийскую медаль в Токио. Фоторепортаж Спорт, 16:44  Роскомнадзор пригрозил заблокировать DeviantArt за контент с порнографией Технологии и медиа, 16:43 Лесные пожары в Мармарисе, Бодруме и на других турецких курортах. Видео Общество, 16:42
Дискуссионный клуб ,  
0 
Марсель Салихов

Поможет ли Северному Кавказу смена приоритетов

Фото: Денис Абрамов / РИА Новости
Фото: Денис Абрамов / РИА Новости

Северный Кавказ остается особенной и бедной частью Российской Федерации. Подушевой уровень доходов жителей примерно на 30% ниже среднероссийских показателей. В последние годы отставание от «России в целом» усилилось, а не сократилось. Уровень безработицы в регионе в несколько раз превышает национальные показатели.

По данным Росстата, уровень безработицы в Ингушетии находится в районе 30%, в других республиках — в диапазоне 13–18%. Одновременно северокавказские республики характеризуются рекордно высокими показателями рождаемости и низкими показателями смертности. Все это означает, что в ближайшие десятилетия численность населения региона будет быстро увеличиваться. Сочетание продолжающегося демографического роста, низких подушевых доходов и высокой безработицы создают условия для роста общественного недовольства, если не будет происходить кардинальных экономических изменений.

Кавказ был и остается в фокусе федеральной экономической политики — Москва готова тратить. За исключением Ставропольского края расходная часть остальных регионов СКФО на 60–80% формируется за счет федеральных трансфертов. Это означает, что без подобного масштабного межбюджетного выравнивания и поддержки со стороны федерального бюджета уровень доходов на Северном Кавказе был бы существенно ниже, а безработица — значительно выше. Помимо непосредственной поддержки региональных бюджетов, федеральные власти достаточно давно задумались о качественном изменении структуры экономики региона. К примеру, в 2010 году были созданы специализированные корпорации развития — АО «Корпорация развития Северного Кавказа» и АО «Курорты Северного Кавказа». Действовала специальная федеральная целевая программа («Юг России»), были предложены налоговые инструменты привлечения инвестиций. В 2014 году в составе федерального правительства появилось даже отдельное министерство по делам региона, впрочем, упраздненное спустя шесть лет.

Северный Кавказ явно относился к федеральным приоритетам, на его развитие выделялись целевые средства, но за последние 10 лет это практически не повлияло на структуру экономики региона. Причины неэффективности политики носят комплексный характер, но среди основных причин — низкая эффективность использования получаемых средств, высокий уровень «кумовства» и коррупции, отсутствие четко сформулированных критериев оценки эффективности и связи с кадровыми решениями на местах. Отсутствие явных результатов привело к тому, что экономическая политика на Кавказе за последний год прошла «перезагрузку», от реорганизации неэффективных институтов развития до формирования новой экономической стратегии региона.

После обсуждения в правительстве были определены ключевые отраслевые приоритеты — агропромышленный комплекс и туризм. Сельское хозяйство имеет большой потенциал развития в регионе по естественным причинам. Местный туризм получил сильный импульс на фоне закрытых границ и принес значительные доходы региональной экономике. Однако сохранение этого импульса в долгосрочной перспективе будет зависеть от улучшения инфраструктуры, развития сервиса, повышения конкурентоспособности туристического кластера по сравнению с другими российскими регионами и странами. Правительство готово предложить дополнительные инструменты поддержки туризма, к примеру, в форме субсидированных кредитов на строительство гостиниц. Федерация готова инвестировать и в решение накопившихся проблем в инфраструктуре. Понятно, что нормальное развитие туризма на Каспии невозможно без модернизации коммунальной инфраструктуры и отказа от сброса сточных вод в море.

Выделенные направления основаны на имеющихся конкурентных преимуществах региона — климатических и географических. Безусловно, при реализации эффективной государственной политики и росте инвестиций сельское хозяйство и туризм Северного Кавказа могут увеличиться в разы по сравнению с текущими уровнями. Однако этого недостаточно для решения долгосрочных экономических целей и радикального повышения уровня и качества жизни. Увеличение численности населения означает, что в регионе опережающим образом должны развиваться те сектора экономики, которые создают большое количество рабочих мест. Повышение производительности труда в сельском хозяйстве будет приводить к сокращению, а не к увеличению числа занятых. Северный Кавказ также сталкивается и с быстрой урбанизацией — увеличивается численность населения крупных городов, которые обладают не очень высоким туристическим потенциалом. Все эти вопросы придется решать.

«Новая экономическая политика» на Северном Кавказе — необходимое, но явно недостаточное условие для радикальных экономических изменений. Нужны и новые решения, и новые идеи. Вряд ли целесообразна массовая бюджетная накачка дополнительными государственными инвестициями. При низкой эффективности расходования средств региональными властями это не будет создавать должного экономического эффекта для граждан региона. Возможно, федеральным властям имеет смысл использовать опыт олимпийского строительства в Сочи, когда крупные инфраструктурные проекты велись корпоративными инвесторами, которые обеспечили контроль над расходованием средств и реализацией проектов. Помимо прямого субсидирования отдельных категорий кредитов для расширения доступности кредита и финансирования имеет смысл привлекать широкий пул коммерческих банков. Правительство может частично субсидировать процентные платежи для компаний, которые реализуют инвестиционные проекты на Северном Кавказе, а банки могут обеспечить финансовый контроль и возвратность средств. Особое внимание и дополнительное финансирование должна получить система образования — без повышения человеческого капитала невозможны устойчивые изменения в длительной перспективе. Северный Кавказ должен перестать быть и зоной «особого федерального внимания» — передача полномочий и ответственности местным элитам при установлении понятных правил игры и институционализации федеральной политики могут создать внутренние стимулы для изменений и реформ.

Предыдущая экономическая стратегия развития Северного Кавказа не сработала. Ее проблемы были связаны как с ошибками федерального центра, так и с местными особенностями. Новая политика на Кавказе вполне может изменить сложившуюся картину.

Об авторе
Марсель Салихов Марсель Салихов Директор центра Центра экономической экспертизы НИУ ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.