Лента новостей
Суд отклонил иск родственников погибших в авиакатастрофе Ту-154 под Сочи Общество, 03:02 Подозреваемый в связи с WikiLeaks экс-глава МИД Эквадора сбежал из страны Политика, 02:53 Лукашенко отменил указ о лжепредпринимательстве Бизнес, 02:40 Кравчук усомнился в планах Путина развязать войну против Украины Политика, 02:22 Глава ЦРУ заявила об усилении слежки за Россией и Ираном Политика, 02:07 Порошенко предложил завести дело из-за решения суда по Приватбанку Политика, 01:57 Коломойский назвал Порошенко своей марионеткой Политика, 01:39 Дмитрия Быкова привезли в московскую больницу Общество, 01:26 Криминалисты назвали замыкание не единственной версией пожара в Нотр-Дам Общество, 01:02 Мюллер сообщил о предупреждении Путина к Авену о санкциях США Политика, 00:30 Россия и Украина обвинили друг друга в срыве перемирия в Донбассе Политика, 00:27 Президент Эстонии высоко оценила встречу с Путиным Политика, 00:23 «Арсенал» второй раз подряд вышел в полуфинал Лиги Европы Спорт, 00:05 Зеленский в эфире ток-шоу представил свою команду Политика, 18 апр, 23:58
Мнение ,  
0 
Александр Лосев Плохая дефляция: почему снижение цен иногда хуже их роста
Россияне привыкли относиться к инфляции как к неизбежному злу, но к еще худшим последствиям может привести дефляция, когда падение экономики провоцирует снижение цен, сокращение инвестиций и объемов производства

Индикатор рецессии

Инфляция в нашей стране продолжается уже седьмое десятилетие. Население настолько привыкло жить инфляционными ожиданиями, что сама возможность дефляции, то есть снижение индекса цен, воспринимается как фантастика или в лучшем случае как экономическая теория, весьма далекая от российских реалий.

Меж тем Европейский центральный банк снизил на прошлой неделе базовую процентную ставку до 0%, во многом чтобы ликвидировать угрозу дефляции в ЕС. А аналитики Bank of America во главе с Дэвидом Хонером опубликовали исследование, что Россия может тоже столкнуться с долгосрочным риском дефляции из-за политики жесткой экономии бюджетных средств, демографических причин, профицита текущего счета и высоких реальных ставок.

Неужели такое возможно? И почему монетарные власти большинства стран мира считают, что дефляция опаснее для экономики, чем инфляция, и стремятся бороться с дефляцией с не меньшим упорством, чем Банк России с инфляцией, ведь на первый взгляд снижение цен благоприятно для потребителей?

Дефляция действительно бывает разная: иногда хорошая, но чаще плохая. Хорошая — это когда у компаний снижаются издержки, в том числе административные, растет эффективность, повышается конкурентоспособность и производители готовы, не сокращая объемы выпуска и рабочие места, снижать цены на свою продукцию в борьбе за рынки сбыта и внимание покупателей.

Но, как правило, снижение цен на товары происходит из-за падения совокупного потребительского спроса, сокращения количества денег в обращении и роста их реальной стоимости, что уменьшает доходы производителей, заставляет их сокращать производство и увольнять работников или уменьшать им заработную плату. И тогда это — плохая дефляция, а ее возникновение является безошибочным индикатором начинающейся рецессии.

Если же к процессу снижения цен на товары добавляется политика жесткой бюджетной экономии, лишающая предприятия госзаказов, а граждан дополнительной социальной поддержки, и при этом начинается кредитное сжатие, или делеверидж, когда компании в массовом порядке отказываются от инвестиций и стремятся как можно скорее погасить кредиты, чтобы уменьшить долговую нагрузку на бизнес, а банки сокращают кредитование из-за высоких рисков, то в этом случае в экономике начинает раскручиваться так называемая дефляционная спираль, доходы населения и потребительский спрос продолжают идти вниз при одновременном росте безработицы, что лишь увеличивает экономические и социальные проблемы.

Главная опасность дефляции состоит именно в раскрутке дефляционной спирали, когда падение экономики приводит к снижению цен, а вслед за этим к сокращению инвестиций и объемов производства, что в свою очередь провоцирует дальнейшее сжатие экономики, ведет к уменьшению занятости, падению общего потребления и к еще большей дефляции.

Но разве что-то подобное не наблюдается сейчас в России? И разве не о подобных рисках предупреждает Bank of America, перечисляя все основные факторы, способные вызвать дефляцию в будущем?

Более того, как это не покажется парадоксальным в условиях двузначной инфляции и слабости рубля, «скрытая дефляция» в России уже началась в потребительской сфере, где из-за роста стоимости продуктов питания и цен на товары массового потребления происходит смещение покупательского спроса в сторону более дешевых и менее качественных продуктов и товаров. То есть происходит относительное удешевление средней потребительской корзины, несмотря на ее номинальный рост, из-за отказа от привычных продуктов и постоянной экономии везде, где только возможно, ведь реальные располагаемые денежные доходы падают 16 месяцев подряд при одновременном сокращении объемов розничной торговли.

Состояние бифляции

Конечно, пока рано говорить о реальной дефляции в России, но процесс сокращения темпов роста ценовых индексов (дезинфляция) уже начался, и особенно это заметно по динамике индекса цен производителей, где с конца прошлого года наблюдается устойчивое снижение.

Мы сейчас находимся в состоянии бифляции, когда инфляционные и дефляционные процессы идут в экономике одновременно. Текущая потребительская инфляция все еще очень высокая, так как подорожание импорта из-за девальвации рубля происходит с временным лагом, и недавнее укрепление российской валюты станет заметным в розничных ценах не раньше мая, а высокие процентные ставки, рост издержек бизнеса и тарифов естественных монополий отражаются в ценах товаров сразу же, и с 1 апреля произойдет еще и повышение акцизов на топливо. Однако производители в отсутствие спроса все равно будут вынуждены постепенно снижать оптовые цены или банкротиться и выходить из бизнеса.

В российской экономике происходит рецессионный разрыв, когда падение совокупного спроса опережает сокращение объемов ВВП, но такой разрыв представляет не меньшую опасность для экономики, чем классическая дефляционная спираль. Делеверидж у нас также пока носит дезинфляционный характер, а не дефляционный как, например, это было в США, Японии или в Евросоюзе.

При этом имеющиеся производственные мощности в России загружены лишь на две трети, а значит, фактический ВВП России сейчас намного ниже потенциально возможного даже при имеющейся производственной базе. Таким образом, без восстановления совокупного спроса и без преодоления кредитного сжатия даже существующий экономический потенциал не может быть использован полностью, а это означает, что если не будет эффективного и масштабного применения антикризисных мер и не запустится рост хотя бы в отдельных отраслях, то рецессионный разрыв будет только увеличиваться, и в этих условиях российская экономика не сможет выйти из кризиса в ближайшие несколько лет.

Последний раз цены в России снижали в период 1947–1949 годов, когда в ходе денежной реформы произошло изъятие излишков денежной массы, эмитированной для нужд военной экономики, и одновременно увеличивалось предложение товаров. При этом происходил настолько быстрый рост производства, что к концу 1948 года, то есть всего через 3,5 года после окончания кровавой и разрушительной Великой Отечественной войны, объем ВВП страны вернулся на довоенный уровень и пришлось административно балансировать цены, исходя из реальных доходов населения. Нам есть на что равняться и, возможно, не стоит так бояться некоторого смягчения денежно-кредитной политики, ведь здоровый рост экономики — лучший способ борьбы и с высокой инфляцией, и с плохой дефляцией.

Об авторах
Александр Лосев генеральный директор УК «Спутник — Управление капиталом»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.