Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Будильник» для водителя: решение проблемы усталости за рулем Партнерский проект, 22:03
Военная операция на Украине. Главное Политика, 22:00
Какой может быть математика наказаний для водителей Партнерский проект, 21:40
В Керчи сработали системы ПВО Политика, 21:29
Клуб Черчесова разгромил «Шэмрок Роверс» в квалификации Лиги Европы Спорт, 21:28
Как борются с рассеянностью пешеходов за границей Партнерский проект, 21:17
Оперштаб остановил публикацию данных об уровне коллективного иммунитета Общество, 21:08
«Хочу отдать почку»: почему нужно изменить закон о пересадке органов Партнерский проект, 20:54
РБК Comfort
Получайте рассылку с новостями, которые влияют на качество вашей жизни.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
«Фосагро» определился с дивидендами. Доходность может составить почти 10% Инвестиции, 20:44
Футболист сломал ногу на первой минуте стартового матча чемпионата Италии Спорт, 20:40
Зеленский ввел мораторий на повышение «коммуналки» Политика, 20:33
В Белгородской области загорелся склад боеприпасов Политика, 20:32
«Классика и качество всегда выигрывают»: Алена Долецкая о трендах в моде РБК и Charuel, 20:31
Байден выделит $80 млрд американским налоговикам Политика, 20:22
Шоковый сценарий Минфина на 2016 год ,  
Антон Табах

В ожидании чуда: на что рассчитывает Минфин

Прогнозы Минфина сгущают краски, но объяснимы. Министерство пытается защитить резервы и дождаться роста цен на экспортное сырье, а пока действует по обстановке

Минфин без страха и упрека

Обсуждаемые в правительстве бюджетные стратегии и возможные негативные сценарии иногда страшнее, чем сценарий хорошего фильма ужасов. На фоне того, что цена на нефть и курс доллара уже существенно отклонились от среднегодовых значений на 2016 год и резкие движения продолжаются, даже негативные сценарии выглядят достаточно позитивно.

Однако для оценки стратегии надо понимать ее адресата. Прогнозы Минфина и в хорошие времена не отличались как точностью, так и оптимизмом. Слишком много малопредсказуемых внешних вводных, начиная с цены на нефть. Их реальная цель в другом — ограничить аппетиты прочих ведомств и госкорпораций. В сытые времена — чтобы не просили добавки, в тощие — чтобы не удивлялись урезанию бюджетной «пайки». Поддержать бюджетополучателей в тонусе помогут и живописные перспективы секвестра — правда, пока не слишком конкретные.

В качестве примера может служить прошлый год — обещанное десятипроцентное сокращение расходов не материализовалось, скорее произошло перераспределение между статьями, а доходы сократились примерно на 4,5%, при том что в конце прошлого года в сценариях Минфина были заложены двузначные сокращения, чем и обосновывался секвестр. Дефицит федерального бюджета РФ за январь—ноябрь составил 896,6 млрд руб., или 1,3% ВВП, что выглядит плохо на фоне прошлогоднего дефицита в 0,5% ВВП (за весь год), но далеко не катастрофично. Поэтому мирным гражданам прогнозы Минфина надо читать без страха, ибо реальное положение с исполнением бюджета пока хуже, чем было, но вполне терпимо.

Что резать?

Другой вопрос, как Минфин попытается удержать дефицит в пределах 3% ВВП, как предписано главой государства. Доходы поступают в бюджет с некоторым временным лагом, поэтому осенний обвал на нефтяном рынке скажется уже на доходах 2016 года, но ослабление рубля частично компенсирует этот эффект. Планируемые же сокращения пока выглядят масштабно — до 350 млрд руб. можно урезать за счет лимитов на бюджетные расходы и проявления скупости во время традиционной декабрьской гонки за бюджетными средствами. Предложение уменьшить траты на свободную экономическую зону (СЭЗ) Калининграда на фоне всего бюджета несущественно. Траты в 65,8 млрд руб. допрасходов (менее 0,5% от расходной части бюджета) общую ситуацию не спасут.

Увеличение выплат дивидендов госкомпаний маловероятно — максимум, чего можно будет добиться, это снижения «хотелок» бюджетных денег и финансирования из средств ФНБ. Приватизация в 1 трлн руб. также представляется спорной в условиях ограниченного доступа к рынкам капитала и пребывания российского финансового рынка под давлением. Скорее всего, спасением станут слабый рубль и повышение прибыльности экспортеров — собственно, эти же факторы вытягивали бюджет в 2014–2015 годах. Высокие процентные ставки и слабый рубль также повышают прибыльность операций ЦБ, а 90% прибыли идет в федеральный бюджет. Ожидаемое снижение инфляции снизит требования к повышению расходов и субсидий регионам, что тоже ослабит давление и снизит ожидаемый дефицит.

Pro
Почему в Европе нет таких ярких логотипов, как Сoca-Cola
Pro
Четыре проблемы управленческого учета в малом бизнесе
Pro
Фото: Scott Barbour / Getty Images Как россиянам теперь сдавать TOEFL и IELTS и как к этому подготовиться
Pro
Фото: Clive Mason / Getty Images В российском менеджменте царит «культура приказа». К чему это приводит
Pro
Фото: Peter Macdiarmid / Getty Images Что покупают летом на Wildberries и кто продает больше всех. Рейтинг
Pro
Фото: Mario Tama / Getty Images Что такое циркадные ритмы и как они помогут стать продуктивнее
Pro
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости Почему облигации остались «тихой гаванью» на фоне обвала рынков
Pro
Фото: Shutterstock Подсчет калорий не помогает удержать вес. Что делать вместо этого

По обстановке

На наш взгляд, основным риском являются неадекватный сложившимся ценам на экспортные товары курс рубля (при плавающем курсе эта проблема меньше, чем при управляемом) и рост социальной напряженности, требующий новых ассигнований проблемным регионам и отраслям. За последние годы Минфин научился быть креативным в своих прогнозах и жестким в распределении средств: вспомним, сколько заявок на помощь из ФНБ было озвучено в прошлом году и сколько было реализовано.

Другой проблемой остаются ухудшение положения в банковском секторе и необходимость его докапитализации, а также накопленные плохие активы в ВЭБе — цена этих вопросов, скорее всего, будет более 2 трлн руб. и потребует выпуска новых ОФЗ или «раздербанивания» запасов. Однако опыт прошлых лет показывает, что реальные потребности в докапитализации всегда существенно меньше заявляемых и часть из них решается с использованием инструментария ЦБ РФ.

Прогнозы Минфина сгущают краски, но объяснимы. Министерство пытается защитить резервы и дождаться экономического роста или же роста цен на экспортное сырье (что чаще всего совпадает), а пока действовать по обстановке. Отсюда, в частности, переход на годовой, а не трехлетний бюджет, активное продолжение мер по улучшению эффективности госрасходов. Но, скорее всего, сценарий финансового триллера реализован не будет — бюджетная политика следующего года будет отражать скупость и осторожность при надежде на улучшение конъюнктуры. Бюджетополучатели и граждане должны быть к этому готовы.

Об авторе
Антон Табах Антон Табах главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги