Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Шнуров написал стихи после реакции на его вступление в «Партию роста» Политика, 00:42 Рогозин анимацией ответил на сообщения о недоливе топлива в «Союз» Технологии и медиа, 00:35 Путин выразил соболезнования Меркель из-за гибели девяти человек в Ханау Политика, 00:32 Более 10 полицейских пострадали при столкновениях в Новых Санжарах Общество, 00:28 МИД России выразил озабоченность поддержкой Турцией боевиков в Идлибе Политика, 00:14 Шереметьево ответило на сообщения об обрушении потолка в терминале Общество, 00:09 В Конституцию впишут запрет переговоров о передаче российских территорий Политика, 00:00 Министр обороны Турции не исключил поставки ЗРК Patriot в страну из США Политика, 20 фев, 23:46 Автобусы с эвакуированными из Китая украинцами закидали камнями Общество, 20 фев, 23:38 Путин заявил о необходимости «эффективных мер» из-за конфликта в Идлибе Политика, 20 фев, 23:27 Меркель и Макрон предложили Путину встретиться вчетвером с Эрдоганом Политика, 20 фев, 23:26 Минобороны Турции заявило о продолжении переговоров с Россией по Идлибу Политика, 20 фев, 23:21 В Петербурге арестовали главу группы эзотериков по делу о мошенничестве Общество, 20 фев, 23:09 Что происходит в сирийском Идлибе. Фоторепортаж Общество, 20 фев, 22:32 
Нашествие мигрантов в Европу ,  
0 
Ольга Гулина

Великая европейская стена: как страны ЕС испугались мигрантов с юга

У средиземноморских границ Евросоюза возник острый миграционный кризис. Европейцы реагируют на него стенами, заборами и новыми оборонными сооружениями, и это ставит под вопрос основополагающие принципы единой Европы

Свои и чужие

Все больше государств Европейского союза ратует за восстановление межпограничного контроля внутри ЕС. В июне 2015 года Дания уведомила Брюссель о введении таких механизмов для контроля за гуманитарными и нелегальными миграционными потоками. Тогда же Высший суд Франции подтвердил законность внутреннего миграционного контроля на границе с Италией в целях предотвращения незаконной торговли людьми.

Венгерский парламент в начале июля 2015 года принял закон, предусматривающий строительство огромного забора на границе с Сербией — пункт, через который в страну проникает больше всего гуманитарных мигрантов. Венгерские политики напуганы потоком мигрантов (он вырос с 2 тыс. человек в 2010-м до 60 тыс. в 2014-м) и считают, что строительство стены протяженностью 175 км его остановит. В июле 2014 года Болгария завершила строительство 33-километрового забора на южной границе с Турцией, а еще раньше такую же стену построила Греция, стремясь сдержать приток гуманитарных мигрантов, в основном сирийцев.

Страх перед «пришельцами», особенно беженцами и переселенцами, очень силен в Европе. Большинство европейских государств ищет все новые механизмы противодействия гуманитарной миграции. Балканские государства — Сербия и Македония — в нарушение норм международного и национального права отказываются применять принцип non refoulement (принцип невозвращения беженцев) в отношении таких мигрантов. Тем предоставляют лишь один выбор — выехать самим или быть депортированными. В 2014 году лишь 10 человек получили статус беженца в Македонии и только один — в Сербии.

Ряд государств Евросоюза, получивших от Брюсселя разнарядку (квоту) на принятие беженцев, приостановил рассмотрение заявлений об убежище. В Венгрии все заявления о предоставлении убежища от граждан Сирии, Ирака, Афганистана и Республики Конго автоматически отклоняются. Австрия также приостановила рассмотрение заявлений об убежище и требует проведения миграционной реформы внутри ЕС. Польша, получившая из Брюсселя разнарядку на принятие 1000 гуманитарных мигрантов ежегодно, сообщила, что в следующие пять лет согласна принимать не более 100 перемещенных лиц в год.

Откуда приходят мигранты

Из-за этих острых дебатов внутри ЕС возникает впечатление, что большинство беженцев мира устремляется именно в Европу. Но все наоборот. По оценке ООН, 86% гуманитарных мигрантов находит прибежище в наименее развитых странах. В 2014 году наибольшее число беженцев на 1000 местных жителей приняли Ливан, Иордания, карликовое государство Науру, Чад, Джибути и Турция. Единственные европейские страны в десятке мировых лидеров по приему беженцев — это Швеция (15 беженцев на 1 тыс. граждан) и Мальта (14 человек на 1 тыс.).

В целом на Европу приходится лишь малая толика мирового потока гуманитарных мигрантов, да и те распределяются внутри Европы весьма неравномерно. В 2014 году больше всего заявок на убежище получили Швеция (29% от всех заявок внутри ЕС), Германия (18%), Италия, Австрия и Великобритания. В 2015 году ситуация изменилась несильно: по-прежнему лидируют Швеция и Германия. В Берлине уполномоченные органы ежедневно регистрируют до 700 заявлений на убежище.

Размах гуманитарной миграции увеличивается стремительно. В 2014 году агентство ООН по делам беженцев зафиксировало 59,5 млн беженцев и лиц в поисках убежища. Впервые после окончания Второй мировой войны людей, ищущих убежище, стало больше, чем в 1938–1947 годах. 59,5 млн — это население современной Италии. Каждый третий из 59,5 млн беженцев — женщина, каждый второй — ребенок до 18 лет. Сегодня каждый четвертый — сириец, каждый пятый — ливиец, каждый двадцатый — гамбиец, каждый шестидесятый — украинец и каждый 122-й житель планеты — беженец, временный переселенец или лицо, ищущее убежища.

Нужны ли эти люди Европе? Скорее всего, без них не обойтись. Сегодня население Евросоюза — около 507 млн человек. По прогнозу Европейской комиссии при сохранении нынешних трендов в деторождении в 2030 году население ЕС сократится до 492 млн, в 2045-м — до 467 млн. Самый негативный прогноз говорит о сокращении населения на 120 млн человек в перспективе 100 лет. Сокращение молодого населения и увеличение продолжительности жизни приведут к ситуации, когда в 2050 году на одного жителя ЕС старше 65 лет будет приходиться лишь двое в возрасте до 30 лет. А это означает неподъемное бремя социальных платежей и пенсионных выплат. Поэтому сегодня европейским политикам стоит думать не о том, как совсем остановить поток мигрантов, а о том, как ввести его в регулируемое русло.

Об авторах
Ольга Гулина, эксперт Института миграционной политики (Берлин)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.