Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Банк «Санкт-Петербург» вышел из капитала «Возрождения» 00:49, Финансы Допрос Керимова в Ницце затянулся на несколько часов 00:05, Общество Основной арендодатель офисов «Росгосстраха» решил стать банкротом 00:02, Финансы Фрилансеры из России больше заработали на зарубежных заказах 00:01, Технологии и медиа От торпед к тележкам: как российская навигация используется по всему миру 00:00, Свое дело Росрыболовство допустило возвращение аукционов на вылов краба 00:00, Бизнес В КПРФ прокомментировали галстук Младича с символикой партии 22 ноя, 23:46, Политика МГУ вошел в пятерку лучших вузов стран БРИКС 22 ноя, 23:41, Общество Экс-чемпион мира по боксу Проводников присоединился к движению Putin Team 22 ноя, 23:18, Политика Путин предложил Аргентине помощь в поиске пропавшей подлодки 22 ноя, 23:02, Общество Охота на сенатора: почему французская полиция смогла задержать Керимова 22 ноя, 22:59, Политика Дамаск поприветствовал заявление Путина, Эрдогана и Роухани по Сирии 22 ноя, 22:54, Политика «Тройка» в Сочи: о каком мире в Сирии договорились Россия, Турция и Иран 22 ноя, 22:48, Политика Лига чемпионов по футболу. «Ювентус» — «Барселона». Онлайн 22 ноя, 22:45, Спорт Набсовет Сбербанка одобрил покупку облигаций «Газпрома» на 45 млрд руб. 22 ноя, 22:31, Бизнес Михаил Ходорковский запустил русскоязычное онлайн-СМИ 22 ноя, 22:25, Технологии и медиа Россельхознадзор обвинил ФСИН в распространении африканской чумы свиней 22 ноя, 22:11, Общество В результате ДТП в Дагестане погибли три человека 22 ноя, 21:58, Общество Акинфеев впервые с 2006 года не пропустил гол в Лиге чемпионов 22 ноя, 21:53, Спорт СБУ запретила российскому актеру Федору Добронравову въезд на Украину 22 ноя, 21:49, Политика Стало известно имя умершего участника перестрелки в «Москва-Сити» 22 ноя, 21:34, Общество Собчак рассказала о проверке Генпрокуратуры из-за ее слов о Крыме 22 ноя, 21:19, Политика Путин попросил передать духовному лидеру Ирана «наилучший привет» 22 ноя, 21:18, Политика Правительству предложат создать глобальную спутниковую сеть за ₽299 млрд 22 ноя, 21:02, Технологии и медиа МВД задержало экс-главу выдававшего кредиты под бочки с водой банка 22 ноя, 20:53, Общество СК начал проверку после видео с пациентом на полу больницы в Смоленске 22 ноя, 20:49, Общество Умер пострадавший в перестрелке в «Москва-Сити» сотрудник Росгвардии 22 ноя, 20:29, Общество Собянин допустил запуск второй волны реновации в Москве 22 ноя, 20:22, Общество
Скважина инноваций: что мешает снизить себестоимость нефти
Экономика, 13 янв, 2016 14:45
0
Сергей Курков Скважина инноваций: что мешает снизить себестоимость нефти
Разработки российских ученых позволяют снизить себестоимость добычи черного золота, но нефтяники привыкли закупать инновации за рубежом. Нынешний кризис в отрасли и дорогой доллар дают отечественным разработчикам шанс

Дорогая добыча

Котировки нефти бьют антирекорды. Все актуальнее становится вопрос себестоимости нефти. По официальным данным, себестоимость добычи тонны нефти в 2015 году в России составляла в среднем около 10 тыс. руб. Это около $17 за баррель при текущем курсе валюты. Цифра не кажется большой, но она не учитывает разведку и разработку скважин. На новых месторождениях себестоимость нефти уже ближе к $30.

Можно ли снизить себестоимость? Передвинуть месторождения из Западной Сибири поближе к Европе не получится, то есть экономия на транспортировке проблематична. Значит, нужно пытаться удешевлять процесс добычи и разработки новых месторождений.

Но вот незадача — падение мировых цен на сырье приводит к падению курса рубля, а значит, к удорожанию зарубежного оборудования, которое на протяжении десятков лет закупалось российскими нефтедобывающими компаниями. Россия при этом сама вводит экономические санкции, запрещающие покупку необходимого оборудования на Западе. Еще в 2014 году себестоимость добычи была около 9 тыс. руб. за тонну.

В результате в российской нефтедобыче складывается непростая ситуация: отрасли необходима оптимизация, но привычные механизмы модернизации, например закупка новых технологических решений за рубежом, уже не работают. Поэтому государство и частные компании вынуждены обращаться за технологическими решениями на отечественный рынок, стимулируя пресловутое импортозамещение.

На готовенькое

Сегодня в России существует целый ряд новых компаний, решения которых помогают модернизировать как разведку новых месторождений, так и эксплуатацию старых, тем самым снижая себестоимость добычи нефти и уменьшая вред, который экономике наносит падающий баррель. Например, телеметрическая система для бурения Axel, система непрерывного мониторинга состояния нефтяной скважины «Геоптикс», оборудование по переработке попутного газа в синтетическую нефть от фирмы «Газохим Техно», компании «Игео» и «Градиент», производящие сейсмодатчики для пассивной и активной геологоразведки и софт, способный анализировать данные с этих датчиков. Рынок заинтересован в этих продуктах, но при одном условии: компании должны предоставить готовый продукт. Проблема в том, что создать готовый продукт в научной лаборатории крайне сложно.

Например, мы в Центре молекулярной электроники МФТИ 15 лет назад начинали с того, что делали сейсмометры — приборы по регистрации сейсмической активности. Для всей отрасли их нужно немного, порядка 2 тыс. штук в год, поэтому мы вполне могли просто нанимать дополнительно двоих-троих человек в коллектив лаборатории и они вручную собирали эти устройства, технология производства была сложной, дорогой и непригодной к масштабированию.

Но вот недавно нам удалось разработать новый чувствительный элемент, что позволило перейти к выпуску уже более массовых устройств, сейсмодатчиков (геофонов и гидрофонов). Чувствительный элемент создается на кремниевой пластине при помощи стандартных для микроэлектроники технологических процессов. Это принципиально новая и дешевая технология, которая позволяет производить датчики на уже существующей инфраструктуре полупроводниковой промышленности. Делать устройства такой сложности силами одной только лаборатории было уже невозможно, а переход к промышленному производству повлек за собой серьезные сложности.

От идеи к реализации

Чтобы начать промышленное производство, необходимо наладить производственную цепочку, сделать тестовые образцы, учесть нюансы использования заводского оборудования. Все это новые для нас задачи, о которых мы, ученые, имеем слабое представление. Каждый шаг приходится делать на ощупь и очень осторожно. В России в принципе очень сложно перенести лабораторную разработку в промышленность, поскольку для этого просто не существует отлаженной схемы. Особенно сложно это сделать в наукоемких сферах, таких как нефтедобыча, где риск при внедрении технологии должен быть минимальным. Все это останавливает многих ученых от важного перехода к реализации своей идеи, без которого невозможны никакие инновации. В России никто не хочет покупать слова и идеи — все хотят готовые рабочие технологии, и нефтяная отрасль не исключение.

Мы отчасти решили проблему, когда привлекли средства Фонда посевных инвестиций РВК и все-таки наладили серийное производство нескольких тысяч штук в год. Собираются датчики в технопарке в Долгопрудном нашим аутсорсинговым партнером. Уже есть первые образцы для массового рынка, и мы тестируем их. В планах — выпускать большие партии датчиков, около 100 тыс. в год.

Ситуация меняется, но очень медленно. В Сколково есть планы по созданию полигона для тестирования инноваций в нефтяной промышленности, но пока это только планы. Дело в том, что сразу внедрять какую-то разработку на производстве нельзя, это огромный риск, на который ни одна компания не пойдет, но в то же время все осознают необходимость модернизации. Поэтому и появилась идея создания полигона по проверке новых нефтяных технологий на всех этапах производства — сейсморазведке, нефтепереработке и т.д. Своего рода нефтяное бета-тестирование. Но сколько пройдет времени перед появлением такого полигона, большой вопрос, а действовать нужно уже сейчас.

Большие надежды

Акселерация стартапов и вывод их на рынок — работа технологических брокеров, которых в стране попросту нет. Пожалуй, самая большая надежда на крупный бизнес, который может подхватывать интересные проекты и помогать им расти, знает, как реализовывать проекты, выходить на рынок. Научившись инвестировать в технологии, компании смогут получить в свои руки не только решение конкретной проблемы в нефтедобыче, но и инновационную разработку двойного, а то и тройного назначения. Очень часто научное открытие может запустить целую цепочку инноваций в смежных отраслях. Классический пример — то, как потребительская электроника начала развиваться вслед за нуждами военных. Российские датчики имеют потенциал для применения в оборонной промышленности, системах мониторинга состояния промышленных объектов, в биометрии, инерциальной навигации, и это только одна разработка.

Необходимость импортозамещения в области нефтедобычи — это повод обратить внимание на российский рынок наукоемких стартапов. Наука может помочь оптимизировать нефтедобычу и выжить при низкой стоимости барреля. Но для того чтобы этот рынок заработал, нужно пересмотреть политику инвестирования и научиться видеть ситуацию в долгосрочной перспективе, а не ждать готовых к применению решений. Добыча нефти все еще приносит огромные деньги нашей стране и имеет для нее ключевое значение, так почему бы именно ей не сыграть роль флагмана в развитии инноваций.

Об авторах
Сергей Курков научный сотрудник Центра молекулярной электроники МФТИ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.