Лента новостей
«Новая газета» опубликовала новые видео избиений в ярославской колонии Общество, 12:43 Дочь актера Кузнецова опровергла его экстренную госпитализацию Общество, 12:37 СК возбудил дело после массового отравления детей в Крыму Общество, 12:34 СМИ сообщили о разводе экс-короля Малайзии с «Мисс Москва-2015» Общество, 12:31 Появилось видео с играющими в футбол в колонии Кокориным и Мамаевым Спорт, 12:30 Jeep Gladiator: первая встреча с безумным пикапом для России Авто, 12:28 Как увидеть Будапешт и получить кэшбек на расходы РБК и ОТП Банк, 12:23 «Яндекс.Маркет» переведет штаб-квартиру в бывший торговый центр у Арбата Бизнес, 12:18 В Якутии из-за аварии без света остались почти 70 тыс. человек Общество, 12:17 Управление в четыре руки: как руководителю выстроить работу с ассистентом Pro, 12:07 Путин по телефону поздравил Меркель с юбилеем Политика, 12:02 На Украине завели 11 уголовных дел против Порошенко и его команды Политика, 11:57 Big Data на службе розничной торговли Экономика инноваций, 11:57  Роспотребнадзор назвал предварительную причину отравления детей в Крыму Общество, 11:56
Бюджет кризисного времени ,  
0 
Валерий Зубов Владислав Иноземцев Прививка от госплана: как вылечить российскую экономику
Россия могла бы сделать огромный шаг вперед. Но для этого от нее требуется разрыв с плановой экономикой, что всего четверть века назад довела одну из самых богатых в мире стран до нищего положения

В новом цикле статей РБК «Белые слоны российской экономики» Валерий Зубов и Владислав Иноземцев рассматривают, в какие объекты инвестировало государство в последние годы и почему эти вложения оказались крайне неэффективны.

Заморозить на неопределенный срок

В период кризиса жизненно необходимо, чтобы любые вложения, особенно бюджетных и государственных компаний, давали толчок экономическому росту. С учетом российской специфики осо­бенно важно, чтобы не бюрократические принципы «хозяйствования» про­никали в бизнес-среду, а рыночное и конкурентное поведение импортиро­валось из предпринимательского сообщества в сферу управления. Если мы не поменяем сложившиеся стереотипы и не разгоним стадо «белых слонов», будущее на­шей экономики окажется безрадостным.

Что нужно сделать сегодня в первую очередь? Следует начать с полной инвентаризации существующих инвестици­он­ных проектов и программ. «Точкой отсечения» следует взять 20-летний срок оку­паемости по инфраструктурным проектам (автомобильным и железным до­рогам, спортивным объектам, и т.д.) и 12–15-летний — по имеющим яв­ную коммер­ческую направленность (шельфовым проектам, новым месторождениям, трубопроводам, и т.д.). Все, что не отвечает данному критерию, следу­ет заморозить на неопределенный срок. Альтернативой может стать привле­чение иностранных инвесторов на условиях концессии, если таковые найду­тся.

Нужно пересмотреть отношение к крайне затратным «стратегическим» проектам в Арктике и на Даль­нем Востоке. В первом случае от большинства из них следовало бы вообще отказа­ться, во втором — реализовывать только на условиях партнерства с иностранными инвесторами. Их участие и станет «лакмусовой бумажкой» окупа­емости проекта.

Иначе говоря, главной зада­чей выступает категорический отказ от «размножения» «белых слонов». На первом этапе нужно попросту ограничить рост этой популяции.

Время продавать лишнее

Следующим шагом должен стать пересмотр отношения к государственным компаниям и предприятиям, прежде всего к невероятно разросшемуся чи­слу ГУПов. Именно на этом уровне наиболее явным образом осуществляется впрыск государственного «яда» в рыночные отношения. Впрыскивание происходит за счет бюджетных дотаций, использования государственных активов и финансовых средств, а также предельно непрозрачной системы управления. Эти организации радикально искажают эко­номические пропорции и в целом оказываются убыточными для бюджет­ной системы.

Сегодня, в усло­виях кризиса, бюджетный дефицит должен финансироваться не через повышение налогов на бизнес, а из средств, полученных от продажи государственных активов на открытом рынке.

По оценкам МЭР (2013 год), реальная стоимость активов (без учета стоимости земли), находящихся под управлением государства, оценивается в 100 трлн руб. В то время как в наступающем году дефицит консолидированной бюджетной системы ожидается на уровне 5 трлн руб. Это означает, что для решения проблемы властям достаточно расстаться с 1/20 накопленного за последние годы имущества.

По сути, это никем не учитываемый резервный фонд, использование которого даст куда больший эффект, чем растрата финансовых резервов правительства. И не надо ска­зок о том, что сейчас «не время продавать»: в иные моменты мотивов сделать это будет намного меньше.

Дальнейшие меры могли бы коснуться крупных государственных компаний, в первую очередь энергетических. Здесь необходимы, с одной стороны, полное освобождение от любой «общественной нагрузки» и вывод с баланса всех непрофильных активов. С другой — концентрация на чисто технологических и производ­ственных, но не транспортных и инфраструктурных проектах.

«Сила Сиби­ри» в случае «Газпрома» или судоверфь «Звезда» в случае «Роснефти» — все это не должно быть бизнесом наших нефтегазовых гигантов. Именно в этой сфере идет наиболее откровенный «распил» бюджетных и околобюд­жетных миллиардов. При этом параллельно с «Транснефтью», условным «Трансга­зом» и РЖД должны появиться частные компании в сфере транспортиро­вки нефти и газа, а также железнодорожных перевозок (примером подобной частной инфраструктурной компании в Европе является Eurostar). Только так можно будет ограничить неоправданные траты и создать на­стоящую рыночную среду в этой области. Хорошо бы еще продумать, как потенциальные покупатели осуществляли бы «самовывоз» российских ресурсов с мест их добычи. Такой подход уже опробован теми же китайцами, построившими в 2000-е годы газопроводы из Туркменистана в Синьцзянь.

Экономика фарса

Необходимо также пересмотреть общие организационные рамки государственного инвестирования. В первую очередь это касается «институтов раз­вития» — псевдобанков, которые сегодня выступают одним из главных кана­лов обеспечения «белых слонов». Например, можно было объ­явить десятилетний мораторий на их докапитализацию. И если обеспечивать поддержку банковской системы средствами бюджета или Банка России, то предоставлять средства только наиболее успешным коммерческим банкам, способным адекватно оценивать риски и эффективность вложений.

Кроме того, крайне необдуманно вкладывать средства пенсионных фондов (как ПФР, так и НПФ) в «инфраструктурные облигации» или иные проекты, заявляемые от имени государства. Средства граждан не должны принуди­тельно мобилизовываться. Чем большим оказывается огосударствление экономики, тем упорнее власти продлевают ранее казавшуюся «исключением» заморозку накопительных пенсий. Пенсионные средства — это своего рода такая же кислородная подушка для частных бизнесов, как бюджет для окологосударственных компаний. И пытаться использовать ее для еще большего надувания государственного «пузыря» сродни краже.

Наконец, последней — и самой важной — мерой по сокращению популяции «белых слонов» должен стать реальный демонтаж той практики, которую мы в первой статье цикла назвали суррогатной инвестиционной системой, а именно исполнителей государственных заказов и ре­шений.

Для развития конкуренции должны быть отменены любые вариан­ты размещения заказов вне конкурсов и тендеров или конкурсов с одним участником. Следует добиться активного участия в госзаказе малого бизнеса и ввести жесткую ответственность за отказ от подписания контракта после выигрыша конкурса. К тому же стоило бы отменить все ограничения на участие иностран­ных компаний в реализации государственных проектов. У страны не долж­но быть никакого «стратегического» интереса, кроме задачи потратить собран­ные с налогоплательщиков средства максимально эффективно. И получить в обмен на них самые качественные товары и услуги.

Когда-то причиной успеха вли­вания государственных средств в экономику США в годы «Нового курса» стало то, что «исполнителями госзаказа» оказались десятки тысяч средних и мелких предприятий, а не дюжина приближенных к власти олигархических компаний.

Россия могла бы сделать огромный шаг вперед. По сути, речь идет о подлинном разрыве с той плановой экономикой, что всего чет­верть века назад довела одну из самых богатых в мире стран до положения нищего, клянчившего гуманитарную помощь у западных держав.

Сегодня мы в необъяснимом порыве восторга стремимся воссоздать худшие черты совет­ской экономики, приведшие ее к тому грустному финалу. На «северах», куда сейчас мы хотим строить железные дороги, еще видны следы сталинских лагерей. Еще заметны тоннели, которые должны были соединить Сахалин с материком. Да и мост в Крым, кстати, тоже уже существовал, хотя и недолго.

Второй раз историю можно пережить только в виде фарса. И если мы не хотим стать его участниками, то нам нужно отказаться от соблазна владения стадом «белых слонов» и заменить его массами «рабочих лошадок».

Читайте другие тексты из серии «Белые слоны российской экономики»:
На что государство тратит деньги
Одноразовый праздник: почему государству надо перестать инвестировать
Экономика «чудес»: почему государственные компании так неэффективны

Об авторах
Валерий Зубов Профессор Высшей школы бизнеса МГУ, депутат Госдумы Владислав Иноземцев директор Центра исследований постиндустриального общества
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.