Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Киев сообщил об атаке на свои позиции на линии разграничения в Донбассе Политика, 11:04 Овечкин выбросил соперника за борт силовым приемом в матче с «Вегасом» Спорт, 10:52 Как бросить все и выйти в плюс на конкурентном риэлторском рынке Партнерский материал, 10:51 Следствие потребовало арестовать напавшего на храм в Москве мужчину Общество, 10:47 «Рубин» объявил о подписании контракта с Тарасовым Спорт, 10:45 Россияне стали хуже относиться к Китаю на фоне коронавируса Общество, 10:40 Вылетевший из Екатеринбурга самолет не смог сесть в Казани из-за ветра Общество, 10:26 Эксперты назвали основные способы взлома российских банков Финансы, 10:22 Штраф не пришел вовремя: как избежать лишних трат Авто, 10:21 Как правильно зарегистрировать бизнес Pro, 10:13 «Признак восстановления рынка». Binance объяснила перебои в работе биржи Крипто, 10:06 Противостояние «Боруссии» и ПСЖ. Анонс первых матчей плей-офф ЛЧ Спорт, 10:06 Первая сеть ресторанов домашней кухни «Му-Му» отметила 20-летний юбилей Пресс-релиз, 10:00 В Петербурге открыли дамбу из-за отсутствия угрозы наводнения Общество, 09:59
Мнение ,  
0 
Анатолий Аксаков

Ставка после кризиса: почему ЦБ пора помочь экономике

Банковский кредит дороже 9% годовых губителен для всего российского бизнеса

10 июня совет директоров Банка России в очередной раз будет решать судьбу ключевой ставки. После ее повышения в середине декабря 2014 года с 10,5 до 17% кредитование населения и реального сектора практически сошло на нет. Правда, потом мегарегулятор все же снизил ставку до 11%, и на этом уровне она находится уже с августа прошлого года. Но если ранее от дальнейшего снижения ставки ЦБ удерживали инфляция, дешевеющая нефть и волатильность рубля, то сейчас пришло самое время решиться на этот шаг. Если в прошлом году мы пережили глубокий спад, то сейчас мы постепенно выходим из него. Так, по итогам 2015 года российская экономика провалилась на 3,7%, но уже в первом квартале 2016 года падение отечественного ВВП замедлилось до 1,2%. Стабилизировались инфляция и курс рубля. В мае этого года потребительские цены выросли на 0,4%, что позволило годовому показателю остаться на отметке 7,3%. Для сравнения: в прошлом году инфляция достигала 12,9%. Другими словами, ЦБ удалось достичь поставленную цель — снизить рост цен.

Даже символическое понижение ставки будет воспринято рынком как позитивный сигнал. Банковский кредит дороже 9% годовых губителен для всей отечественной экономики. Напомню, сразу после повышения ключевой ставки ЦБ с 10,5 до 17% годовых в декабре 2014 года ставки по кредитам для крупного бизнеса взлетели с докризисных 14–16% до 30% годовых, а для малого и среднего бизнеса — с 12–16 до 25–34%. До сих пор они остаются на сопоставимом уровне, несмотря на снижение ключевой ставки. По розничным потребительским кредитам ставки находятся на уровне 30%. Проще говоря, кредиты стали дорогим удовольствием как для бизнеса, так и для рядовых граждан. Поэтому, чтобы кредитные ставки вернулись к докризисному уровню, ключевая ставка должна быть ниже 10%.

Конечно, справедливости ради стоит отметить, что понижение ключевой ставки — это не панацея. Как показывает практика, сейчас инвесторы неохотно вкладываются в российские проекты. Их понять можно: риски высоки. И здесь нужна помощь со стороны государства. В первую очередь системная работа по снижению административного давления на бизнес. Именно эта проблема в большинстве случаев удерживает инвесторов от реализации проектов в России. Так, например, следует ввести бессрочные «антимонопольные иммунитеты» для малого предпринимательства, если их годовая выручка от реализации товаров, работ, услуг не превышает 400 млн руб. Кроме того, можно распространить действие надзорных каникул на средние предприятия; упростить административные процедуры и сократить их количество для согласования и получения разрешений, например на строительство и реконструкцию объектов недвижимости. Это, в свою очередь, поможет вливанию денежных средств в отечественные проекты и развитию российской экономики в целом.

С другой стороны, возобновление роста нефтяных цен возвращает нас к проблеме чрезмерного укрепления национальной валюты. Чтобы программа по импортозамещению начала приносить свои плоды, курс в этом году не должен выходить за рамки 59–61 руб. за доллар.

Как показали последние два года, именно девальвация рубля дала нашим предприятиям шанс вытеснить с рынка зарубежные компании. Так, например, по данным Минпромторга, объем импорта в химической отрасли в 2015 году снизился почти на 30% по сравнению с прошлым годом. При этом стоимость продукции в этом секторе в 2015 году увеличилась на 20% и превысила 3 трлн руб. Таким образом, у химической промышленности наряду с пищевой и сельским хозяйством есть все шансы стать драйвером отечественной экономики.

Поэтому надеюсь, что, несмотря на возобновление роста цен на нефть, ЦБ проявит мудрость и будет активнее сдерживать укрепление «деревянного». Обсудить этот вопрос, надеюсь, нам удастся в рамках XXV Международного финансового конгресса «Перспективы развития финансового ​рынка», который пройдет в Санкт-Петербурге с 29 июня по 1 июля.
 

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Об авторах
Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Задайте вопрос Антону Силуанову
Министр ответит в прямом эфире 20 февраля на самые популярные вопросы читателей РБК