Лента новостей
Оптовые цены на сахар обновили в июне пятилетний минимум Бизнес, 07:00 Синоптики предупредил о сильных грозовых дождях в Центральной России Общество, 06:53 Экономисты допустили пересмотр планов ЦБ по снижению ключевой ставки Финансы, 06:30 В Италии у воевавших в Донбассе экстремистов нашли ракету «воздух-воздух» Общество, 06:26 Частные банки вышли из капитала «биржи для подсанкционных компаний» Финансы, 06:01 Избитого в Мексике россиянина Макеева признали виновным в убийстве Общество, 05:57 СМИ узнали о проблемах с грязной нефтью еще до инцидента с «Дружбой» Бизнес, 05:55 Спасатели обнаружили тело еще одного утонувшего в реке Лене ребенка Общество, 05:24 Руин-пабы, винтаж, стрит-арт: куда сходить и чем заняться в Будапеште РБК и ОТП Банк, 04:56 На Украине вступил в силу закон о государственном языке Политика, 04:56 В Калифорнии при взрыве газа пострадали 15 человек Общество, 04:36 «Газпром нефть» столкнулась с проблемами в Казахстане из-за санкций Бизнес, 04:15 Российские ватерполистки разгромили Южную Корею с разницей в 29 мячей Спорт, 03:58 Протаранивший толпу протестующих в Шарлоттсвилле получил пожизненный срок Общество, 03:36
Мнение ,  
0 
Антон Табах Низкое давление: почему экономика осталась без финансовых ресурсов
Ограничения доступности финансовых ресурсов возникли в первую очередь из-за политики ЦБ и Минфина, ставящих различные препятствия на пути конкуренции

Оценки состояния российской экономики в последние месяцы выглядят противоречиво. Росстат улучшает и оценки, и прогнозы роста. Минфин, Минэк и ЦБ рапортуют о переходе в фазу устойчивого роста и процветания экономики в условиях низкой инфляции и бюджетной дисциплины. При этом статистика розничной торговли и данные опросов об экономическом положении домохозяйств показывают менее радужную картину. По данным ВЦИОМа, доля россиян, заявивших, что «едва сводят концы с концами» (им не хватает доходов даже на покупку еды), достигла 10%, около трети опрошенных хватает на еду, но не на одежду. В последний раз такой показатель наблюдался в 2009 году — на самом дне прошлого кризиса. На фоне стагнации обычного розничного кредитования наращивают обороты микрофинансовые организации и ломбарды, работающие с самыми проблемными и отчаявшимися заемщиками. Данные о доходах населения и структуре потребления, на которых стараются не заострять внимание, также демонстрируют устойчивую деградацию.

Такая ситуация — снижение инфляции за счет подавленного потребления — укладывается в политику ЦБ, где поддерживают «сберегательную модель» поведения граждан. Проблема в том, что более бедные группы населения больше зависят от цен на продукты и топливо и меньше выигрывают от высоких процентных ставок. В итоге расхождение между инфляцией холодильника и базовой инфляцией (на которую смотрит регулятор) становится все очевиднее.

Деньги не работают

Высокая закредитованность, а главное, неоптимальная структура долга — короткие и дорогие потребительские кредиты или займы в МФО — только усугубляют положение. Сверхвысокие реальные процентные ставки для населения и бизнеса сжимают потребление, а рефинансирование осложнено в том числе и из-за политики регулирования банковского сектора. Повышение требований к портфелям привело к тому, что теперь легко можно рефинансировать только самые качественные кредиты. Для остальных снижение ставок остается мифом. При этом увеличивающаяся концентрация на банковском рынке в пользу системообразующих банков (в первую очередь с госучастием) вкупе с дорогими ресурсами для остальных, даже крупных банков ограничивает возможности снизить нагрузку. На бумаге снижение числа банков несильно повредило конкуренции, в реальности для рядовых индивидуальных заемщиков и компаний резко уменьшилась возможность найти альтернативу.

Антимонопольные органы жестко наказывают финансовые институты в случае подозрений в нарушении прав потребителей, но закрывают глаза на те элементы политики регулятора, которые снижают реальную конкуренцию в финансовом секторе. Понятно, что безопаснее всего играть в комнате, обитой матрасами, но нормальной такую степень защиты считать сложно. Выжившим же, особенно крупным банкам, такая ситуация даже выгодна — при ограниченности рынка и высоких ставках маржа остается высокой, в том числе и по малорисковым операциям вроде размещения средств в ОФЗ или на депозитах в самом ЦБ. Именно поэтому уровни остатков и резервов остаются в последние месяцы на рекордных уровнях — солить деньги куда безопаснее, чем кредитовать бизнес или население и напороться на претензии со стороны регуляторов.

«Раскручивание гаек»

Антиинфляционная политика принесла свои плоды, но низкая инфляция (причем исключающая важнейшие для населения группы товаров) сама по себе плодов не принесет. Ограничения доступности финансовых ресурсов возникли в первую очередь из-за политики ЦБ и Минфина, ставящих различные препятствия на пути конкуренции. Часть из них (лимиты на ставки по кредитам и депозитам) можно признать разумной, другие — нет. Даже при сниженной ключевой ставке излишне жесткие ограничения мешают притоку капитала туда, где он может принести выгоду, и наоборот, направляют ресурсы в госдолг и на валютный рынок, способствуя укреплению рубля.

На повестке дня стоит «раскручивание гаек»: отход от опоры на крупнейшие банки, меры по защите конкуренции на финансовых рынках, переход к более точечным мерам по управлению рисками, опора на саморегулирование. Укрупнение средних банков, повышение качества облигационного рынка, доступность залоговых кредитов для населения должны помочь создать альтернативы и снизить нагрузку и объемы выплат. Да, банкам придется отказаться от части ренты, но при этом вырастут и объемы, и качество кредитов. Что, в свою очередь, стимулирует рост и даст гражданам настоящие плоды экономического развития — рабочие места и более высокое качество жизни.

Об авторах
Антон Табах главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Банки"